Большой театр переименуют в театр абсурда

Анатолий ИКСАНОВ: “Я хотел бы знать, кто эти вредители”

15 февраля 2005 в 00:00, просмотров: 528

Вот уже несколько месяцев в культурной среде “пережевывают” театральную реформу. Ни один нормальный человек толком не понимает, что это такое, но на всякий случай кричит “караул!”, ибо знает, что от новых реформ хорошо только власти на верхних этажах. Однако специалисты, кажется, поняли, что театральная реформа — не больше чем отвлекающий маневр.

Какого удара ждать театрам? Откуда придет истинная опасность? И будет ли “смерть” делать различия между большими и малыми очагами культуры? Об этом в интервью “МК” рассуждает директор самого главного театра страны — Большого — Анатолий Иксанов.


— Я не участвовал ни в каких обсуждениях, митингах по поводу театральной реформы. Большому театру совершенно безразлично, в какой организационно-правовой форме он будет существовать. Наблюдательные советы? Да ради бога — для нас это означает только одно: что все наши отчеты мы будем сдавать уже не в пять органов, а в шесть. Одним органом больше, одним меньше — для Большого непринципиально.

Но у меня складывается ощущение, что нас отвлекают театральной реформой, в то время когда самая главная опасность придет с другой стороны.

— Что вы имеете в виду?

— Очень спокойно, в тиши кабинетов Минэкономразвития и Минфина, принято решение о том, что все учреждения культуры, включая театры, будут платить налог: а) на имущество; б) на землю, на которой находится театр.

— Это законопроект, который хотят предложить к обсуждению?

— Это практически принятое решение, мы только его еще не получили. Причем там сказано, что налог будет взиматься не по балансовой стоимости, а по рыночной.

— Что входит в стоимость имущества Большого?

— Здание, оборудование, музыкальные инструменты, декорации, костюмы, реквизит, музейные фонды — все, чем напичкан театр. Так вот, балансовая стоимость Большого составляет около 4 млрд. рублей. Если мы будем платить 1% — это 40 миллионов рублей в год, а если налог, как предполагают, доведут до 4%, то, соответственно, это будет уже 160 миллионов. Заметьте, это по балансовой стоимости, а если по рыночной, то сумма выйдет гораздо больше. Дальше — грядет налог на землю. Большой театр, Малый, МХТ, Молодежный — это центр города: представляете, какая здесь цена квадратного метра? Поэтому за год мы должны будем платить налоги за госимущество примерно полмиллиарда рублей А все, что у нас есть, — как раз государственное. Для сравнения: государство ежегодно выделяет Большому театру примерно 850 млн. рублей. Значит, с этого года будет забирать большую половину.

— На что это повлияет?

— В первую очередь — на уровень заработной платы. Второе — на количество новых постановок.

— Опять задерете цены на билеты?

— Цены на билеты уже не могут быть выше, чем есть: они и так рыночные. Кстати, о ценах на билеты: тут тоже интересный проект Минэкономики и Минфина, называется “система бюджетозамещения”. Что это значит? Это значит, что на суммы, которые зарабатывает Большой самостоятельно (продажа билетов и так далее), уменьшается сумма бюджетных ассигнований. Другими словами, чем лучше театр работает, тем меньше государство ему дает.

— Похоже, что Большой театр пора переименовывать в Театр абсурда...

— Сама ситуация абсурдна. У младореформаторов есть совершенно конкретная цель: облегчить расходы государственного бюджета. Государство, очевидно, предполагает, что за счет бюджета оно будет заниматься оборонкой (согласен), космосом и так далее. Но культура при таком раскладе не нужна государству. Да что там реформа! Налоги задушат театры без всяких указов и очень скоро.

— Александр Ширвиндт, который руководит Московским театром сатиры, совершенно не шутя прогнозирует, что в таком случае актеры начнут выпадать из окон.

— И из окон выпадать будут, и социальный взрыв обеспечен. Авторы реформ посчитали, что будет с бюджетом через год, через два, но никто не посчитал, что через десять лет это будет дикая страна, и люди опять станут пить в подворотне, дети будут ходить на дискотеки и колоться наркотиками и так далее. Это отдельная история, что будет с нашей страной. Сегодня реформаторы считают только цифры, за которыми не стоят люди, — и мы это уже увидели на примере монетизации льгот.

— Я разделяю ваши эмоции, но Большой театр — это, согласитесь, большой государственный бренд, которым правительство вряд ли будет так легко бросаться.

— Я боюсь, что вспоминают об этом, когда становится совсем плохо. Всемирный экономический форум в Давосе, который прошел недавно, запомнился участием России — не двумя хилыми “круглыми столами”, а выступлением артистов Большого театра.

Казалось бы, Большой театр получил от государства гранты, и ситуация с музыкантами сразу стабилизировалась. К нам на конкурс в оркестр стали приезжать наши соотечественники, которые работали за рубежом. Теперь эта категория музыкантов и певцов стройными рядами укатит обратно, так же, как резко с прошлого года начался отток капиталов. Инвестиции зарубежные компании в Россию не вкладывают даже в том объеме, который вкладывали в 2003 году. Так что Большой театр — это в мире бренд, а для наших чиновников — лишняя головная боль.

— И тем не менее встреча людей театра с президентом Путиным дала всем некоторую гарантию.

— К сожалению, на этой встрече наши коллеги не поднимали вопрос о предстоящем введении новых налогов. Они попросту упустили это из виду, не заметив, откуда идет главная угроза театрам. Я даже в глаза не видел разработчиков новых проектов в социальной сфере, в том числе и культуре. Вот у нас скоро выходит балет “Болт”. Там среди персонажей есть и вредитель. Но кто те вредители в реальной жизни, кто все это с нами пытается сотворить?..


Ближайшая премьера Большого театра — балет “Болт” Дмитрия Шостаковича — поразит публику невероятными по размеру и виду декорациями. На сцене развернута целая индустрия, исполненная художником Семеном Пастухом, живущим в Нью-Йорке. По центру — огромные болты в виде серпа и молота, а вокруг шестиметровые фигуры сварщиков. Эти деревянные монстры делятся на хороших и вредителей, и к тому же дистанционно управляемые. Мало того что они двигаются — глаза их вращаются и пугающе светятся, очевидно, символично освещая путь в светлое будущее. Хореограф-постановщик — Алексей Ратманский.

Премьера состоится 25 и 26 февраля.



Партнеры