Революция отменяется

Что у нас хорошо, так это предсказуемость. Ясно, что будет дальше

18 февраля 2005 в 00:00, просмотров: 516

Можно, скажем, с уверенностью сказать, что сейчас есть месяц для передышки. Власть обрушит на нас очередные реформы не раньше конца марта, поскольку в ближайшее время все ее силы будут брошены исключительно на ликвидацию разрушительных последствий монетизации.

Регионы будут затыкать пальцем пробоины, требуя дополнительных финансовых вливаний, а Кремль продолжит вынимать деньги из рукава и раздавать их дотационным краям и областям, стонущим от непосильной ноши, свалившейся на них в виде компенсации льгот.

Министра здравоохранения Зурабова, разумеется, никто не тронет.

Такие руководители у нас на вес золота, поэтому ни в какую отставку он не уйдет, а напротив, продолжит трудиться на благо Родины.

Сейчас поездит по городам и весям, походит там по аптекам, посчитает лекарства. Проявит себя заботливым отцом народа, лично разгребающим безобразия, случившиеся по вине недобросовестных подчиненных. А когда граждане немножко успокоятся и привыкнут жить в новых исторических условиях, объявит новый этап наведения порядка в социальной сфере.

Отмена льгот — это всего лишь маленькие безобидные цветочки. Ягодки — впереди. Можно совершенно точно предсказать, что в нынешнем году нам обязательно придется пережить еще реформу ЖКХ, реформу здравоохранения и реформу высшего образования. И пока министр Зурабов не проведет их в жизнь недрогнувшей рукой, нечего и думать о его отставке. Коней на переправе не меняют, а если власть наша задумала переправиться, она это сделает непременно.

Такие они люди. За что ни возьмутся, все доведут до конца, потому что последовательность и предсказуемость — наиболее сильные их качества.

В результате осуществления намеченных реформ ряды граждан поредеют. Слабые и больные — уйдут. Оставшиеся в живых увидят, что жить, как ни странно, еще можно. Хотя — сложно.

Популярность президента Путина несколько снизится. Впрочем, телевидение будет из кожи вон лезть, стараясь отвести от него вину и перевести стрелки на нерадивых исполнителей правильных законов.

Министр Зурабов — вот кто окончательно превратится в демона зла, виноватого во всем. Им будут пугать детей, его портрет будут рисовать на мишенях в городских тирах, а чучело — сжигать на митингах. Зурабов, может быть, осуществив все реформы, получит “Газпром” в подарок.

А может, он получит что-то из наследства Ходорковского, которого суд признает виновным по всем статьям и осудит на максимальный срок. Примерно лет на восемь. В крайнем случае, на семь с половиной.

В ответ друзья и соратники мученика Ходорковского, а также неугомонный Березовский и прочие жертвы режима, насильно оторванные от корней, будут использовать все свое заграничное влияние (надо сказать, немалое), чтоб настроить против Кремля мировую демократическую общественность.

Кое-что у них уже получается. Во всяком случае, в США Путин уже приобрел неприятные черты диктатора и душителя свободы прессы. Вдруг выяснилось, что под личиной интеллигентного, образованного человека скрывается матерый кагэбешник. Надо же, какой сюрприз.

Заручившись поддержкой западной демократии, изгнанники попытаются захватить власть в России — это тоже можно предсказать с большой долей уверенности. Они воспользуются недовольством масс, расцветшим на ниве социальных реформ, и постараются ввести его в организованное русло революции натурального цвета и происхождения.

Для решения своих задач им в первую очередь понадобится политическая партия. Без партии — никак. Партия — это ядро, организующая и движущая сила любой революции. Когда нет партии, даже деньги вкладывать не в кого.

Совсем новую партию они создать не успеют. Ведь времени на подготовку революции не так много — всего два, от силы три года. Если не успеть все подготовить до 2008 года, народ опять выберет очередного преемника, и тогда пиши пропало еще на восемь лет.

Поэтому жертвы режима постараются заполучить уже существующие оппозиционные партии. Перекупить бренды у их владельцев, назначить туда новых лидеров, молодых и целеустремленных, и, не жалея денег, привлекать народ в оппозицию. И прямо сразу тренировать ее спать в палатках и стоять в пикетах, завернувшись во флаг революционного цвета. Энергично так, дисциплинированно, по-боевому. В духе времени. Без анархии и соплей августа 91-го.

Заседание “Комитета-2008”, состоявшееся во вторник, показало, что Немцов уже готов сдать Союз правых сил.

Правые всегда были гибкими и прагматичными политиками. Вот и сейчас они рады уступить свои места новым лидерам. Особенно если будет предложено хорошее отступное.

Можно, однако, уверенно предсказать, что с “Яблоком” будет сложнее. Явлинский ни за что не отдаст свой бренд чужим людям, поэтому его придется оставить почетным председателем либо как-то зверски скомпрометировать в глазах однопартийцев.

Без коммунистов революционерам тоже не обойтись. Но с ними будет просто заключено финансово-политическое соглашение на взаимовыгодных условиях.

Главная беда — нет вождя. И в Грузии, и в Украине вождей делали из известных политиков, имеющих богатый управленческий опыт. Ющенко возглавлял кабинет министров, Саакашвили — минюст и мэрию Тбилиси. Самые близкие аналоги — Касьянов и Лужков. Но у них нет харизмы борца за справедливость и счастье народное.

А у кого она есть? Вот то-то и оно, что ни у кого. Следовательно, на стадии поисков вождя революция начнет буксовать и вязнуть, как вязнет у нас всякое полезное начинание.

Следуя той же традиции буксования и увязания, реформы социальной сферы не дадут никакого стимула для подъема экономики. Здесь даже предсказывать нечего, поскольку все реформы у нас всегда заканчиваются одним и тем же. Деньги, которые должны по замыслу реформаторов хлынуть в общественный транспорт, медицину, вузы и ЖЭКи, разойдутся по карманам невидимых миру чиновников, и никаких изменений качества услуг граждане не почувствуют.

В большинстве своем граждане также не учуют свежего ветра перемен, не обратят внимания на подрывную литературу, подкинутую в почтовые ящики, и пропустят разгром революционного подполья. Вязкая и тягучая российская среда обитания поглотит и переварит и европейский опыт, и американские фантазии.

Революция может свершиться, только если ее очень сильно подталкивать снаружи. Но пока у нас есть ядерное оружие, мы надежно защищены от сильных толчков. А слабыми нас не возьмешь.

Реальные политические интриги, которые случатся в ближайшие годы, будут вызваны только внутренними кремлевскими разборками. Команда одного преемника президента примется мочить команду другого преемника. Но это, конечно, не так весело, как революция.

В целом недели и месяцы будут тянуться как резина, отделяя лето от осени очередным повышением цен на продукты и проезд в городском транспорте. И единственная сила, которой удастся разнообразить нашу стабильность, — это международный терроризм в лице борцов за свободу Чечни.

Не боясь ошибиться, можно совершенно точно предсказать, что пару раз в год они обязательно будут проводить убедительные серии террористических актов, удивляя мир изобретательностью. По всей видимости, сейчас у них на очереди что-то химическое. Масштабное отравление воды или взрыв “грязной” бомбы. Все остальное они уже делали, а это — еще нет.

Ну, конечно, спасатели потом очень быстро ликвидируют последствия. Все мы знаем и неоднократно видели, как хорошо они это умеют. Родственникам погибших сделают успокоительный укол и выплатят компенсации. Раненых отправят в санаторий. В результате принятых мер страшная рана в сознании общества через месяц затянется и забудется — это тоже предсказывается со стопроцентной вероятностью.

Никаких неожиданностей. Предсказуемость — большой плюс нашей жизни. Всегда ясно, что будет дальше.

Единственное, что никак невозможно у нас предсказать, — это погода. Получается угадывать только на день вперед. В лучшем случае — на два. А дальше — полная неизвестность. Когда растает снег? Какое будет лето? Всегда загадка. Но, может, оно и к лучшему. А то если бы мы и про погоду все знали наперед, совсем было бы скучно жить.





Партнеры