Редникова устроила шубную премьеру

Москве показали “Чердачную историю” с девушкой “вора”

5 марта 2005 в 00:00, просмотров: 270

Премьера “Чердачной истории” прошла по-домашнему мило, но не без светского лоска. Просто режиссер Галина Евтушенко решила сначала обкатать свой фильм на своих, а свои оказались сливками общества. Вот в элегантном малиновом кашне появился композитор Левон Оганезов, сыгравший в “Чердачной истории” тапера, — он уже четвертый раз работает с Галиной. С некоторым опозданием, как и подобает звезде, пришла исполнительница главной роли Екатерина Редникова (известная по фильму “Вор” Павла Чухрая) в роскошной длинной шубе. Правда, ее партнер Ярослав Бойко, мачо нашего кино, к сожалению, предпочел премьере съемки в Киеве.

Зато, как представила его Галина Евтушенко, русский “Джеймс Бонд” Александр Захаров, тоже сыгравший в ее картине, сражал всех изысканными манерами.

Галина Евтушенко сняла девять документальных фильмов, которые демонстрировались в России, Греции, Польше, Венгрии, Португалии, Швеции, Дании, США. Героями ее лент становились и исторические личности — Эйзенштейн и Мейерхольд, и наши современники — Калягин, Журбин, Галин. И вот Галина решилась на дебют в художественном кино.

Пока я пробиралась в зал через все уплотнявшуюся толпу знаменитостей, собравшихся на премьеру в “Кодак”, девушки, обносившие гостей вкусностями, успели поменять мою пустую бутылку из-под пива на полную да еще приправить напиток кусочком лайма. По пути я услышала новый анекдот от поэта Владимира Вишневского, столкнулась с актером Филиппом Феоктистовым, пришедшим поболеть за коллег, поздравить с актерским дебютом Олега Соколовского — ученика режиссерской мастерской Сергея Соловьева. А также узнать от экстравагантного Макса Плюснина, снявшегося в “Чердачной истории” в роли папарацци, а на самом деле музыкального продюсера, что Гоша Куценко и Игорь Верник, оказывается, запели не на шутку, причем каждый из них решил выступить с профессиональными англоязычными музыкантами!

Итак, кино. На экране — документальная хроника 93-го года: танки, люди, готовые под них броситься ради свободы и демократии, горящий Белый дом... Но это всего лишь фон, события происходят на чердаке. Маленький мирок, в котором умещаются только двое: он и она, Сергей (Ярослав Бойко) и Лиза (Екатерина Редникова). Он — профессиональный убийца, снайпер, ждет на чердаке команды: пора! Она — жена начальника охраны, что стережет того самого генерала, которого держит на прицеле Сергей. И хотя внешний мир все время грозит ворваться — то в лице разъяренного Лизиного мужа, то хрипами и сипами рации Сергея, — все меньше места на чердаке для чего-то, кроме их любви.

Это по сути. На деле же, то есть на экране, большая любовь на маленьком чердаке выглядит как бесконечная череда одинаковых половых актов, снятых без особой фантазии, с одного ракурса (с которого, заметим, ничего, к сожалению, не видно, кроме лиц) и в однообразном ритме. Считается, что любовь — женское дело, значит, логично было ожидать, что женщина-режиссер покажет нам, что это такое. Может, сценарист Олег Файнштейн не подумал о том, что такое “развитие отношений”, но только между “этим делом” героям отчаянно нечем заняться. Не книжки же им читать: на чердаке, метафорической “свалке времен”, только “Капитал” Маркса завалялся, так усердно запыленный художниками-постановщиками, что вызывает сомнение, как при такой грязи тут же могут быть столь чистые простыни.

Правда, Сергей говорит, что, чтобы “сохранить спокойными руки”, в отсутствие Лизы он занимается вязаньем. Но в это как-то с трудом верится, потому что за те несколько дней, что Сергей безвылазно проводит на чердаке, он мог бы связать уже целый свитер для Лизиного мужа или хотя бы носочек для ее сына, а у него под спицами все те же несколько рядов... Не верится и в то, что голуби, живущие на чердаке, могут быть такими коллекционными — все как на подбор белые, с чубчиками и веерными хвостами, как будто с ярлычками — “для романтики”. А на трясущихся в ритме поезда бюстах Ленина и Горького, строго взирающих на любовные утехи героев, наверняка, если поискать, найдется заботливая надпись режиссера “Для смеха”. На портрете Брежнева не удержались и таки перекинули через него ленточку “Почетный свидетель” — чтобы уж и самым тупым стало смешно. Кажется, что главным героям тоже не очень верится в то, что между ними — настоящая любовь. И он, и она, кажется, чувствуют не саму любовь, а что “на этом месте должна быть любовь”. И потому счастливый финал фильма — выброшен на помойку пистолет Сергея — воспринимается как фантазия-надежда кого-то из героев.

Хорошую оценку увиденному дал по пути на банкет Владимир Вишневский: “Чердачная история” имеет, на мой взгляд, ясную аналогию с новейшей историей — это наша демократия, которую трахнули на чердаке. Смотреть мне было интересно, а такая категория, как “интересно”, и есть показатель достойного, добротного качества. Это фильм, после которого режиссера не стыдно поздравить”.




    Партнеры