Испытание Братиславой

Задача Буша — снова заглянуть Путину в душу

25 февраля 2005 в 00:00, просмотров: 194

Нельзя сказать, что участники американо-российского саммита прибыли в Братиславу в хорошем расположении духа. Поездка Буша по Европе с целью зарыть топор вражды между Соединенными Штатами и странами — членами Евросоюза успехом не увенчалась. И российский президент летел в Братиславу отнюдь не на крыльях оптимизма, но, естественно, по другим причинам.

Бушу не удалось отговорить страны ЕС от снятия 15-летнего эмбарго на продажу оружия Китаю. Стороны разошлись и в подходе к Ирану. Англия, Франция и Германия пытались склонить Вашингтон к переговорному процессу с Тегераном, но Буш предпочел путь военных угроз и отказался дать зеленый свет вступлению Ирана во Всемирную торговую организацию (ВТО).

Не было найдено общего языка и по вопросу о том, в каких рамках продолжать трансатлантический диалог: в рамках ЕС, как того хотят европейцы, или в рамках НАТО, как предпочитает Вашингтон. Даже внешнее согласие по Ираку носило символический характер. Силы и финансы, выделяемые ЕС на Ирак, иначе как смехотворными не назовешь. (160 военных экспертов и в среднем полмиллиона долларов “с носа”.) Как пишет лондонская “Файнэншл таймс”, согласие сторон носило скорее “стилистический, чем существенный характер”. А “Интернэшнл геральд трибюн” замечает, что провозглашенная президентом США “новая эра” в американо-европейских отношениях была встречена со скептицизмом.

Что касается Путина, то ему подпортил настроение новый грузинский премьер Зураб Ногаидели, который в первом же интервью поставил под сомнение добрую волю России в вопросе о решении территориальных проблем Грузии. Да и деятельность нового президента Украины Виктора Ющенко в Брюсселе тоже не могла порадовать Владимира Владимировича. В своих выступлениях и заявлениях Ющенко явно давал понять, что будущее Украины под его водительством — с НАТО и ЕС, то есть с Западом. В Брюсселе Ющенко встречался с Бушем. И хотя встреча была накоротке, президент США охарактеризовал ее как “историческую”: “Было интересно сидеть рядом с человеком, который только что руководил революцией, мирной революцией, основанной на ценностях, которые нам дороги. Это было впечатляющим моментом”.

Помимо Грузии и Украины дипломатический багаж Путина отягощали атомная станция в Иране, поставки ракет Сирии и 100 тысяч автоматов Калашникова в Венесуэлу. Я уже не говорю о чисто внутренних российских проблемах, которые на языке Вашингтона суммируются как “отход от демократии”.

Всего четыре года прошло с первой встречи нынешних президентов США и России (Словения, июнь 2001 года), когда Буш произнес ставшие знаменитыми слова о том, что он заглянул в глаза Путина и увидел в них отражение души человека, которому можно верить. Несколько позже Буш взял еще более высокую ноту, заявив в беседе со мной, что он пошел бы с Путиным в разведку. (В американском варианте — “сидел бы в одном окопе”. — М.С.) Буш даже дал Президенту России ласкательное прозвище “Пути-Пут”.

Но сейчас — уж не то. Буш прилетел в Братиславу, находясь под сильным нажимом своих политических элит, требующих, чтобы он прочитал Путину лекцию о демократии “с металлом в голосе”.

В своей речи в Брюсселе Буш уже пожурил Россию. Но, согласно данным, просочившимся из Белого дома, при всем при том он опасается “слишком сильно подталкивать Путина, имеющего тонкую кожу, чтобы не озлоблять его, так как это может ослабить в будущем влияние США на него” (цитирую по “Файнэншл таймс”. — М.С.). Некоторые лидеры республиканской партии советовали Бушу перед саммитом “быть более прагматичным с Путиным и не ставить под угрозу стратегические интересы, слишком налегая на проблемы демократии”.

Конечно, политика не математика, в ней обычно два минуса плюса не дают. Но в случае с братиславским саммитом это может произойти. Оба его участника не захотят предстать перед общественным мнением поссорившимися меж собой Джорджем и Владимиром. Тем более сейчас, когда американо-российские отношения вошли в полосу охлаждения и личные отношения между Бушем и Путиным являются единственным позитивом и гарантом того, что эти отношения не будут ухудшаться и дальше. Поскольку отрицательное развитие событий больно ударит по тем местам, где интересы Вашингтона и Москвы сходятся — в первую очередь борьба с международным терроризмом и против распространения ядерного оружия.

На момент подписания этого номера саммит еще не начался. Владимир Путин с супругой должны были прибыть в Братиславу вчера днем — в полтретьего по местному времени, в аэропорт “Иванка”. Планировалось, что прямо из аэропорта кортеж автомашин, не заезжая в гостиницу, двинется по направлению к Братиславскому замку-граду, на встречу с Бушем. Встреча президентов и их супруг была назначена во внутреннем дворе Братиславского града. На втором этаже, в помещении градской библиотеки, и должен был пройти саммит.

Некоторые итоги этого скоропалительного, но тем не менее весьма важного саммита собирались огласить на пресс-конференции президентов для представителей мировой печати. (Об итогах саммита и пресс-конференции читайте в следующем номере “МК”. — Ред.)

А после пресс-конференции к Бушу и Путину должны были присоединиться хозяева — президент Словацкой Республики Иван Гашпарович, председатель Национального совета Словакии Павол Грушевский и председатель правительства Микулаш Дзуринда.

“Дан приказ ему на Запад, ей в другую сторону”... После окончания братиславского саммита президент США Джордж Буш планировал улететь на “Боинге” “ВВС-1” в Вашингтон, а президент России Владимир Путин, закончив рабочую часть визита, перейти к официальной — к российско-словацким двусторонним переговорам. До начала этих переговоров в графике значился заезд во временную резиденцию, которая находится в отеле с игривым названием “Борик”. Отель был построен еще в 1974 году. Он расположен в живописном районе центральной части Братиславы на высоком берегу Дуная. В гостинице — 30 люксов. В социалистическом прошлом “Борик” был тем, что было принято называть “цэковской гостиницей”. В ней останавливались лидеры “братских партий”, чтобы “сверяя часы, идти к единой цели”. В некотором роде так оно и получилось. Почти все они сейчас члены НАТО и Европейского союза.


P.S. Когда подписывался этот номер, Буш выступил на центральной площади Братиславы. Вспомнил “бархатную революцию” в Чехословакии 1989 года, проведя параллель между недавними “оранжевой революцией” на Украине и “революцией роз” в Грузии. Поблагодарил Словакию за участие в военных кампаниях в Афганистане и Ираке, сказав, что для союзников США в распространении свободы по всему миру Америка предусмотрела некоторые бонусы: в частности, по словам Джорджа Буша, США в ближайшее время помогут Словакии укрепить армию.

“Это никогда не рассосется”
Мы задали экспертам два вопроса:

1. Каковы, на ваш взгляд, главные болевые точки в отношениях между Россией и США?

2. Могут ли эти противоречия “рассосаться”?

Дмитрий ОРЕШКИН, глава центра “Меркатор”:

1. На сегодняшний день между Россией и США я бы обозначил три болевые точки, или болевых вопроса. Во-первых, демократия. В США понимают, что в России растут авторитарные тенденции, и Буш не может не реагировать на это. Кроме того, Буш вещает о проблемах России не только от себя, а от целого блока стран.

Во-вторых, как следствие роста авторитаризма — экономическое торможение России. Здесь же ограничения рынка свобод, усиление роли государства на рынке. В-третьих, Россия делает вид, что у нее украли Украину в результате геополитической игры США. На самом же деле сама Россия потеряла Украину.

2. На мой взгляд, эти болевые точки не будут сняты. Ведь чтобы снять их, путинская элита должна признать свои ошибки, а она этого никогда не сделает.

Иосиф ДИСКИН, сопредседатель Совета по национальной стратегии:

1. Я бы назвал болевые точки в отношениях между нашими странами областями острого диалога. По моим подсчетам, их три.

Первая — сотрудничество в области нераспространения оружия массового поражения. В этой связи Иран для США сильный раздражитель, а для России — крепкий партнер.

Вторая — энергетический диалог. США хочет быстрее договориться с Россией о покупке нефти, газа. А Россия, в свою очередь, тянет с этим. Никак не могут решить, где будет проходить газопровод и нефтепровод. Наша медлительность раздражает Америку.

Третье — США относится критически к тому, что Россия скатывается к авторитаризму. И именно этот важный момент Буш может использовать в качестве давления на Путина для разрешения вышеперечисленных задач.

2. Это не рассосется никогда. Диалог между Россией и США еще долгое время будет острым. Ведь эти вопросы принципиальны для двух сторон. А когда дело касается принципов — разрешение проблем затягивается до неопределенного времени.

Борис МАКАРЕНКО, замдиректора “Центра политических технологий”:

1. По-моему, отношения между США и Россией и складываются только из болевых точек. Наши страны не могут договориться, что можно и что нельзя делать в отношении третьих стран. Таких, как Иран и Украина. И еще США и Россия не могут найти один ответ на вопрос: что же такое демократия? Штаты уже несколько веков назад ответили на него. А Россия думает, что то, что сейчас у нас в стране происходит, и есть демократия.

2. В этих вопросах никогда не будет взаимопонимания. Сами понимаете, вопрос демократии сегодня слишком болезнен для нас.




Партнеры