Будрайтис сыграл своего отца

А Ежи Штур — литовского еврея

24 февраля 2005 в 00:00, просмотров: 341

— Я не люблю снимать “заюзанных” по сериалам артистов, — заявил корреспонденту “МК” режиссер Роман Качанов на спецпоказе своего нового фильма “Арье”. Официально картина выходит в прокат только сегодня, просто накануне ее демонстрировали журналистам.


Режиссер держит слово. В “Арье” мы видим людей, не часто балующих нас своим присутствием на экране. В картине мелькнут Артемий Троицкий, Гарик Сукачев и звезда советского кино Юозас Будрайтис. Ну, а в главной роли — польский комик Ежи Штур (“Новые амазонки”, “Дежа вю”). Его партнершей стала популярная в Израиле актриса Сандра Саде.

На сей раз модный режиссер, известный по военной комедии “ДМБ” и “Даун-Хаусу”, снял масштабную мелодраму. Масштабную потому, что действие фильма начинается в 1940 году и заканчивается только в наши дни. Зрителю предстоит очутиться как в израильских песках, так и в литовских лесах. Богатая у фильма география, одним словом.

Изя Арье и Соня Шворц — мальчишка и девчонка из Каунаса. Дружба между ними перерастает в любовь. Но влюбленных разлучает война. Встретятся они спустя много лет...

Сценарий к фильму написал сам режиссер, а помогал ему драматург Александр Гельман.

— Это полностью придуманная история. Ничего документального в фильме нет, — говорит драматург. — Но я хорошо знаю, что такое война. И что такое гетто, мне также известно не понаслышке. Вот эти ощущения я и решил воплотить в сценарии.

Юозас Будрайтис, в свою очередь, признался, что в фильме сыграл своего отца, который в войну прятал от фашистов у себя на хуторе двух еврейских детей. Так же поступает в фильме герой Будрайтиса.

Но Качанов не был бы Качановым, если бы не добавил в свою историю элементов сюрреализма. Например, когда Изя Арье в переломный для него момент разговаривает с фотографиями родственников, те вдруг оживают и начинают давать ему советы. А на протяжении всего жизненного пути главных героев заботливо оберегают ангелы-хранители с лицами Гарика Сукачева и Андрея Васильева.

В финале, со смертью Изи и Сони, их лица исчезают с детской фотографии, чудом сохраненной героями во время войны...

Но больше всего во время просмотра поразило, что Ежи Штур и Сандра Саде говорят своими собственными голосами. Как выяснилось, Качанов решил не дублировать голоса своих артистов.

— Зачем их ухудшать или улучшать другими голосами? — удивился Качанов. — Штур, если вы не знаете, вообще по образованию филолог, знает восемь языков. А по-русски говорит просто прекрасно!




    Партнеры