Турецкий роман

Случился у Ольги Красько вне съемочной площадки

21 февраля 2005 в 00:00, просмотров: 638

Завтра в широком кинопрокате стартует один из самых ожидаемых кинопроектов нынешнего сезона — фильм “Турецкий гамбит”, снятый режиссером Джаником Файзиевым по роману Бориса Акунина. Это продолжение приключений Эраста Петровича Фандорина, начавшихся историческим детективом “Азазель”. И если первый детектив не завоевал большого зрительского успеха, то второму кинокритики дают высокую оценку и прочат кучу призов на всевозможных кинофестивалях. Звездный актерский букет, задействованный в этом фильме, служит тому веским основанием. Но есть в этом букете одна еще совсем юная звездочка, работа которой обращает на себя особое внимание. Двадцатидвухлетняя Ольга Красько — ровесница своей экранной героини Вари Суворовой, по твердому убеждению всех маститых участников проекта, справилась со своей ролью на пять баллов. Корреспонденту “МК” удалось пообщаться с героиней сразу же после ее возвращения с питерской премьеры “Турецкого гамбита”.


— Что вас подкупило в этой истории? Что заставило выкладываться на площадке?

— Меня всегда подкупает в первую очередь роль. А дальше меня подкупил авторитет Первого канала и “Три Тэ”: я была уверена, что фильм будет сделан качественно и не будет никакой халтуры. А знакомство с режиссером Джаником Файзиевым заставило отбросить вообще все сомнения.

— Когда вы впервые познакомились с книгами Акунина?

— Только когда над фильмом работать начала. Но я видела постановку “Азазель” в театре, поэтому немножечко была в курсе. А потом с большим интересом прочитала “Гамбит”. И роман, и сценарий мной исписаны и исчерканы вдоль и поперек.

— Не смутило изменение финала фильма по отношению к роману?

— Мне кажется, что финал в фильме не хуже, чем в книге.

— А Борис Акунин на площадку к вам приходил?

— Ни разу. По крайней мере, когда я там была. Я не очень в курсе этой истории, но знаю, что как раз в “Азазель” он очень много вмешивался, а здесь решил дать режиссеру относительную свободу. Но он был в курсе всех изменений, которые Джаник вносил в сценарий.

— Как работалось с киношными мэтрами?

— Интересно, конечно, наблюдать за теми, у кого опыта побольше. Для себя. Интересно смотреть, кто как готовится или не готовится к роли, репетирует или не репетирует перед тем, как войти в кадр. У меня много было разочарований: иногда очень известные актеры совершенно не репетировали.

— Кто, например?

— Без примеров. Потому что, наверное, у всех свой стиль работы. Мне очень понравился в работе Саша Лыков, интересно было за Владимиром Ильиным наблюдать. Однажды у нас была довольно смешная ситуация. Снимали сцену, где герой Ильина Мизинов должен был общаться с Фандориным. А имя-отчество Фандорина за время работы над картиной от наших зубов начало отлетать скороговоркой: Эраст Петрович. А Ильин вдруг в кадре назвал его Эрастом Константиновичем. А потом поднял взгляд, понял, что ошибся, но не остановился, а очень виртуозно выкрутился из неловкого положения, заявив: “Война, батенька”. Фраза стала у нас на площадке крылатой.

— Как вам Егор Бероев? Вы таким себе Фандорина представляли?

— Мы в “Папе” вместе с Егором снимались. Мы привыкли уже друг к другу, поэтому я его и в этой роли понимала.

— А другие?

— Марик Башаров очень обаятельный. Гоша Куценко очень понравился. Он такой артистичный! А недавно он меня позвал на свой спектакль Lades Night, и я считаю, что он вообще один из лучших российских актеров. Дима Певцов очень компанейский, наш француз Дидье Бьенэмэ потрясающ… Конечно, его безумно жалко… Он умер минувшим летом от сердечного приступа. Незадолго до того, как он должен был к нам на озвучание приехать. Все, с кем я общалась, говорили, что Дидье — потрясающий актер. Такие голубые глаза! Вот сходите в кино: я уверяю, что первым мужчиной, в которого вы влюбитесь в этом фильме, будет Дидье Бьенэмэ. Он там Д’Эврэ играет.

— У вас единственная женская роль в этом фильме. Подружки, наверное, обзавидовались.

— Поставьте себя на мое место и поймете, что я просто цвела среди таких мужчин.

— А романы на съемках случались?

— Вот у Башарова дочка родилась.

— Да, он рассказывал, что Лиза его гримировала-гримировала, а потом у них дочка родилась. Скажите честно, в кого-нибудь влюбились?

— Мой роман на тот момент протекал вне съемочной площадки. Там это было не актуально.




Партнеры