Страж беспорядка

Майора милиции обвиняют в покушении на судью и прокурора

24 февраля 2005 в 00:00, просмотров: 311

Процесс над весьма одиозной личностью — бывшим оперативником уголовного розыска Долгопрудного Валерием Блохиным, обвиняющимся в ряде дерзких преступлений против государственной власти и правосудия, — начался во вторник в Московском областном суде. Следствие располагает доказательствами, что по наущению милиционера была взорвана машина судьи города Жанны Радченко и обстреляна квартира прокурора Евгения Яцентюка. Ко всему прочему, майор Блохин и его коллега лейтенант Коноваленко, который тоже предстал перед судом, обвиняются в избиении троих азербайджанцев.

О Валерии Блохине ходит противоречивая и скандальная слава. Одни называют его борцом с кавказскими наркоторговцами и жертвой милицейской коррупции. Другие считают особо опасным преступником. Разобраться в этом попытался корреспондент “МК”, который наблюдал за ходом первого заседания.

В то утро в Московском областном суде все выглядело так, будто слушается дело Чикатило. Сразу приковал к себе взгляд микроавтобус с крупной надписью “СОБР”, полный бойцов в камуфляже. На почтительном расстоянии держалось странного вида собрание церковных старушек и еще молодых барышень в платках с иконами в руках, непрерывно осеняющих себя крестом. Первый милицейский пост выставили еще на улице.

В зале заседаний все было тоже не совсем обычно. На двух скамьях в первом ряду — парни из областного ОМОНа. Рядом с клеткой Блохина на стуле настороженный боец СОБРа в маске и с автоматом. Еще два собровца ходили по пятам за судьей Еленой Снегиревой.

— Встать, суд идет!

В зал стали входить присяжные и рассаживаться вдоль стены — аж 22 человека! Небывалое количество: обычно в коллегии кроме основного состава из 12 заседателей всего 2—3 запасных. Весь первый день процесса разбирался эпизод о покушении на прокурора Яцентюка.

— В ночь, когда обстреляли окна прокурора, я был дома, — отвечает Блохин своему адвокату Глушенкову. — Я недавно женился и все ночи провожу дома.

— И анонимку не писал, — бывший опер парирует вопрос прокурора. — Я что, на дебила похож?

Однако пострадавший Евгений Яцентюк говорит совсем другое.

— Блохин часто приходил ко мне на приемы с жалобами и вел себя очень агрессивно, — дает показания прокурор Яцентюк. — Я сталкивался с ним по службе. Блохин приводил задержанных, а я подписывал постановления об арестах. Они были в синяках и жаловались, что Блохин их избивает. Тогда осенью 2002 года наша прокуратура возбудила дело по обвинению Блохина.

— Вы узнали почерк анонимной записки? — спросил гособвинитель.

— Да. Блохин написал мне столько жалоб, что я не сомневался в том, кто автор письма.

— Кто еще кроме вас утверждал обвинительное заключение? — обращается адвокат к потерпевшему.

— Я и мои заместители.

— Блохин был не единственным человеком, который мог вам мстить за это?

Яцентюк растерялся. Еще на следствии он говорил, что кроме Блохина подозревает сотрудников Долгопрудненского ликеро-водочного завода, которым наложили запрет на вывоз товара стоимостью около 80 тысяч долларов. Накануне обстрела квартиры с завода в прокуратуру приходила целая делегация, просили не конфисковывать продукцию. А всего через пару дней после этого был убит инспектор налоговой службы Аркадий Грузинов, который курировал это предприятие. Но эту версию опровергает как минимум одна неоспоримая улика. Эксперты установили, что анонимка написана рукой Блохина.


СПРАВКА “МК”

25 мая 2004 года неизвестные преступники в самом центре Долгопрудного подложили под “Мерседес” судьи Жанны Радченко радиоуправляемую бомбу мощностью 400 граммов в тротиловом эквиваленте. Но адское устройство не сработало до конца. Судьи в салоне не было, и машина практически не пострадала. Через несколько дней прокурор города Евгений Яцентюк получил анонимное письмо: “Ты будешь следующий”. Вскоре был расстрелян налоговый инспектор Аркадий Грузинов. Несколькими днями позже, в ночь на 20 июня, кто-то обстрелял окна квартиры Яцентюка, расположенной на первом этаже. Семьи дома не было. А 9 августа прямо на улице убили выстрелом в спину судью по уголовным делам Наталью Урлину.

Судья Радченко отказала по жалобам Блохина на местный избирком, когда милиционер избирался в городскую Думу и проиграл. Прокурор Яцентюк способствовал возбуждению уголовного дела по обвинению Блохина и Коноваленко в избиении троих граждан Азербайджана. А дело это вплоть до своей гибели рассматривала... судья Урлина.



    Партнеры