Нефтехаза

Где “короли бензоколонок” берут ослиную мочу?

2 марта 2005 в 00:00, просмотров: 201

…Жулики сработали профессионально. Создав фирму-однодневку, переправили на подмосковную нефтебазу солидную партию “паленого” бензина, а потом оперативно продали его организации, владеющей сетью автозаправок. Вместе с претензиями на некачественное топливо взбешенные автовладельцы уже на второй день продаж стали привозить на АЗС выведенные из строя запчасти машин. Нагрянуло с неожиданным визитом и местное УВД, которое накануне заправило “бодягой” пять служебных автомашин...

Это не сказка и даже не присказка, а краткое введение в курс дела, которое корреспондент “МК” отправился расследовать по горячим следам вместе со специалистами топливной инспекции по Московскому региону.

— Мы имеем дело с типичной “прослойкой”, — считает начальник нефтяной инспекции Виктор Зуев. — Сделали свое черное дело и смылись. Кто стоит за спиной мошенников, выяснит прокуратура, наше дело — проверить цепочку, по которой “паленка” поступила на подмосковные АЗС.

Отправляемся на нефтебазу, где временно хранилось злополучное топливо. У инспектора Евгения Пономарева на руках необходимые документы для проведения ревизии. Но это не значит, что хозяева распахнут перед нами ворота своих владений.

— Не пустят — возьмем на карандаш, — предупреждает оперуполномоченный ОБЭП ГУВД Московской области Владимир Милов, сидящий на заднем сиденье машины. — Пусть помнят, что ведут деятельность, контролируемую государством.

За железной калиткой бьется в истерике овчарка, охранник надменно выслушивает представления инспекторов. Милицейская “корочка” на него действует лучше — прошу! Размахом, надо сказать, нефтебаза не впечатляет. Четыре топливных резервуара, несколько одноэтажных хозяйственных построек и вереница цистерн на железнодорожных путях. Появляется некий Миша, смотрящий за нефтебазой, пока начальство решает ее проблемы в Москве:

— Какая жалость, оно отъехало только что...

— Покажите, пожалуйста, сертификаты качества и дорожные накладные, — корректно просит оперуполномоченный Милов.

Миша затравленно озирается.

— Начальник с собою увез, — роняет он дежурную фразу.

— Как же вы бензин отпускаете? — обалдевают проверяющие.

На просьбы предъявить еще несколько документов, без которых нефтебаза вообще не имеет права работать, Миша продолжает валить все на испарившееся и забывчивое руководство. Ситуация, типичная для “серого” бизнеса.

Появление начальства в лице упакованного молодого человека с характерной золотой цепью на шее ясности не добавляет — “левый” бензин базе впарила мифическая фирма, которую они и сами не прочь найти, чтобы разобраться.

— Давайте все-таки вернемся к вашей нефтебазе, — спокойно продолжает Евгений. — Что у вас, к примеру, сейчас в резервуары залито?

— В один — летнее дизельное топливо.

— Судя по накладным, неплохо разбирают, — замечает инспектор. — И это зимой?

— А меня не касается, что в него намешают и кому продадут, — откровенно заявляет “хозяин”. — Я за нефтебазу 9,5 тыс. долларов в месяц плачу и деньги эти должен отбивать. А что касается нарушений, клянусь, к следующей пятнице все будет в ажуре.

...Чинную беседу в этот момент прерывает неожиданный инцидент. Заметив, что корреспондент достает фотоаппарат и начинает щелкать ржавое оборудование нефтебазы, к нему тотчас подбегает охранник, выхватывает из рук камеру, выдергивает из нее пленку и рвет на куски. Ну просто как Тузик грелку. Проверяющие усмехаются. Причину своего юморного настроя объясняют позднее. По информации районных убэповцев, нефтебазу контролируют конкретные пацаны. Так что порядки здесь ими установлены соответствующие.

Инспектор достает бланки и начинает составлять акт надзорной проверки. Пока, к сожалению, ничего более серьезного, кроме многочисленных нарушений, пацанам не пришьешь. Хотя нарушений немало. Например, в том самом “левом” бензине, из-за которого разгорелся скандал, октановое число не соответствует норме по моторному методу и превышена концентрация фактических смол в 10 раз!

— Что ждет этих предпринимателей? — спрашиваю уже на обратном пути у Владимира Милова.

— Будем и дальше проверять законность их деятельности. Пока я не увидел ни одной лицензии. База находится в аварийном состоянии. Чтобы довести ее до ума, надо вложить уйму денег, но хозяевам это невыгодно. Они взяли нефтебазу в аренду, только чтобы снять сливки. Кстати, непонятно, куда они топливо переправляют. По документам, не на АЗС, а некоему ООО. Что там добавляют в бензин, надо анализировать.

— Арендуют базу уже год, — вступает Евгений Пономарев, — а не знакомы с правилами эксплуатации. Нет паспортов на резервуары, насосы, технологические трубопроводы. Нет паспортов качества и сертификатов соответствия на нефтепродукты. Бензин разливают обычные работяги, хотя этим должны заниматься специально обученные операторы. У них даже насосы не заземлены! Посмотрим, исправят ли они все к следующему нашему визиту через месяц.

* * *

— В целом по Московскому региону процент некачественного бензина снижается, — утверждает заместитель начальника Мосрегионтопэнергонадзора Сергей Соловьев. — В 2002 году он составлял 7% от общего объема, в 2003 году произошел скачок — до 15—20%. Сейчас в среднем 10—12% продаваемого по области бензина не соответствует норме.

Виноваты ли в этом ревизоры топливной инспекции? Ведь они каждое утро отправляются на проверки АЗС и нефтебаз, проверяя правильность их эксплуатации, качество нефтепродуктов, выявляют недоливы и прочие нарушения. За год каждый инспектор обследует 230 объектов, всего же проверяется около 1800 (и это только коммерческие АЗС по Московскому региону, не считая прочих нефтеобъектов). Из них на чистую воду удается вывести не более пятидесяти. Для более высокой отдачи от инспекторских рейдов не хватает кадров — о зарплате инспекторов слагаются анекдоты.

Чаще всего обманывают потребителей мелкие предприниматели, владеющие от одной до пяти АЗС. В отличие от крупных нефтяных компаний им тяжело выдерживать конкуренцию, а потому они не брезгуют всеми известными способами разбавления бензина ослиной мочой. Самой распространенной основой для “левого” топлива служит так называемый прямогонный бензин, октановое число которого составляет всего 56. Добавляя в него определенный набор присадок (иногда очень ядовитых), жулики добиваются повышения октанового числа, а заодно и полной капитуляции автомобиля.

Так, например, при добавлении окиси железа выпадающий осадок забивает фильтры и бензонасос, вдвое сокращается срок работы двигателя. Если отечественные авто еще как-то справляются с этой бедой, то иномарки глохнут напрочь. При добавлении в бензин спирта и ацетона летят резиновые прокладки. При повышенном содержании в топливе смол на клапанах двигателя образуется большой нагар, и они полностью выходят из строя.

Итоги работы инспекции за 2004 год показали, что из 1300 взятых проб бензина 6—8% не соответствует заявленному октановому числу, в 5% проб увеличено содержание бензола. Сера присутствует в 2—3% проб бензина и 5—6% проб дизельного топлива. Смолы встречаются в 8—9% проб, причем в последнее время пошла тенденция не просто их примеси, а увеличения концентрации в разы!

Но даже если бензин соответствует норме, это еще не значит, что вам его нальют ровно столько, за сколько вы заплатили. Чем дальше от Москвы, тем шансов на это остается все меньше, особенно если на АЗС установлены советские бензоколонки типа “Нара” со стрелкой и “циферблатом”. Делая на таких станциях закупку, инспектора не раз вместо оплаченных 10 литров обнаруживали в контрольной емкости 9. Механизм прост: едва стрелка касалась заказанной цифры, мошенники прекращали подачу бензина, оставляя последний литр “про запас”. На современных (по идее — опломбированных) аппаратах тоже есть где развернуться плутовской фантазии.

Опытный оператор, а порой и сам владелец АЗС всегда найдет способ договориться с мастером, который производит наладку программы колонок. В этом случае при контрольной закупке техника выдаст норму, а клиент потом все равно недополучит свои 200—300 мл. Ловкость рук и никакого мошенничества.

Максимум, чем могут сегодня нефтеинспектора наказать недобросовестных продавцов бензина, — наложить штраф или приостановить работу объекта на полгода. Первое на предпринимателей действует не сильнее, чем гроза в начале мая. По действующему законодательству, должностное лицо может быть оштрафовано на 10—20 МРОТ, юридическое лицо — на 100—200 МРОТ. Смешно напугать разовым штрафом в 10 тысяч рублей владельца АЗС, ежедневно (!) получающего прибыль 25 тыс. рублей и более.

Вторая мера посильнее портит настроение, поскольку форы конкурентам никто давать не хочет. Но применяется она в Московской области так редко, что про нее, наверное, скоро забудут сами ревизоры. Например, в 2004 году топливная инспекция не притормозила работу ни одного объекта.

— Поток некачественного топлива можно значительно сократить, — поясняет Соловьев, — если правительство введет акциз на прямогонный бензин, равный акцизу на высокооктановый (3,64 руб. за тонну). Сейчас он вообще не облагается акцизом и потому является лакомым куском как для нефтезаводов, так и для рядовых АЗС. А если “левое” горючее, условно говоря, станет в одну цену с хорошим, у жуликов пропадет желание его покупать и “размешивать” по причине полной нерентабельности подобного производства.






Партнеры