Социально-экономические итоги 2004 года в Pоссии

Стенограмма пресс-конференции в “МК” руководителя Федеральной Службы государственной статистики Владимира Леонидовича Соколина

2 марта 2005 в 00:00, просмотров: 294

28 января 2005 г., 12.00


Ведущий — Сергей Иванович Рогожкин — руководитель пресс-центра газеты "Московский комсомолец".


С.И.Рогожкин: Добрый день, уважаемые друзья! У нас в гостях Владимир Леонидович Соколин, руководитель федеральной службы Госстатистики. Это первая пресс-конференция руководителя этой важной государственной структуры в этом году и надеемся, что сегодня журналисты удовлетворят свой интерес. Мы благодарим Владимира Леонидовича за то, что он приехал к нам. Это уже становится доброй традицией и предоставляем ему слово для краткого вступительного обращения.


В.Л.Соколин: Добрый день, уважаемые коллеги! Конечно, я благодарен редакции “МК” за то, что они в своих статьях поднимают острые статистические вопросы. Мы только недавно подвели предварительные итоги уходящего года. Я их, конечно, сейчас озвучу, но понимаю, что ситуация у меня достаточно сложная на фоне того недовольства, которое происходит в обществе из-за монетизации льгот. На этом фоне по-другому воспринимаются цифры, которые получились по 2004 году. Но я хочу еще раз предупредить, что это пока предварительные итоги. Так темп прироста валового внутреннего продукта за год составил 7,1%. Объем промышленного производства вырос на 6,1% за год. Вместе с тем и темпы промышленного производства, и темпы инвестиций несколько меньше, чем это было в 2003 году. Но, сразу хочу сказать, что положительная динамика и положительная направленность всех социально-экономических измерений в 2004 году сохранилась. Другой вопрос, что скорость продвижения вперед несколько упала. Так, например, инвестиции возросли на 11% в этом году. На 1,6% увеличилась продукция сельского хозяйства. И очень быстро растет оборот розничной торговли — на 12%. Реальные располагаемые денежные доходы — это все денежные доходы населения за вычетом обязательных платежей, т. е. за вычетом всех уплаченных налогов, поправленные на индекс потребительских цен, т. е. не номинальное значение, а уже скорректированное с учетом изменения ценовых параметров, составило в минувшем году рост 7,8%. Поэтому, например, если начисленная заработная плата, номинальная, выросла почти на 23% (это то, что получает человек в кассе), то реальная — с поправкой на ценовые параметры — выросла на 11%. Это достаточной большой рост. В 2004 году почти на 6% сократилась численность безработных. Я думаю, что численность безработных у нас будет уменьшаться не только в силу того, что у нас идет экономический рост, но и в силу демографических факторов. Уже с 2007 года численность экономически активного населения России, т. е. людей в трудоспособном возрасте, начнет уменьшаться каждый год примерно на 1 млн. человек. В ближайшие 10-15 лет это будет очень серьезным экономическим ограничением. Напомню вам, что индекс потребительских цен в 2004 году составил 11,7. Но должен сказать, индекс цен производителей промышленной продукции, т. е. те товары, которые производились российской промышленностью в минувшем году, выросли на 28%. Если вы сопоставите эти цифры — 11,7 и 28, то понятно, что, во-первых, это привело к тому, что рентабельность промышленного производства по многим отраслям по существу минимизирована, но и понятно, что такой рост цен у производителей может сказаться и на определенном росте потребительских цен. Должен сказать, что по нашим предварительным расчетам, индекс потребительских цен в январе этого года может составить 2,3-2,5% — это будет больше, чем в прошлом году. Хотел бы сказать о том, что очень серьезная подвижка произошла с такой серьезной экономической проблемой, которая у нас была в прошлые годы — с задолженностью по заработной плате. Так задолженность за 2004 год была сокращена в 2 раза. Сегодня она составляет чуть больше 12 млрд. рублей, а то, что касается задолженности из бюджетов всех уровней, то она превышает чуть больше одного млрд. рублей При этом практически задолженности зарплаты нет в отраслях социальной сферы: культуре, образовании, здравоохранении. Вот это основные предварительные итоги года. Очень серьезно вырос внешний торговый оборот. Вы знаете, что это произошло благодаря высоким ценам на нефть, газ и товары металлургической группы. При этом очень высокое внешнеторговое сальдо, естественно, положительное, в сторону России. К сожалению, в экономике любой показатель не может характеризовать ситуацию как-то однозначно. Когда мы говорим об инфляционных процессах, хотел бы напомнить, что у нас начали развиваться инфляционные процессы — еще не при Гайдаре, а при советском правительстве, когда цены для населения, были подняты в 2 раза — что послужило первым витком начала галопирующей инфляции. И когда мы говорим про инфляцию, у нас еще не было ни одного года с 91-го, когда бы эта инфляция измерялась однозначной цифрой. Минимальное значение инфляции (11%) было в 97-м году, накануне дефолта. Надо понимать, что пока в наших условиях — может быть это моя точка зрения — инфляционная составляющая необходима как локомотив экономического роста. Можно начать бороться с инфляцией и зажать денежную массу, зарплату и т. д. И инфляцию, наверное, можно быстро победить, но тогда нужно понимать, что достигать достаточно высоких темпов экономического роста будет еще сложнее, поскольку, вы знаете, что мы все-таки очень зависим от внешних рынков на основные товары нашего экспорта. Поэтому я на этом и остановлюсь, поскольку у вас будут вопросы и я постараюсь более конкретно на них ответить.


Вопрос журналиста: В 2004 году была проведена пробная перепись сельского хозяйства и она вызывала настороженность у селян. Как идет подготовка к всеобщей переписи сельского хозяйства?


В.Л.Соколин: Первое, я должен сказать, что Советский Союз не был членом такой уважаемой организации, как ВСО (Всемирной сельскохозяйственной организации), не будем сейчас вдаваться в причины. Сейчас есть решение правительства РФ — мы будем вступать в эту ООНовскую организацию. Но одно из требований этой организации — что странам, имеющим достаточно серьезное сельское хозяйство, необходимо проводить ежегодную сельскохозяйственную перепись в связи с тем, чтобы информация о сельском хозяйстве была доступной и, главное, прозрачной. Одна из причин довольно сложных переговоров о вступлении России в ВТО — это частый упрек, особенно стран, представителей ЕЭС в том, что мы специально не проводим сельхозперепись, чтобы не показать прозрачность и всю взаимосвязь отношений, складывающиеся в экономике сельского хозяйства. Поэтому, первая задача — проведение 1-й Всероссийской сельскохозяйственной переписи. Но о переписи 26-го года вспоминать сейчас не надо, другие были причины, другие были проблемы. Поэтому, первая задача — это инвентаризация состояния сельского хозяйства России и получение информации о том, что на сегодня представляет из себя наш аграрный сектор. Должен сказать, что с нашей точки зрения пробная перепись регионов прошла достаточно успешно. Нам очень помогла перепись населения — как бы по инерции население еще помнит, что прошла Всероссийская перепись населения и никому "не стало больно", ни у кого ничего не отняли, и население достаточно спокойно все воспринимало. Но мы уже видим, что в отличие от переписи населения здесь, действительно, нам придется повторить, наверное, компанию по информационно-разъяснительной работе и некоторые аспекты этой компании будут иметь несколько иной характер, чем при той переписи населения. Там у нас была проблема — охватить все население, с тем, чтобы приняли участие все. А здесь нам придется сделать акцент на качество ответов, потому что практика показала, что с охватом проблем не будет, все-таки сельское население, оно менее подвижно, вы понимаете. Это городское население двигается — уезжает и т. д. Но вот с качеством ответов, особенно тех, кто имеет так называемое личное подсобное хозяйство, вот здесь существует проблема. Будем работать, в том числе используя и журналистский корпус.


Вопрос журналиста: На этот год вы что-то планируете?


В.Л.Соколин: Буквально сейчас мы получили последние согласующие визы и внесем в правительство закон о сельскохозяйственной переписи. И надеемся, что уже к лету будет принято развернутое постановление правительства по этому вопросу. С осени начнем уже разворачивать полномасштабные работы. Должен сказать, что теперь в документе (руководстве ООН по проведению переписи населения) уже будет раздел: информационно-разъяснительная работа, в том числе пиар-компания, связанная с переписью населения. Это станет уже необходимым элементом проведения таких работ.


Вопрос журналиста: Кто отвечает за инфляцию? Насколько Министерство экономического развития вмешивается в деятельность вашей службы? Всемирный банк или какое-то другое министерство пытаются вмешиваться в вашу деятельность? Они используют ваши данные или у них свои расчеты?


В.Л.Соколин: Мне трудно сказать, что за инфляцию отвечает именно МЭР, скорее Центральный банк, который занимается, в том числе и вопросами денежной массы. Но я должен сказать, что ни одно из ведомств: ни Центробанк, ни какое-то министерство, ни правительство, ни администрация Президента в нашу деятельность не вмешиваются. Теперь что касается использования нашей информации: официальные международные организации и официальные власти той или иной страны, естественно, пользуются данными официальной статистики. Начиная с апреля 95-го года мы прошли ряд серьезных международных экспертиз, которые подтвердили, что статистическая методика, применяемая в России, соответствует международным стандартам. Нам для этого пришлось пройти большой 4-х летний путь, только после которого наши цифры были признаны соответствующими международным стандартам, они публикуются всеми международными организациями. Должен сказать, что последний, мне кажется, очень важный шаг, который, наверное, сделает Российское правительство, это введение специального стандарта распространения данных МВФ. Вы через наш сайт можете выйти на сайт МВФ и вы увидите 58 стран, которые являются участниками этого стандарта. Но там нет пока России. И только сейчас Минфин, наконец, внес в правительство проект постановления, в соответствии с которым мы объявим о присоединении к этому стандарту. Этот стандарт говорит о том, что правительство берет на себя обязательство по жесткому соблюдению статистической методологии не только в области реального сектора. Но и в области государственных финансов, и в области платежного баланса — с требованием жесткого соблюдения сроков публикации и представления этих данных всему международному сообществу.


Вопрос журналиста: Если претензии к статистическим данным? И регулярно ли публикуются эти данные?


В.Л.Соколин: Первое, что я должен сказать, что и методология расчета показателей - это все открыто на нашем сайте. Просто, начиная с 2000 года, мы работали в режиме как бы не де-юре, мы работаем в режиме специального стандарта распространения данных. Основная претензия к российской стороне была не в части статистических данных, а проблема была в том, что после дефолта 98-го года Минфин и Центробанк очень долго сомневались в необходимости регулярной публикации золото-валютных резервов. А что касается статистики — у нас претензий нет. По наполнению нашего индекса потребительских цен к нам нет претензий. Единственная претензия от МВФ — что мы в отличие от других стран имеем слишком подробную детализацию и работаем в ежемесячном режиме. И очень большой охват территориальный, потому что у нас получается одна из самых дорогих статистических работ. Но мы это объясняем тем, что, к сожалению, проблема с индексационными процессами не ослабевает, поэтому мы считаем необходимым работать в таком режиме. А структура потребительских расходов известна и доля услуг потребительских расходов российского населения, это именно все российское население, а не конкретная семья, не конкретный город, не конкретная деревня — это 17%, примерно 45% — потребление продуктов питания, а остальное — не продовольственные товары. Так что это у нас тоже есть эта структура. И в том числе она есть и внутри товарного рынка.


Вопрос журналиста: Скажите: каково соотношение сейчас, по последним данным, численности между городским и сельским населением в России?


В.Л.Соколин: Это не тот показатель, который меняется из месяца в месяц, даже из года в год. Примерно 27% — сельское население. И у нас эта цифра уже долгие годы стабильна. У нас процесс урбанизации остановился также, как и в других странах.


Вопрос журналиста: Почему индекс потребительских цен согласно официальным данным не соответствует действительности в понимании граждан? Чувствуется большая разница между собственным ощущением и госстатистическими данными.


В.Л.Соколин: Мы как раз перед этой пресс-конференцией подробно обсуждали это. Каждый месяц, для того, чтобы посчитать индекс потребительских цен, объем работ — мы регистрируем почти 600 тыс. ценовых котировок на конкретные товары и на конкретные услуги. Поэтому охват их по корзинке товаров и т. д. — тот, который соответствует общепринятым методологиям. И охватывает 226 городов и поселков, и поселков городского типа. Я не имею возможности очень подробно остановиться на методологии, но вы можете взять наши методические издания, у нас все это очень подробно опубликовано и в том числе по корзинке, которая входит в определение цен. Но если говорить о ценах — индекс потребительских цен рассчитывается для всего населения страны. Вчера была в “МК” статья об ужасе этих цен и т. д. Конечно, в том понимании, как это излагается журналистом, он, естественно, оперирует либо конкретным опытом конкретной семьи и тут, действительно, могут быть разные варианты. Если я могу апеллировать к этой вчерашней статье, там приводится семья из 2-х человек с 2-я детьми, которые пошли в Вуз и для них, действительно понятно, все стало дороже. А тогда почему нет другой семьи, у которой дети закончили Вуз и стали зарабатывать, а затраты по образованию они уже перестали нести. Т. е. индекс потребительских цен — это индекс, который отражает изменение цен на один и тот же товар одного и того же качества. А не изменение стоимости жизни конкретной семьи Ивановых, Сидоровых... Я вам хочу сказать, что насколько это сложная проблема — сейчас под эгидой ООН впервые проводится так называемый мировой раунд, он будет проводиться по данным за 2005 год, была идея провести этот раунд за 2004 год, но многие страны не успели подготовиться. Будет проведена работа, формально ее возглавляет мировой банк — 115 стран участвуют в этой работе — это паритет покупательной способности на рынках. Вот теперь представьте себе, что 115 стран, включая экспертов по конкретным товарам, должны согласовать спецификацию одно и того же товара. И в Бразилии, и в Чили, и в Китае, и в Индии, и в России, и в США будет наблюдаться ценовой параметр одного и того же товара. И это сделать очень тяжело. Но в мировом масштабе эта работа все-таки будет сделана. Конечно, например, если в какой-то африканской стране потребляется маис, которое российское население вообще не употребляет, то здесь возникает вопрос как сопоставлять. Я хочу сказать, что идея такая — это опять зарегистрировать ценовой параметр на конкретный продукт, услугу. Так, например, в декабре проезд на троллейбусе стоил 10 рублей, в январе — 10 руб. В городе “Х” гражданин “З”, который пенсионер, он 31 декабря сел в этот троллейбус и до поликлиники проехал бесплатно, а 1 января ему говорят плати 10 рублей. Я задаю вопрос: как изменилась цена этой услуги? Было 10 рублей и 10 рублей — никак, 100%, но для конкретного человека, для его семьи — это серьезное изменение. Но это уже другой аспект изучения уровня жизни.


Вопрос журналиста: Первый вопрос касается статистики международных торговых операций. По прежнему ли данные для госстатистики берутся у Государственного таможенного комитета? Второй — насколько обязательно подача в Госкомстат данных от производителей о количестве их производства?


В.Л.Соколин: Первый вопрос: если вы посмотрите наши данные по внешнеторговому обороту, то вы прочитаете примечание, что эти данные приводятся, во-первых, не таможни, а Центробанка по методологии платежного баланса. Первичной информацией о внешнеторговых операциях, естественно, является таможенная статистика. Но в соответствии с методологией платежного баланса, который опять же одинаково должен составляться и в России, и в любой другой стране. Эти цифры корректируются на определенные методологические проблемы, корректируются Центробанком в соответствии с общепринятой методологией составления платежного баланса. Мы приводим здесь цифры не таможенные. Здесь цифры таможенной статистики — это по конкретному товару, а в целом экспорт-импорт считается несколько отлично от цифр, которые фиксирует таможня.

Когда вы задаете вопрос о производстве того или иного конкретного товара, мы можем сказать это с точки зрения крупных и средних предприятий. Что касается малых предприятий, то здесь действительно для нас есть проблемы, поскольку в соответствии с постановлением правительства малые предприятия не представляют нам в сплошном порядке свою отчетность. Мы можем их отслеживать только в выборочном режиме. По многим показателям, в том числе и натуральным, мы имеем только годовые оценки. Нам иногда очень тяжело сказать, особенно по поводу производства хлеба. Если это крупный комбинат то мы знаем, а если это маленький город, где все производство хлеба сосредотачивается в руках ПБОЮЛ или малых предприятий. То мы эту информацию имеем только в годовом режиме. Поэтому мы иногда затрудняемся так точно ответить.


Вопрос журналиста: Есть у вас информация о том, как сократился уровень бедности в России за 2004 год и как изменились пенсии?


В.Л.Соколин: Уровень бедности по итогам года — будет несколько позже. Но должен сказать, что я думаю, что цифра по итогам года будет меньше 20% по уровню жизни. Хотя, даже если это 16 или 17% будет, то вы понимаете, что миллионы людей, это все-равно много за чертой бедности. А что касается пенсий — по моему, у нас пенсии выросли по предварительным данным на 5,5%.


Вопрос журналиста: А какая черта бедности сейчас считается в России? И какая динамика вообще?


В.Л.Соколин: Черта бедности — это те, кто живут ниже прожиточного минимума. Вы знаете, что прожиточный минимум у нас в среднем по стране, он делится на трудоспособного, пенсионера и ребенка до 15 лет. Но, я что хочу сказать, прожиточный минимум, его корзинка утверждается Госдумой, законодателем. А мы обсчитываем именно ту корзинку, которую утверждает законодатель. Это перечень товаров, перечень услуг и то количество товаров, которое законодатель внес в эту корзинку. Вся численность населения, которая получает денежные доходы ниже этой величины — они попадают в категорию бедных. Если я правильно помню, то по итогам того года у нас примерно 30 млн. людей жили ниже этой черты (20,6 процентов от общей численности населения). Ну, естественно, в этом году, если реальные пенсии выросли и выросли реальные доходы, то естественно эта численность уменьшилась. Но какая конкретно цифра будет — это будет ясно во второй половине февраля. Но, я думаю, что это будет около 18 процентов


Вопрос журналиста: Черта бедности в рублях...


В.Л.Соколин: Мы ее должны подсчитать, у меня ее сейчас нет. Это будет в районе 2500 рублей. Это средняя величина прожиточного минимума. Она очень серьезно колеблется для трудоспособного человека, пенсионера... Вы, наверное, обратили внимание, что мировой банк вместе с нами проводил исследование бедности в России. У нас у бедности есть свои российские специфические черты. Потому что мы считаем бедность по уровню денежных доходов. Почему, в частности, для нас актуально проведение сельхозпереписи. У нас во время переписи населения 18 миллионов наших граждан ответили, что одним из источников средств существования для них является личное подсобное хозяйство. А это натуральный фонд, не денежный фонд. Поэтому как раз мировой банк как раз обращает внимание, что мы завышаем свой реальный уровень бедности.


Вопрос журналиста: Как обстоят дела с инвестициями в России, и миграционными процессами населения внутри России?


В.Л.Соколин: Я могу так сказать, пока у нас нет подробной характеристики, есть предварительные данные, я их могу повторить примерно на 11 процентов выросли инвестиции. К сожалению, это тревожный звонок для нашей экономики, что скорость роста инвестиций стала достаточно заметно снижаться во второй половине года. И понятно, что если инвестиции не будут расти достаточно высокими темпами это может обусловить и замедление всех других экономических процессов в стране. Поэтому внутри строительного комплекса обращает на себя внимание, то если говорить про строительный комплекс, что метры вводимого жилья увеличились почти на 13 процентов к уровню прошлого года. Я должен заметить, что у нас с жильем есть один серьезный негативный момент. Где-то с 95-го года, если вы обратили внимание, когда у нас достаточно интенсивно проходил процесс снижения вводимого жилья, у нас произошло в этой сфере примерно тоже самое, что и в демографической ситуации? Помните, мы говорили, что демография — русский крест: число умерших стало превышать число родившихся. И в результате численность населения у нас снижается и будет теперь долго снижаться. Так вот с жильем у нас произошло примерно то же самое. У нас объем ветхого аварийного жилья сегодня примерно в 2-3 раза превышает объем вводимого жилья. И поэтому для России даже при уменьшающемся населении, жилищная проблема остается крайне острой. Да еще с учетом качества жилья, которое мы строили, 15, 20, 30 лет назад. Это одна из серьезнейших проблем. Большие надежды сейчас связывают с развитием ипотеки, но пока наши цифры показывают, нужна лупа, чтобы увидеть этот процесс. Наверное, потребуются еще годы, чтобы изменить ситуацию.

Внутри миграционные процессы немного замедлились. Но нас больше всего беспокоит, что внешняя миграция практически прекратилась. То есть, видимо, по итогам года, у меня пока нет цифр, но я думаю, что речь будет идти о 30-35 тысячах активного сальдо. Пока оно положительное. Если вы помните, мы говорили в 94-м году у нас был прирост за счет миграции около одного миллиона человек. Сейчас всего 35 тысяч. Это уже процесс, можно сказать, нулевой. Это, конечно, вызывает, с точки зрения экономического развития, конечно, большой вопрос. Ну тут всегда палка о двух концах. С другой стороны, это не только наше население. Если вы возьмете журнал “Европа” он полностью посвящен проблемам миграции. Конечно, общественное мнение любой страны показывает, что население против мигрантов. А политики говорят, а без мигрантов мы завтра вообще загнемся. Это опять противоречие.


Вопрос журналиста: Планируется ли реформирование в госстатистике?


В.Л.Соколин: Я откровенно говоря регулярно общаюсь с премьером, но не слышал про реформу статистики. Может быть, он что-то где-то сказал. Но о том, что нам нужно безусловно, развивать, в том числе и российскую статистику, здесь вопросов нет. И в конце прошлого года состоялось достаточно представительное совещание по проблемам развития статистики. К сожалению, есть ряд очень серьезных проблем для статистики, которые мы не могли решать в прошлые годы, в виду финансовых ограничений. Сейчас немного другая ситуация. Поэтому поставили вопрос о том, что нужно расширять нашу практику, в том числе и с учетом опыта наших коллег из других стран. Статистика — это всегда вещь такая неблагодарная. Потому что интересно вкладывать деньги в таможню, в налоговую службу. Они эти деньги возвращают. А статистика — это вещь очень затратная. Деньги вложили, а вроде бы ничего осязаемого назад не получили. И, конечно, для нас каждый шаг дается с большим трудом. Я надеюсь, что в ближайшие 2-3 года мы сможем серьезно расширить нашу статистическую базу.

С моей точки зрения, мы должны перейти на то, что сегодня делают практически все развитые странные, мы должны перейти на регулярные общенациональные статистические обследования в виде переписи. Это перепись населения, сельскохозяйственная перепись. Для нас очень важно — это провести первую экономическую перепись. Для нас, статистиков, самая сегодня серьезная болезнь, это то, что мы, к сожалению, не знаем состояние нашей генеральной совокупности. Мы получаем некие фрагменты, но сложить всю мозаику в общую картину иногда очень сложно. Это сложно для всех стран. Это сложно и для Германии, и для Америки и т. д. Выработан определенный метод. Для населения — раз в десять лет проведение переписи, на базе которой формируются все остальные работы, связанные с населением. Это сельскохозяйственная перепись и экономическая. На базе экономической переписи формируется очень важный инструмент, в т. ч. это и статистический инструмент, но в первую очередь важен он для Министерства экономики, финансов с точки зрения прогнозирования. Это так называемый межотраслевой баланс. Американцы перешли уже на ежегодную разработку отчетного баланса. Я понимаю, что у них другие возможности. Но все-таки мы бы хотели, включить это в долгосрочную плановую работу. Чтобы мы могли заранее и общество готовить к этим работам и самим готовиться. Например, мы провели перепись 2002 года. Демографическая ситуация для нас остается очень сложной со многими не очень понятными вещами, что будет через 10-20 лет. Но туда надо заглядывать. Для этого нужна информация. Уже сегодня надо готовиться к переписи населения 2010 года. А на нас пока смотрят как на чудаков. Очень тяжело апеллировать к международному опыту. Американские коллеги, которые как раз на совещании Кудрина присутствовали, я говорю, вот американцы готовятся уже сегодня, они уже готовятся к переписи 2010 года. У них бюджет переписи утвержден на период 2004-2013 год.


С.И.Рогожкин: Существует ли мониторинг того, как используются статистические данные структурами власти? И как часто они запрашивают статистические данные?


В.Л.Соколин: Вопрос очень хороший. Я специально с собой захватил “МК” за 13 января — не знаю кто-нибудь читал статью по поводу обследования наших российских школьников? — так вот в “МК” как раз показаны два статистических графика. И поставлены интересные вопросы. Так вот — в отличие от своих зарубежных коллег наши школьники с этими вопросами не справились. Я всегда, не стесняясь, говорю, что, к сожалению, статистическая культура, в том числе у наших чиновников и государственных управленцев очень низкая. К сожалению, наша статистика, она хоть и существует, но не востребована в определенных аналитических вещах. В нее начинают заглядывать, знаете, когда уже человеку совсем невтерпеж и он "идет к зубному врачу", когда он уже лезет на стенку, а до этого он думает, что все пройдет само, рассосется. Но не рассасывается. Поэтому есть проблема — это обучение, использование статистических данных. К сожалению, для нашего общества эта серьезная проблема. Есть статистика, например, по США — более 15-16 миллионов людей на их статистический сайт заходят. А у нас — около 20 тысяч в месяц и 250 тысяч в год! Это просто разные культуры. Мы посмотрели эти программы — они не учат студентов, в том числе специализирующихся в области статистики, тому, как считать индекс потребительских цен. Их учат понимать, что стоит за цифрами. Получая статистику — он будет менеджером корпорации, или исследователем или еще кем-то — он видит координаты развития экономики, развития социальной, экономической сферы его страны. И понимает, что за цифрами стоит. К сожалению, похвастаться таким пониманием у нас мы не можем.


С.И.Рогожкин: Если бы у вас была возможность выделить кого-то среди госструктур — кто чаще использует госстатистику, кого бы вы отметили?


В.Л.Соколин: На этот вопрос сразу можно ответить — выделил бы Центральный банк.


Вопрос журналиста: А что касается межотраслевого баланса?


В.Л.Соколин: Баланс не может ответить на многие вопросы. Потому что экономическая перепись — это более сложные, более серьезные исследования, чем обычная отраслевая статистика. Плюс могу сказать, мы получаем балансы от всех крупных и средних предприятий. Но проблема в том, что наши сегодняшние технические и технологические возможности не позволяют нам их отрабатывать даже в квартальном режиме. Единственное на что нам хватает сил, это годовые итоги.


Вопрос журналиста: Планируется ли экономическая перепись?


В.Л.Соколин: Не могу сказать когда планируется. Мы пока только доказываем необходимость этой работы. Я хорошо знаю опыт США по проведению экономической переписи. В ходе нее несколько целей достигается. Первое — это понять всю генеральную совокупность экономических субъектов, которые работают на территории страны. Сколько их, кто они, чем они занимаются, что они производят, какие товары и услуги. В ходе этой работы, в том числе очень подробно исследуются и экономические показатели этого предприятия. Структура затрат, структура доходов, использование прибылей и т. д. Раз в пять лет получается очень подробная статистическая характеристика всех без исключения. Такая работа нам в советское время была не нужна. Потому что мы имели данные по каждому предприятию, по каждой овощной лавке. А теперь другая ситуация. Теперь, к сожалению, мы не знаем — кто, например, торгует овощами. Вот почему сельхозперепись проводится отдельно. Потому что там будет не только перепись, а и опрос сельхозпредприятий. Это и фермеры, и физические лица. Самое главное, что в ходе сельхозпереписи опрашивается и население. Потому что в экономической переписи мы будем опрашивать только юридических лиц и ПБОЮЛ. А здесь еще приходится опрашивать и население, как физических лиц, которые имеют подсобное хозяйство.


Вопрос журналиста: Основная задача переписи сельского хозяйства? Что войдет в эту перепись?


В.Л.Соколин: Мы знаем сегодня сколько личных подсобных хозяйств, потому что их учет есть. Но произошло очень много изменений. И их мы должны понять. Как и на что она используется земля в личном подсобном хозяйстве и другое. Этого мы не знаем. А то, что примерно у нас 16 миллионов личных подсобных хозяйств, это мы знаем, но мы не знаем, что там. Вот в чем вопрос.

Это будет очень сложная проблема. Должен сказать, я сам был в одном селе Пугачевского района Саратовской области, это степная зона на границе с Казахстаном — так там один товарищ помнит еще перепись 1961-го года. Когда Хрущев ввел налоги и пришлось многим вырубать сады и т. д. Ну до этой глупости конечно не дойдет...


Вопрос журналиста: Ведется ли статистика износа основных фондов...?


В.Л.Соколин: Конечно, ведется. Я хочу воспользоваться возможностью и продемонстрировать вам российский статистический ежегодник. Это приложение к нему. Очень советую ознакомиться с ним. Начиная с 2005 года мы переходим на так называемый общероссийский классификатор видов экономической деятельности. Мы переходим на международный отраслевой стандарт. Он по-другому представляет структуру экономики — несколько примеров. В 30-е годы, когда мы боролись за индустриализацию СССР, мы боролись двумя методами: с одной стороны, создавали крупные промышленные производства, с другой — меняли статистическую методологию. Мы в промышленность "засунули" лесозаготовки, что во всем мире является самостоятельной отраслью. Потом появилась идея "отделить" от промышленности улов рыбы и другие хозяйства, которые тоже по принятым во всем мире стандартам являются самостоятельной отраслью. Таким образом когда-то мы как бы границы промышленности расширили, все остальное сузили и потом объявили себя страной индустриальной. А теперь возвращаемся к общепринятым стандартам. Но я вас прошу — обратите внимание, получается что такое понятие как промышленность, промышленное производство уже не будет суммой двух крупных отраслей — обрабатывающей и добывающей промышленности. Конечно, это очень тяжело, в том числе и руководству страны. Как так, в стране не будет промышленности? Она будет. Мы, например, уже знаем реакцию — не будем называть название субъекта федерации — где, увидев эту новую структуру (хотя у нас уже был двухлетний переходный период), что регион из промышленно-развитого "превращаются" в некий другой. И, конечно, их первым желанием было — сразу все это дело отменить и остаться на старых позициях. Но мы считаем, что надо переходить, в том числе и на отраслевую классификацию, чтобы еще больше добиваться сопоставимости со статистикой других стран.


С.И.Рогожкин: Спасибо всем за участие в пресс-конференции, а Владимиру Леонидовичу, особо, за курс статистического всеобуча.



    Партнеры