Бунтовать подано

В преддверии выборов Молдавия поделила “цвета радуги”

15 февраля 2005 в 00:00, просмотров: 305

Призрак бродит по Молдове. Призрак “кукурузной” революции. До выборов в местный парламент — еще месяц, а оппозиция уже “заказала” центральную площадь для проведения массовых акций протеста против фальсификаций их результатов.

Молдавские политики щеголяют в разноцветных шарфиках. Оранжевых, желтых, красных... Какого цвета будет революция — оранжевого, как в Киеве, или солнечно-желтого — цвета местных демократов? Любого, но только не красного. Красный — это цвет коммунистов. Именно они у власти в Молдове.

Как же так получилось, что самая революционная партия боится революции как черт ладана? Чтобы ответить на этот вопрос, спецкор “МК” Марина ПЕРЕВОЗКИНА отправилась в Кишинев.

Три цвета: красный

Начало было интригующим.

— К гостинице подъедет синяя “Шкода”. Из нее выйдет парень в красном шарфе. Это наш человек. Он вас отвезет куда следует, — сказали мне по телефону.

Парень оказался 1-м секретарем ЦК комсомола Молдовы Григорием Петренко. В сюжет о визите на подпольную большевистскую явку не вписывалась только синяя “Шкода”. Но не ехать же в Европу, куда так стремятся молдавские коммунисты, на “жигуленке”! На красном шарфе 1-го секретаря красовались буквы EU в окружении 12 звезд Евросоюза.

— С одной стороны, это означает Европу. — пояснил он мне. — А по-молдавски “EU votez” значит: “Я голосую”.

На советника президента Воронина по партийной линии Аркадия Пасечника, бывшего собкора “Правды”, ныне возложена важная миссия общения с журналистами. Большинству же членов компартии Молдовы (ПКРМ), как утверждают наши источники, общение с прессой запрещено. Коммунисты явно не хотят отвечать на неприятные вопросы. Во время предвыборной кампании 2001 года они обещали привести Молдову в Союз России и Белоруссии, придать русскому языку статус второго государственного, решить приднестровский конфликт мирным путем. Воронин даже собирался привлечь к ответственности виновников войны и компенсировать Приднестровью ущерб от конфликта. Он вел себя как лучший друг России, обещал остановить продвижение натовских танков к Брянску. Путин был покорен: он дважды встречался с Ворониным во время предвыборной кампании и семь раз — в первый год его правления.

Теперь Воронин бойкотирует саммиты СНГ, ратует за евроинтеграцию и на натовском саммите призывает к выводу из Приднестровья российских войск, которые его министр иностранных дел называет “оккупационными”. В главных гуру у молдавских коммунистов ходит “западный эксперт-аналитик румынского происхождения” Владимир Сокор, чьи статьи, написанные в откровенно хамском тоне, поражают зоологической ненавистью к России.

Еще недавно “эксперт-аналитик” называл ПКРМ “глубоко реакционной партией” — теперь же он не устает нахваливать Воронина. Например, недавно МИД Молдовы принял решение, что иностранные дипломаты могут посещать Приднестровье только по письменному разрешению Кишинева. Вскоре после этого полицейские не пропустили в ПМР послов России и Украины. Сокор назвал это решение “очень хорошим”, потому что оно, по его мнению, относится только к посольству России и “никак не коснулось западных посольств”. Он радуется, что при Воронине “на экране натовского радара наконец-то появилась Молдавия” (Молдавия — нейтральное государство, чтобы вступить в военный блок, ей надо изменить конституцию. — Авт.).

ПКРМ пребывает в тихой панике по поводу возможного повторения в Молдове украинских и грузинских событий и пытается перехватить инициативу. Отсюда красные шарфики, комсомольские рок-акции “Сердце слева” под красными флагами. Коммунисты надеются, что если они сумеют убедить Запад в своей абсолютной преданности, он не начнет против них революцию. А быть с Западом для Воронина и его советников, видимо, означает: быть против России. Наивысшего накала российско-молдавская “дружба” достигла в ноябре 2003 года, когда произошел беспрецедентный в практике международных отношений случай: Воронин в последний момент отказался от Меморандума по приднестровскому урегулированию, для торжественного подписания которого в Кишинев должен был прибыть Путин. Все это выглядело как публичная пощечина. “Я тоже не согласен с этим планом, — говорил мне один молдавский политик. — Но отказаться от него можно было на любом более раннем этапе — Воронин же парафировал документ, на каждой странице текста стояла его личная подпись”.

Москва узнала о решении Воронина, когда в кишиневском аэропорту уже стояло два самолета сопровождения российской делегации. Простояв напрасно сутки, они улетели назад. Меморандум, который готовил тогда замглавы президентской администрации Дмитрий Козак, по словам участников переговоров, процентов на 70 был написан самим Ворониным. Однако он не устроил Запад: в нем гарантом соглашений была Россия, российские войска (1200 человек) оставались в Приднестровье на 20 лет для охраны военных складов. Молдавская сторона говорит, что Москва ее обманула: заверяла, что с ОБСЕ и Евросоюзом все согласовано. А потом оказалось, что ничего не согласовано. По словам одного моего информированного собеседника, “у Воронина дверь кабинета не закрывалась от европейских эмиссаров”. Когда же молдаване спросили у российских коллег, что делать, те ответили просто: “Да пошлите вы их!”

— Москва далеко, а Европа ближе, — сказал мне один близкий к Воронину товарищ. — Здесь сидят посольства, наблюдатели. Нам выкручивают руки по любому законопроекту.

— Но вы же суверенная страна? — удивилась я.

— Какая мы суверенная страна?! — грустно возразил товарищ. — Если треть бюджета уходит на выплату процентов по кредитам, которые взял прошлый режим. Что, Россия нас защитит от Европы? Кого она защитила?..

Дмитрий КОЗАК, представитель Путина по приднестровскому урегулированию:

— Логического объяснения тому, что произошло, нет. Это находится за гранью добра и зла.

Три цвета: оранжевый

В центре молдавской столицы притаился маленький островок революционного Киева. На улице Николае Йорга бросается в глаза скопление молодых людей в пухлых оранжевых куртках. На здании, где с перестроечных времен находится офис Народного фронта Молдовы, висит флаг с майдана и огромный плакат: Ющенко с Юрие Рошкой, бессменным лидером фронта еще с начала 90-х.

Тогда фронтисты на волне “национального возрождения” на короткий период фактически взяли власть в свои руки. На митинги под лозунгами отделения от СССР и объединения с Румынией собирались многотысячные толпы. В Кишиневе было опасно говорить по-русски на улице. Ныне фронт называется Христианско-Демократическая народная партия, но суть этой организации изменилась мало. Не поменялись и лидеры, хотя популярность их резко упала. В нынешнем парламенте у ХДНП — только 11 мандатов из 101. Однако ХДНП остается серьезной силой: местные эксперты полагают, что если кому-то и под силу вывести людей на площадь, то только Рошке. У него огромный опыт уличных акций и налаженные связи в студенческой среде. Он имеет репутацию непримиримого врага коммунистов и похваляется, что за годы их правления его 9 раз лишали парламентского иммунитета.

В 2002 году, с января до конца марта, прорумынская оппозиция выводила на улицы десятки тысяч студентов и школьников в знак протеста против введения обязательного изучения русского языка в школе и замены курса “История румын” на “Историю Молдовы”. И добилась своего. Правда, злые языки утверждают, что эти акции координировались непосредственно из президентуры. Иначе как бы коммунисты объяснили своим избирателям и Москве, почему они не выполняют свои предвыборные обещания?

Тогда радикалы чуть не свергли и самого Воронина. Но был таинственно похищен один из лидеров ХДНП Влад Кубряков, его два месяца держали в какой-то деревенской избе. Кое-кто в Кишиневе считает, что именно похищение соратника заставило Рошку отступить. Митинг закончился странной резолюцией о том, что компартия должна самозапретиться, парламент — самораспуститься, президент и правительство — уйти в отставку. На том и разошлись. Затем радикалы вывели людей на площадь 30 ноября 2003 года с протестами против “меморандума Козака” — мирного плана урегулирования приднестровского конфликта, предложенного Россией. Рошка тогда обращался к толпе через мегафон, сидя на дереве. Некоторые политики убеждены, что судьба меморандума была решена лично Ворониным, а оппозицию заставили изображать народный гнев, чтобы президент мог сказать Москве: “Я бы и рад подписать, да народ бунтует”.

Юрие Рошка одет в оранжевую куртку. Под оранжевой курткой у него — оранжевый свитер. Оранжевый цвет, по словам бородатого бунтаря-неформала, это “политическая мода”. Закуплены уже не только куртки и шарфы, но и оранжевые палатки. Вице-примар (вице-мэр) Кишинева Георгий Сусаренко (баллотирующийся в парламент по спискам ХДНП) уже выдал Рошке разрешение на митинг на площади Великого национального собрания на две недели, начиная с ночи на 7 марта, то есть сразу после выборов.

— Мы оранжевые, потому что Ющенко оранжевый, потому что Басеску (новый президент Румынии. — Авт.) оранжевый, — говорит Рошка. — Все ждут, что ударной волной украинские события и с Молдовы смоют красный цвет. Коммунисты узурпировали власть. И у молдавского народа нет другого выхода, кроме как выйти на площадь и сказать: “Господа, мы устали, уходите”.

Рошка несколько раз встречался с Ющенко, причем познакомились они в Америке. На украинские выборы лидер ХДПН привез на автобусах тысячу своих юных сторонников в качестве наблюдателей. Правда, потом случился конфуз. Двое молодых людей в масках выступили по телеканалу NIT и обвинили Рошку в обмане: он якобы пообещал каждому участнику акции по 25 евро в сутки и не заплатил.

— Коммунисты вывели двух кагэбэшников в масках на частный канал г-на Воронина, — сказал мне на это христианский демократ. — Коммунисты забыли, что значит быть добровольцами. Мы поехали добровольцами на Восточный электоральный фронт, абсолютно бесплатно.

— У вас есть молодежная организация, подобная украинской “Поре” и грузинской “Кмаре”? — спросила я г-на Рошку.

— У нас — лучше. Потому что в ней больше людей. “Новая генерация” — самая большая молодежная организация в Молдове. Двое моих детей в ней состоят. Но у нас очень хорошие отношения с ребятами из “Поры” и “Кмары”.

Эмблема у “Новой генерации” — такая же, как и у “взрослой” партии: синее сердце, внутри которого в кругу из 12 золотых звездочек — силуэт Штефана чел Маре, Штефана Великого, воеводы, ставшего символом молдавской государственности. Золотые звезды на синем — это флаг Евросоюза.

По словам Рошки, ХДНП изучает и перенимает украинский и грузинский опыт проведения уличных акций. Кроме того, им помогают “люди, которые скидывали Мечьяра в Словакии” (Владимир Мечьяр — бывший премьер-министр Словакии. — Авт.).

Есть ли шансы у Рошки стать молдавским Саакашвили? Рейтинг ХДНП падает, однако ее лидер уверяет, что способен вывести на площадь до 100 тысяч человек. Говорят, победа достается не тому, у кого большинство в стране, а тому, у кого большинство на площади...

Три цвета: желтый

Желтый цвет шарфов и галстуков и эмблему восходящего солнца избрал для себя блок “Демократическая Молдова”. Его лидеры — примар (мэр) Кишинева Серафим Урекян, бывший премьер Думитру Брагиш и бывший спикер Думитру Дьяков. Урекян считается наиболее серьезным соперником Воронина. Он не вечный маргинал, как Рошка, а весьма респектабельный человек, хотя один из его мобильников играет мелодию из “Генералов песчаных карьеров”: “Я начал жизнь в трущобах городских...”

— Это мое состояние души, — говорит мэр.

Партия Урекяна называется “Наша Молдова” (ничего не напоминает?). Кое-кто даже считает его “молдавским Ющенко”, но радикалы утверждают, что на “желтых” ставит Москва. В Кишиневе проживает почти треть избирателей Молдовы — это основной электоральный ресурс демократов. Села же в основном за коммунистов. Между мэром и президентом давно идет “холодная война”.

— Воронин строит полицейское государство, а мы за демократию, — говорит мэр. — Это не коммунисты, а мутанты, которые обманули избирателей. Обещали народу хлеб за 16 бань (молдавские копейки) и колбасу за два лея — и не дали, обещали не допустить роста цен — цены выросли на 200—300%...

Власти, в свою очередь, одно за другим возбуждают уголовные дела на Урекяна и его чиновников. В 2003 году, накануне выборов мэра, было возбуждено четыре уголовных дела. Сейчас их — около 20. Арестованы 6 сотрудников мэрии, секретарь муниципального совета Владимир Шарбан, главный архитектор города, заместитель руководителя земельного управления, начальник строительной инспекции. Вызывают на допросы и самого примара. Чиновников обвиняют в раздаче за бесценок нужным людям земельных участков, незаконной приватизации земли рядом с Национальным художественным музеем. Активность прокуратуры растет по мере приближения выборов. В январе в автокатастрофе погиб Георгий Бендерский, глава Союза защиты прав потребителей, бывший в списках ПКРМ. В окружении президента говорят, что это вряд ли несчастный случай: “Бендерский возглавил борьбу с примэрией...”

Известный аналитик Оазу Нантой, лидер социал-демократов, на мой вопрос о том, возможна ли в Молдове революция, ответил: “Мамалыга не взрывается”. Коммунисты уверяют, что революция им не страшна. Опросы общественного мнения показывают, что за ПКРМ может проголосовать около 40% населения, и она по-прежнему самая популярная партия. О разных неприятностях, вроде испорченных отношений с Россией, большинство населения просто не знает. Ведущие СМИ полностью контролируются правящей партией, а до села не доходит ничего, кроме газеты “Коммунист”. На днях был запрещен ввоз на правый берег приднестровских газет. После встречи с избирателями в сельском клубе Дмитрий Брагиш сказал мне:

— Если бы я сейчас сказал этим людям в зале, что Воронин назвал российские войска оккупационными, меня бы растерзали за клевету...

Эти люди еще не знают, что после выборов партия, за которую они проголосуют, скорее всего перестанет существовать и превратится в социал-демократическую. Наши источники утверждают, что такое решение принято на последнем съезде, проходившем в обстановке секретности. Но эти мутации еще ничего не гарантируют: уж насколько прозападным был Шеварднадзе... Говорят, западные дипломаты начали задавать молдавским политикам странные вопросы. Типа, способен ли Воронин на насилие. К чему бы это?

Клуб русскоязычного села Красноармейское, где проводил встречу с избирателями Дмитрий Брагиш, промерз до фундамента. Последний раз здесь топили, наверно, еще при советской власти. После получасового сидения в кресле чувствуешь себя генералом Карбышевым. На всех подобных встречах сейчас по распоряжению президента присутствуют агенты полиции и спецслужб. Часто они снимают все происходящее на видеокамеру. После выступления — вопросы.

— Я получаю 50 лей в месяц, — говорит закутанная в платок женщина. — А медицинский полис стоит 650 лей. Как я могу его купить, если у меня нет работы? А если я его не покупаю, идут штрафы каждый месяц...

Я вспоминаю, как партийный пропагандист Пасечник называл страховую медицину в числе главных достижений ПКРМ.

— Я работаю техником, — говорит мужчина. — Зарплату мне не платят несколько месяцев, еще с прошлого года. Как жить?

На обратном пути в Кишинев мы настолько приблизились к румынской границе, что попали в зону румынского оператора мобильной связи. На мобильник пришла эсэмэска: “Добро пожаловать в оранжевую Румынию!”

Окружают, однако.


Неправительственные организации — двигатель революции

Власти Молдавии обвинили объединение неправительственных организаций “Коалиция-2005” в неприкрытой поддержке оппозиционных партий в избирательной кампании по выборам в парламент.

Президент Молдавии Владимир Воронин отметил предвзятость оценок этой организации, которая наращивает давление на власть и не реагирует на нарушения избирательного законодательства со стороны оппозиции. В связи с этим правящая в Молдавии партия коммунистов выступила с открытым письмом, в котором предложила конфисковать средства “Коалиции” и передать их в бюджет, как предусматривает Кодекс о выборах.

Посольство США в Кишиневе заявило в ответ, что “крайне разочаровано беспочвенными обвинениями в адрес международных доноров”.

“Коалиция-2005” была создана летом прошлого года, и в ее состав входит 91 неправительственная организация.

Проект “Мониторинг предвыборного процесса” осуществляется при финансовой поддержке нескольких международных организаций, включая Агентство по международному развитию США, Агентство по международному сотрудничеству и развитию (Швеция), посольство США в Молдове.


ВОРОНИН: от и до

2001 год. После победы компартии на парламентских выборах:

— Россия была, есть и будет стратегическим партнером Молдовы.

2004 год

— Россия и Украина поддерживают Приднестровье в ущерб Молдове. Смирнов — преступник и марионетка Москвы и Киева. И поэтому мы не будем вести с ним переговоры, а лишь с его кукловодами.

Политолог Владимир СОКОР:

— ...Россия — игрок, который желает нам зла, не только нам, но и всем своим соседям... Думаю, что сейчас президент Воронин окончательно это понял...





Партнеры