Красота по-африкански

Голливудские красотки отдыхают, пока поет черная Кармен

15 февраля 2005 в 00:00, просмотров: 247

Как только в Берлине разгорелись наконец настоящие страсти, так город тут же завалило снегом. Причем оказалось все очень символично. Фильм из Южной Африки впервые участвует в большом фестивале. И “право первой ночи” получил Берлинале. Инициация оправдала самые большие ожидания — черная Кармен покорила Берлин. Директор фестиваля Дитер Косслик предчувствовал успех заранее: он лично провел черную диву из пригорода Кейптауна, исполнившую главную роль в ленте “Carmen in Khayelistha”, по “Берлинале-паласу”. Он показывал ей портреты звезд с автографами, и было приятно оказаться свидетелем того, как гордо он произнес: “А это Ингеборга Дапкунайте, член жюри, русская актриса”. Кстати, во всех официальных документах она числится как литовская. Но то формальность, а это — жизнь.

15 минут оваций. 15 минут личной славы она уже получила. И слезы, видные только с первых рядов “Берлинале-паласа”, гордой чернокожей Кармен удержать не удалось, как она ни крепилась. Вот он, перелом. Появился фильм, который встряхнул все политкорректные “страсти” настоящей, бьющей через край энергетикой с экрана. Фильм, который захватывает и позволяет забыть во время просмотра, что надо анализировать и раскладывать на части. Фильм, которым наслаждаешься. Его режиссер Марк Дорнфолд-Мэй родился в Великобритании, но живет в ЮАР и открыто признается:

— Я купаюсь в любви к этой стране и ее женщинам. Я чувствую себя больше южноафриканцем, чем британцем.

Слово “любовь” в фильме “Кармен из Хаелисты”, конечно же, ключевое, и, как ни странно, здесь с него слетела вся шелуха. Дорнфолд-Мэй рассказал известную на весь мир историю Кармен вместе с артистами южноафриканского театра так, что стряхнул с нее пыль времен. Он перенес действие оперы Бизе из Севильи в тот самый пригород Кейптауна, где родилась Паулин Малефане, его прима. И роковые страсти кипят среди домиков из ржавых кусков жести и кресел с торчащим из них поролоном в местном баре, который сам рассыплется при первом же порыве ветра. Но ничто не отвлекает, все кажется естественным: дети, копошащиеся в уличном мусоре, дешевые кеды на ногах у местных красоток, убогий их быт. Наоборот, вечные страсти на этом, не имеющем значения фоне, где все временно и потому на него никто не обращает внимания, как раз выглядят естественно и не вызывают никаких сомнений в их подлинности.

И не пугает, а восхищает совершенно нетрадиционная для нынешних канонов красоты внешность актеров. Что дамам, что кавалерам меньше XXL не предлагать. Причем одеждой они не стыдливо маскируются, как обычно делают это полные люди, а, наоборот, подчеркивают свою пышнотелость, гордясь ею. Кстати, нашим прокатчикам помимо всех основных достоинств картины следует обратить внимание и на этот маленький штрих, который, несомненно, привлечет русскую публику, любящую все большое. А если серьезно, то здесь — редкий случай — гармонично все, а голоса оперных артистов из ЮАР составят славу и “Ла Скала”. Более того, вызовут сенсацию. Потому что в них есть та перчинка, которая у воспитанных в пуританстве европейцев, ни на минуту не забывающих про свою политкорректность и прочие правила поведения, не появится никогда. Та природная красота и искренность.

Браво, мистер Косслик! Теперь понятно, что вы имели в виду, хитро улыбаясь, когда говорили об африканской ноте в вашем юбилейном Берлинале. Не те фильмы, которые говорят о политических страстях в Руанде, а их аж целых два в программе — “Однажды в апреле” (США—Руанда) и внеконкурсный “Отель “Руанда” (Великобритания—ЮАР—Италия).

Это как раз дань политкорректности, без которой в Европе — ни шагу. Политкорректность, скорее всего вызванная не чувством вины за свою сытость перед голодным третьим миром, а страхом перед тем, что третий мир заполнит собой всю Европу — вытеснение пришельцами европейских аборигенов идет вовсю.

Что же касается остальных событий, то все как обычно. Звездные лица не сходят со страниц газет, по числу фотографий к Катрин Денев приближается только китайская актриса Бай Линг, член жюри. Барышня как поразила всех на открытии своим суперрискованным платьем, открытым до пупка, так и продолжает везде и всюду оголяться — то плечи демонстрирует, то ноги, то пупок. Но выглядит мило, никакой вульгарности, наоборот — яркий штрих фестиваля. Член жюри, немецкая актриса Франка Потенте, предпочитает строгую одежду в тон своим волосам — ярко-красную. Дитер Косслик не расстается с красным шарфом. Катрин Денев не меняет цвета помады, ее губы всегда ярко-алые. Мелькнули на одном частном обеде Тим Роббинс и Сьюзен Сарандон. Разок украсила собой звездную дорожку модель-актриса Летиция Каста. Выглядела, кстати, очень скромно — черное платье в белый горох.

Что же касается русских, то они, как обычно, прячутся. Ни одного листочка с информацией о наших девятерых участниках различных программ не появилось в наших журналистских номерных ящиках в “Берлинале-паласе”, откуда мы вытаскиваем каждый день тонны релизов, дисков, приглашений на самые различные просмотры. На все, кроме наших. А между тем в конкурсе короткометражек уже показали “Справку” Киры Муратовой и “Пакостника” Тани Деткиной в “Форуме”. Как сообщила фестивальная газета “Screen”, режиссера Таню Деткину не пустили в Берлин — не дали визы.

Русское присутствие обнаруживает себя только в одном — все заборы на Потсдамер-плац и в округе заклеены громадными плакатами, где по-русски написано: “Ночной дозор”.

Наше фэнтези идет в рамках спецпоказа. Листовок с информацией о нем для специальной публики, то есть нас, журналистов, опять же пока обнаружено не было. Может, они в сумраке?..






Партнеры