Чисто рыночное убийство

Зампрефекта Зеленограда “заказали” за его принципиальность

19 февраля 2005 в 00:00, просмотров: 293

Утром 24 июля 2001 года у дверей собственного дома в Зеленограде был убит заместитель префекта Зеленоградского округа столицы Леонид Облонский. Рядом с местом преступления нашли автомат и рожок с патронами — картина, до боли знакомая по сюжетам о заказных убийствах. И реакция обывателя тоже была привычной: ну вот, опять что-то не поделили... Однако на самом деле причины случившегося были иными.

В начале 2001 года вышло постановление правительства Москвы об упорядочении работы рынков. С очагами контрафактной и безналоговой торговли решено было покончить, на смену им стали приходить торговые центры и супермаркеты. Для многих появилась перспектива развития. Но появились и те, которым такая перспектива не светила.

В числе других в списке на реконструкцию упоминался зеленоградский рынок в Крюкове. На месте существовавшего “блошиного” рынка должен был быть построен современный торговый комплекс. У нового торгового центра должны были появиться и новые хозяева — их предстояло выявить на инвестиционном конкурсе. Объем инвестиций — никак не меньше 8 миллионов долларов. Хозяева бывшего рынка тоже имели возможность поучаствовать в конкурсе, но делать этого не захотели. Гораздо привлекательней им показалась другая перспектива — попытаться оставить все на своих местах. Те, кто крышевал рынок, решили: для миллионов долларов можно найти более “сладкое” применение. Но у местных властей был совсем другой взгляд на вещи — принятые правительством столицы решения здесь принято исполнять, причем в кратчайшие сроки. Этим и занялись в Зеленограде.

Префект округа дал прямое поручение Леониду Облонскому готовить документы на проведение инвестиционных конкурсов (их предполагалось провести несколько). Намечался большой круг потенциальных инвесторов, в том числе из “материковой” Москвы. Старые хозяева не желали сдаваться и решили применить тактику “большого запугивания”. Поэтому жертвой “заказа” и стал вице-префект — тот, кто непосредственно отвечал за реализацию принятого решения. По принятой в этой среде системе “понятий” подобного рода убийство — не только месть несговорчивому представителю власти, но и определенный знак, черная метка потенциальным конкурентам...

По итогам следствия перед судом предстали шестеро подозреваемых. По информации местных источников, имена которых зеленоградские сыщики по оперативным соображениям решили не раскрывать, решение об устранении Облонского было принято четырьмя крупными хозяевами бизнеса. Информация о возможном покушении заблаговременно поступила в МВД, а затем дошла и до самого Леонида Владимировича. Но принципиальный Облонский не пошел на поводу у обстоятельств.

И вот 16 февраля суд присяжных освободил всех подозреваемых прямо в зале Мосгорсуда... Пусть это решение останется на их совести. Но выступление гособвинителя по делу не оставляло сомнений в характере и причинах убийства: Леонид Облонский погиб, честно выполняя свой долг. Это было подтверждено самим ходом следствия, когда одна за другой отпадали все версии — бытовая, коммерческая, на почве личной неприязни. Осталась одна — связанная с профессионально-служебной деятельностью.

По воспоминаниям сокурсников, Леонид вполне мог бы стать перспективным ученым. Но стал чиновником. И, возможно, на этом поприще смог бы принести городу не меньше пользы. В Зеленограде его называли “отцом малого инновационного предпринимательства”. Заслуги Облонского в деле возрождения электронной промышленности переоценить невозможно. А о его человеческих качествах можно говорить бесконечно. Достаточно сказать, что чиновника хоронил весь город — свыше двухсот тысяч человек! Гроб стоял в поминальной комнате с утра, а люди все шли и шли. Только после обеда с заместителем префекта попрощался последний зеленоградец...

Леонид был буквально помешан на своей семье. Всегда и везде отдыхал только с домашними — женой и двумя сыновьями. Однажды на отдыхе жена подвернула ногу, и Облонский весь день носил ее на руках... После смерти мужа супруга Татьяна установила в одной из комнат его огромный портрет. Знакомые советовали снять портрет, пока не утихнет боль. Но она не согласилась: “Мне теперь больно будет всегда. А время лечит далеко не все раны”.

Времена не выбирают — в них живут и умирают... Возможно, в ином времени и в иных обстоятельствах жизнь Леонида Облонского была бы другой. Квалифицированный инженер-электронщик, имевший большие планы на научное будущее, вряд ли мог предсказать себе такую судьбу...




Партнеры