История песочных “Жигулей”

Украли машину? Ищите на помойке

18 февраля 2005 в 00:00, просмотров: 300

Плюньте на свои дела, отложите званый обед, наденьте калоши и сломя голову бегите к своей машине: если у нее отвалился номерной знак, на боку образовалась вмятина от метеорита, грязью заляпало лобовое стекло, а бампер украли злоумышленники, она, возможно, уже покинула вас навсегда.

Ибо по улицам рыскают стаи инквизиторов, готовых наброситься на любой автомобиль и под покровом ночи сдать его за деньги на разборку или задаром — в металлолом…

Старье берем?

Дорожка вдоль Ленинского проспекта, на которой еще накануне вечером мирно покоились столь дорогие для Любови Григорьевны “Жигули”, утром оказалась девственно чиста. “Угнали…” — прошептала Полянская и с ужасом бросилась к телефону.

Приняв у Любови Григорьевны заявление о пропаже автомобиля, дежурный ОВД района “Ломоносовский” посоветовал не паниковать, а провести оперативно-розыскные мероприятия собственными силами. Или же обратиться, например... в ДЕЗ. В дирекции над Полянской посмеялись: не наша, мол, эта забота чужие машины стеречь. Да и воровать — тоже.

Неугомонная Любовь Григорьевна утром следующего дня вновь отправилась по замкнутому кругу — от милицейского околотка к местному ДЕЗу. В дирекции Полянскую приютили, обогрели, а инженер по благоустройству Бучнева призналась наконец-таки, что обобрали:

— “Жигули”? Песочного цвета? Не ищите… Еще вчерась увезли вашу помойку в Подольск и под пресс сунули… А че? Старье — оно и есть старье…

Инвалида второй группы, ветерана труда Любовь Григорьевну Полянскую, для которой ее “Жигули” были единственным средством передвижения, тотчас же хватил гипертонический криз.

Спустя неделю по факту тайного хищения автомобиля “ВАЗ-2105” от дома №86 по Ленинскому проспекту отделом внутренних дел района “Ломоносовский” было возбуждено уголовное дело, и Полянская была признана потерпевшей.

Пока местная милиция изображала бурную деятельность по розыску похищенного автомобиля, Любовь Григорьевна затеяла “любовную” переписку с властями и выяснила гораздо больше, чем следователь ОВД со своими операми, вместе взятыми. Из официальных ответов, полученных Полянской, вытекало, что на ее “Жигули” за неделю до экспроприации была приклеена бумажка с требованием выкинуть машину на помойку, ибо в лоне внушительных иномарок они портят помпезный вид столицы. А поскольку Любовь Григорьевна бумажки не читала и предписания не исполнила, ДЕЗ без промедления вооружился эвакуатором. Работники дирекции, правда, не рискнули брать на себя всю ответственность за хищение автомобиля и решили поделить ее с ГАИ: по требованию дирекции инспектор отдела ГИБДД ЮЗАО осмотрел “Жигули”, осенил их крестным знамением и дал “добро” на похороны.

И ранним июльским утром автомобиль Полянской был отправлен в последний путь, а уже вечером — скомкан, как туалетная бумажка.

Спустя почти полгода, когда уже было доподлинно известно, кто, как и зачем увел “Жигули”, следственным отделом при ОВД района “Ломоносовский” уголовное дело по факту хищения автомобиля было приостановлено — по причине отсутствия какой-либо возможности установить личность бандитов, совершивших надругательство над чужим имуществом.

В отсутствие такой возможности у милиционеров Любовь Григорьевна заботу о розыске инквизиторов взяла на себя. Из многостраничной переписки чиновников ей удалось установить, что меньше всего в экзекуции виноват инспектор ГИБДД, ибо он лишь таращился в оба глаза на автомобиль, но никаких указаний не давал. Разрешение же на утилизацию давал заместитель начальника отдела ГИБДД. Последний, впрочем, тоже не виноват, ибо давать или не давать “добро” на умерщвление автомобиля вообще не его удел — имеющее такую же юридическую силу разрешение ДЕЗ мог бы взять у врача-гинеколога или в доме престарелых. Не виновата и районная управа, ибо вывоз “разукомплектованных” автомобилей осуществляется на основании документов столичного правительства.

Стало быть, виноват Лужков…

Чей туфля? Мой туфля…

Снимем часть ответственности со столичного мэра: приложение №1 к постановлению московского правительства №1125 “О создании общегородской системы сбора и переработки автотранспортных средств…” прямо указывает, что утилизация осуществляется по решению владельца (собственника) на основании его письменного заявления установленной формы или по решению суда.

Столь мудрая мысль прописана в документе во исполнение положений главы 33 Гражданского-процессуального кодекса, а также Гражданского кодекса России, статья 225 которого, например, указывает, что бесхозяйной (а не “бесхозной”, как выражаются малограмотные чиновники) является вещь, которая не имеет собственника или который неизвестен, либо вещь, от права собственности на которую собственник отказался. А также во исполнение статьи 226 того же ГК, которая предусматривает, что брошенные вещи поступают в собственность другого лица, если по его заявлению они признаны судом бесхозяйными. Равно как и целях реализации статьи 235 ГК и статьи 35 российской Конституции, которые категорически запрещают принудительное изъятие у собственника (будь то машина, “ракушка” или нижнее белье) его имущества иначе как по решению суда!

Это значит, что, прежде чем тащить чужой автомобиль на помойку, сотрудники управы, ДЕЗа или ГАИ (входящие в “утиль-комиссию”) обязаны были установить собственника, что совсем несложно сделать с помощью регистрационной базы даже при наличии идентификационных маркировочных обозначений. И если таковой будет найден, то обязать его привести автомобиль в божеский вид или же самостоятельно утилизировать. В крайнем случае предложить отказаться от него. А ежели найден не будет, то обратиться в суд с требованием признать “Жигули” бесхозяйными!

Да вот конфуз: провозгласив в своем постановлении №1125 незыблемые нормы гражданского права, столичное правительство эти нормы походя и задвинуло: специальным комиссиям по выявлению “плохих” автомобилей оно дало право не уведомлять владельца под роспись о намерении сплавить имущество на помойку, а позволило всего лишь приклеивать к машине клочок подметного письма. А затем в отсутствие собственника без его письменного согласия и решения суда увозить чужую собственность во втормет. То есть наделило полномочиями, явно выходящими за пределы их компетенции, требований Конституции и Гражданского кодекса!

При этом ни в распоряжении столичного премьера №432, ни в постановлении №1125, ни в постановлении №647, регламентирующих порядок сбора и переработки автотранспортных средств, их авторы ни словом не обмолвились о главном: какой автомобиль считать брошенным? Тот, на котором хозяин не ездит год? Месяц? День? А какой разукомплектованным? Без двух колес? Или даже без одного? Да и что такое надлежащий вид автомобиля? И почему отсутствие регистрационных знаков на нем или талона техосмотра является признаком выброшенного имущества? Ведь автомобиль может оказаться без знаков потому, что снят с учета для продажи. Да и знаки могут подвергнуться реставрации с покраской и сохнуть на балконе. Или же быть просто украдены!

В отсутствие каких-либо критериев признания автомобиля “гадким утенком” отцы города не обязали членов самозваных комиссий находить законного хозяина путем заглядывания под капот автомобиля и выяснения номеров узлов и агрегатов. Потому, например, в справке из ГАИ ЮЗАО, подменившей соответствующее судебное решение о признании вещи бесхозяйной, а следовательно, о законности утилизации автомобиля Полянской, идентификационные признаки почившей в бозе вполне пригодной для пользования машины были указаны скромно: “Жигули” песочные, разукомплектованные”. Можно ли по таким признакам найти владельца песочных “Жигулей”?

Вот и не нашли…

Тетя Фрося сказала “фас!”

Очевидно, что власти подменили процедуру признания вещи бесхозяйной или брошенной… преступным деянием, совершаемым по предварительному сговору, при котором вместо судьи санкцию на вывоз автомобиля дает абсолютно непричастный к гражданским правоотношениям гаишник, команду на эвакуацию — тетя Фрося из ДЕЗа, а предписание на утилизацию — вообще непонятно кто.

Учитывая, что едва ли не каждая отечественная машина трехлетнего возраста рискует быть признанной жэковской комиссией законченной рухлядью, оставшаяся на обочине дороги после аварии — брошенной, а стоящая на домкрате без одного колеса (пока вы везете его в шиномонтаж) — разукомплектованной, помните: ваша тоже может стать достоянием пресса или помойки.

И непременно станет, ибо уже сегодня налаживается система материального поощрения сотрудников ГИБДД за выявление, оформление и вывоз в утиль бесхозяйных автотранспортных средств, которая будет соблазнять придорожных милиционеров назвать ничейным каждый плохо вымытый одиноко стоящий автомобиль!

И если нечто подобное уже случилось с вашим четырехколесным имуществом (а ежегодно с московских улиц исчезает и ложится под пресс порядка 50 тысяч машин), помните, что к вам уже никогда не возвратится лишь автомобиль. Деньги же за него еще можно вернуть!

Для этого получите в ДЕЗе копии акта осмотра вашего автомобиля и решения комиссии о признании машины брошенной, в “прессующей” организации — акт о ее утилизации и смело отправляйтесь в суд. В суде, ссылаясь на статьи 225, 226 и 235 Гражданского кодекса и статью 35 Конституции РФ, требуйте признать действия районных властей незаконными. В рамках этого же процесса ходатайствуйте перед судом о назначении экспертной оценки стоимости вашего автомобиля на момент утилизации.

Учтите, что перед экспертами встанет нелегкая задача: оценить то, чего в природе уже нет. Поэтому предъявите оценщикам регистрационные документы на автомобиль, наиболее свежие фотографии с его изображением (если есть) и письменные показания свидетелей, которые сумеют обрисовать состояние машины до ее кончины.

Требуйте в рамках статей 15, 151, 1064, 1099—1101 ГК РФ возмещения не только причиненного вам существенного материального ущерба, но и морального вреда, а также вреда, причиненного здоровью вследствие пережитого стресса. Потребуйте у суда приобщения к материалам дела чеков и квитанций, подтверждающих платное лечение в клинике неврозов и прохождение реабилитационного периода в санатории Баден-Бадена.

Предъявите суду (если есть) и договор аренды соседского автомобиля, составленный в простой письменной форме и подтверждающий, что, будучи лишенным своей машины, вы целых три месяца вынуждены были использовать чужую, вследствие чего разорились еще на 7 (8, 9, 10…) тысяч рублей. Просите суд и эти деньги взыскать с ответчика.

В итоге вы наверняка получите у преступников в совокупности значительно больше, чем стоил ваш автомобиль в день его смерти.

А заодно и научите власть хотя бы изредка, хотя бы кое-что делать не по понятиям, а по закону…


P.S. Коллегия правовой защиты автовладельцев просит считать настоящую публикацию официальным обращением в Генеральную прокуратуру РФ с просьбой дать правовую оценку документам правительства г. Москвы, регламентирующим собственный порядок признания автомобилей брошенными, на предмет их соответствия Конституции и федеральным законам.




Партнеры