На первую-вторую половину рассчитайсь!

“МК” выяснил, кто главнее в генеральских семьях

5 марта 2005 в 00:00, просмотров: 244

Что ни говорите, а весна все-таки настраивает на лирический лад. Солнца больше, 8 Марта впереди, повсюду любовь... Словом, так и тянет к прекрасному — к нашим дорогим “половинам”. Особенно если эта “половина” — большой начальник, известный политик или влиятельный чиновник. Конечно, тут не забалуешь, тем более когда речь идет о Министерстве обороны.

В военном ведомстве есть два самых высоких руководителя, о которых почти ничего не известно. Это недавно назначенный первый заместитель министра обороны генерал-полковник Александр Белоусов и начальник Службы экономики и финансов Любовь Куделина, которая уже четыре года держит в своих руках все “военные” деньги. Их личности вызывают большое любопытство как у журналистов, так и у самих военнослужащих, но до сегодняшнего дня мнение о них можно было составить лишь по немногочисленным официальным выступлениям.

“МК” удалось найти людей, которые знают всю подноготную Александра Васильевича и Любови Кондратьевны. В канун женского праздника рассказать о своей непростой семейной жизни согласились жена генерала Татьяна Евгеньевна Белоусова и муж “первой леди обороны” Николай Викторович Куделин. Так сказать, “вторые половинки”.

А может быть — и первые... Из досье “МК”.

Куделина Любовь Кондратьевна, начальник Службы экономики и финансов Минобороны РФ.

В 1977 г. окончила Московский финансовый институт, по окончании которого работала в Минфине.

С 1996 г. — глава Департамента финансирования оборонного комплекса и правоохранительных органов Минфина.

С июля 1999 г. — заместитель министра финансов.

В марте 2001 года назначена начальником главного финансово-экономического управления — заместителем министра обороны РФ по финансово-экономической работе.

Замужем. Имеет сына.


— Николай Викторович, как вы отреагировали на назначение вашей жены заместителем министра?

— Спокойно. До этого она уже работала в Министерстве финансов руководителем Департамента оборонного комплекса. И я сразу считал, что ее работа в Минобороны будет никак не трудней, но, наверное, интересней. К тому же в армии дисциплина повыше, а значит, и работать во многом проще. Другое дело, что определенная узость мышления у военных все-таки присутствует... Но я к этому спокойно отнесся.

— И вас не насторожило, что ее должность командная, мужская?

— Почему мужская? Более того, думаю, что и должность министра обороны не мужская. Сейчас во многих государствах женщины — министры обороны. И справляются. Почему нет? Не считаю, что они люди второго сорта.

— Ваша жена сильно изменилась на новой работе?

— Когда человек долго пребывает на высоких чиновничьих должностях, он всегда меняется. К сожалению — это мое мнение — женщина при этом что-то теряет. Хотя что-то и приобретает. Такова жизнь. Но моя жена на своем месте.

— Ну да, у нее остается меньше времени на семью, она перестает готовить, начинает в доме командовать...

— Наверное, да. Но у нас дома особенно не раскомандуешься. Мы с сыном люди самостоятельные. Нас к ногтю не прижмешь. Мы не поддаемся. У нас на все — собственное мнение.

— Она когда-нибудь с вами советуется?

— Иногда. Если случаются какие-то конфликтные ситуации на работе.

— Жалуется?

— И такое бывает. Она ж не железная. И обижают ее иногда.

— Генералы обижают женщину-замминистра?

— Случается. И делают порой не то. Всяко бывает. Особенно трудно ей поначалу было. В армии ведь отношения специфические: все живут исключительно по приказу.

— Ваша жена раньше в Минфине работала, в женском коллективе, а тут вдруг раз — и почти исключительно мужской. Ясно, что, как и любая женщина в таких условиях, она пользуется вниманием. У вас чувства ревности не возникает?

— Нет. Я вообще неревнивый человек. В Минфине коллектив хоть и женский был, но мужчин приходило туда намного больше, чем женщин. Выходит, мне и тогда нужно было ревновать?

— А она кокетливая женщина, посматривает налево?

— Бывало, особенно в молодости.

— Как вы познакомились?

— На троллейбусной остановке, ночью. Она возвращалась от подруги, а я — от друга. Под хмельком немножко был. Вдвоем на пустой остановке — что еще делать, если не знакомиться? Троллейбусы уже не ходили. Мы поймали такси, на двоих — дешевле. С тех пор вместе, уже 22 года.

— Я смотрю, вы курите. Жена у вас тоже курит. Наверное, собираетесь иногда вечерком, болтаете на кухне за сигареткой?

— Почему иногда? Почти всегда. Она и на работе курит. Это плохо, конечно, но что делать. Сейчас, правда, бывает, что мы поздно домой приходим: когда поговорим, а когда и нет. Но одна традиция у нас пока еще осталась: воскресенья проводить на даче. Там спокойно, и мы просто отдыхаем. Это только наша дача. Мы ее построили шесть лет назад не в самом престижном районе Подмосковья, зато там очень красивая природа.

— У вас есть какие-нибудь животные?

— Нет. Когда сын был маленький, я ему на Птичьем рынке купил хомячков. Они были нашими единственными животными. Собаку хотелось всегда, но ею же нужно заниматься, а всем некогда. Мы ведь всегда жили отдельно от родителей. Поначалу, правда, пытались поселиться вместе с ее родителями, но опыт оказался печальным. Решили: лучше отдельно. И сына воспитывали сами, без бабушек. Сейчас Костя работает во Внешэкономбанке. Он окончил финансовую академию. Живет с нами. Не женат. Пока мы ему помогаем. Вот встанет на ноги... Но я сыну сразу сказал: не спеши деньги большие зарабатывать, сначала поработай, наберись ума-разума, опыта и тогда уж стремись к высоким должностям.

— Как будете отмечать 8 Марта? Что собираетесь подарить жене?

— Наверное, как обычно, цветы. Мы давно уже не делаем к этим дням каких-то специальных подарков. Обычно большие покупки делаем, когда в них есть необходимость. Редко к каким-то датам.

— А как же чисто женские штучки: кольца, шубы...

— Вы знаете, все, что нужно, у нас есть — то, о чем мечталось еще в советские времена, чего хотелось и казалось несбыточным. А больше ничего особо и не требуется...

— В вашей семье все финансисты! Деньги для вас — это важно?

— Они нужны, чтобы нормально жить, но только ради них жить не стоит.

— Ради чего стоит?

— В жизни много интересного. Хочется что-нибудь серьезное еще успеть сделать. Люба вот уже сделала кое-что, и я еще надеюсь сделать что-то серьезное. Есть у меня интересные темы. Идеи. Может, получится.

— Ваша жена любит одеваться? Советуется с вами, когда выбирает одежду?

— Раньше советовалась. А сейчас — открою маленькую семейную тайну — маму у нас одевает сын.

— Ходит с ней в магазин?

— Нет. Сам покупает вещи, и они ей почему-то всегда подходят. У нас Костя в этом смысле большой молодец, поэтому мама всегда хорошо одета. И меня он отчасти одевает. Покупает одежду в московских магазинах, но если нужно много вещей, то выгоднее съездить в Италию. Там все вдвое дешевле, чем в Москве. Костя иногда улетает в Милан, 3—4 дня ходит по магазинам и покупает все себе и нам.

— Какие фирмы предпочитаете?

— У нас только сыну важно, во что одеваться, а нам как-то не очень. Любе вот что “Пьер Карден”, что “Красная швея” — все равно. Лишь бы это нравилось и нормально сидело.

— Какое-нибудь разделение обязанностей у вас дома есть: что-то делаете только вы, что-то — только жена?

— Не всегда. К примеру, готовить еду мне просто не позволяют. Костя считает, что я это делаю плохо, а мама — хорошо.

— Так она же не успевает готовить?

— Иногда успевает.

— А убирается в доме у вас кто, домработница?

— В последние дни, опять же по Костиной инициативе, стала приходить женщина, которая немножко поддерживает порядок — в семье некому этим заниматься. Но готовим мы по-прежнему сами.

— Что у вас бывает на столе в праздник?

— На даче любим что-нибудь пожарить на огне. А еще варим суп. Супы разные. Когда Люба готовит, все бывает вкусно.

— Есть у нее какие-нибудь типично женские увлечения: вязать, вышивать крестиком...

— Нет, этим она никогда не занималась. Может, только в детстве, которого я не застал.

— Она у вас прямо железная леди?

— Железная... Но только на работе. Иногда, правда, и дома пытается, но обычно ей это не удается.

— Вы чувствуете на себе груз ее должности? Идете, к примеру, по коридору, а вслед слышите: “Вон муж замминистра обороны”. Говорят, мужчины это довольно тяжело переносят?

— Я на это не обращаю внимания. И к мнению окружающих не всегда прислушиваюсь. Но все-таки некоторые неудобства, конечно, есть. Я иногда думаю, что мне, наверное, работать было бы проще, если бы она дома сидела.

— А где вы работаете?

— Я представляю интересы одного харьковского завода. Кроме того, у меня есть свой бизнес. Очень небольшой. После вуза я работал в оборонке — в “почтовом ящике” — и несколько “пересидел”. Надо было раньше уходить — в банк, например. И ушел бы, если б не моя уважаемая супруга, которая говорила: посиди, подожди. Костя был еще маленький. Нужно было его воспитывать, и я не мог целиком уйти в работу.

— Жена была занята?

— Конечно. Она много работала в Минфине. Так что Костю в основном я воспитывал, но он рос самостоятельным. С 1-го класса сам приходил домой, готовил себе еду и ждал меня. А я к шести возвращался, помогал сыну делать уроки. Так что не мог плотно заниматься карьерой.

— Вы понимаете, что вы тот редкий мужчина, который дал возможность своей жене достичь профессиональных высот, “наступая на горло собственной песне”?

— Выросла она сама. Я ей просто не мешал.

— Она благодарна вам за это?

— Не знаю, мы об этом никогда не говорили. И я не считаю, что делал что-то сверхъестественное. Все нормально, просто так жизнь сложилась. И никто из нас об этом не жалеет.

— Работая с военными, она не начала матом ругаться? У них ведь это принято. А иначе никак: приказа не послушают.

— Мне иногда кажется, что на работе может… Дома — нет. У нас это не принято. Пусть только попробует… Получит по шее, и все тут.

— Вы ее бьете?..

— Ну так, фигурально. Погрозить могу, но не больше, конечно.

— У военных еще принято все праздники — 8 Марта, 23 февраля — отмечать в коллективе, что обычно заканчивается возлияниями и долгими посиделками. Как вы это терпите?

— Такое случается редко. Когда она работала в Минфине, там “ночные посиделки” гораздо чаще случались. А здесь — дисциплина. В армии как: до 18.00 отслужил — и домой. Отчего мы с Костей иногда и страдаем. Возвращается, от работы не успеет еще отойти и пытается дома командовать. А мы этого не любим. Нам приказывать нельзя, попросить — можно. Мы сделаем. Правда, теперь я домой прихожу позже ее. Так что к моему приходу она уже немного дома остынет… И — нормально.

— Приезжают ли к вам домой друзья с ее работы?

— С ее работы — нет. Наша друзья — это люди, с которыми мы общаемся много-много лет. На даче иногда собираемся, включаем караоке…

— Ваша жена поет?

— Еще пять лет назад не пела. Хотя нет, в молодости бывало. А потом был период, когда в Минфине руководителем департамента работала, ей не пелось. Очень трудный был период, и годы тяжелые — постоянная нехватка денег. Помните ведь середину 90-х? А теперь она любит петь. Например, Газманова “Господа офицеры”. Это, пожалуй, ее самая любимая песня.

— Так успела в Минобороны проникнуться армейским духом?

— Нет. Это наследственное: папа — военный моряк, демобилизовался в чине капитана 2-го ранга, брат — капитан 1-го ранга. Традиция.

— Жена вам не жалуется, что на работе генералы ее профессионально притесняют?

— Ее не притесняют. Ведь это не секрет, что она пришла туда не одна, а вместе с гражданским министром. Считаю его очень порядочным человеком. У них нормальные рабочие взаимоотношения, человеческие — тоже. Глупостей она никогда в своей жизни не делала и не станет, а во всех хороших делах он ее поддерживает.

— Сейчас очень много недовольных офицеров, и обоснованно недовольных. К критике “снизу” она прислушивается?

— Конечно. К тому же в отличие от некоторых чиновников она не смотрит на мир из окна автомобиля. Она более-менее все знает.

— Откуда?

— Ну хотя бы от меня с сыном. Мы с ним ведем обычную жизнь. У нас нет служебных машин, ездим мы сами, общаемся с людьми. Так что в облаках она не витает. Скажем, все то, что происходит в связи с заменой льгот на компенсации, ее серьезно волнует, но она не всегда в силах сделать так, как ей хотелось бы. Она ж не самый крупный руководитель в стране, и не все у нее получается. Бывает, для какого-то решения требуется масса согласований, а у каждого руководителя — свое мнение. Их приходится принимать. Но я считаю, что она человек очень разумный, вполне объективный и понимающий.

— Ей самой достается за правду, когда она ее высказывает?

— Достается, но иногда нужно говорить правду.

Татьяна БЕЛОУСОВА: “Последнее время муж что-то перестал анекдоты рассказывать”

Из досье “МК”.

Генерал-полковник Белоусов Александр Васильевич, первый заместитель министра обороны РФ.

В 1973—1995 гг. окончил Московское высшее общевойсковое командное училище, Военную академию им. М.В.Фрунзе, Военную академию Генштаба.

В 1999 г. назначен замкомандующего войсками МВО.

С июня 2003 г. — замкомандующего войсками СКВО.

С июля 2004 г. — первый заместитель министра обороны РФ.

Женат. Имеет сына и дочь.


— Вы чувствуете себя как-то иначе от того, что муж ваш стал первым заместителем министра обороны?

— Ничего не чувствую. Никакой разницы. Мне самое главное — муж рядом, дети рядом.

— А удовлетворение от того, что жизнь прожита не зря?

— Удовлетворение — это, я думаю, больше для него. Хотя, конечно, мы вдвоем строили его жизнь, и я ему плечо подставляла.

— Помогали советами?

— Ну что я могу советовать в военном деле? Поддержка вся только в том, что он приходит со службы и видит: я дома, дети дома, тепло, светло, уютно, ужин на столе.

— Сколько лет вы замужем за Александром Васильевичем?

— Тридцать лет. Познакомились на дне рождения нашего общего приятеля, с которым я училась в школе, а муж — в военном училище. Мне было 21 или 22, ему — столько же. Он уже заканчивал учебу. Поженились, он уехал в Германию, потом я к нему приехала. Три года там прожили. После Германии попали в Среднеазиатский военный округ, на самую южную точку границы с Китаем. Там мы и жили, местного населения не было, только наш городок.

— Вам, наверное, приходилось жить и в неблагоустроенных квартирах, и во всяких богом забытых “дырах”?

— Да, мы ездили в основном по задворкам. Но зато там не было проблем с квартирами, как в Москве или в Питере. Мне в этом смысле везло, у нас всегда было достаточно удобное жилье. Только в Германии жили на подселении с соседкой.

— Вы имели возможность работать?

— Не всегда. Если была вакансия. Работала библиотекарем, экономистом... Сейчас тоже работаю — в маленькой строительной фирме.

— Вам тяжело было бесконечно переезжать с места на место, перевозить вещи, притираться к новым людям?

— Я дочь военного, поэтому была морально готова к этому. Всю жизнь ездила с родителями по гарнизонам. Но даже мне было тяжело, когда мы после академии Генштаба уезжали на Дальний Восток. Сначала в Амурской области жили, потом в Уссурийске. Климат там тяжелый, сырой. И уж очень далеко до Москвы. А у меня здесь мама, брат. У мужа родители...

— Чем жена военного отличается от жены гражданского?

— Главным образом тем, что она всегда готова к переездам.

— У вас в семье принято отмечать 8 Марта?

— Разумеется. Мы всегда стараемся устроить себе праздник. В этот раз поедем с друзьями в дом отдыха дня на два.

— Что муж вам дарит на праздники?

— Духи. Иногда что-нибудь из золота. Последний раз подарил очень красивую цепочку и браслет.

— У вас есть дача?

— Нет, с дачей не сложилось. Я никогда на земле не жила и как-то не страдаю без дачи. Все, у кого она есть, говорят: это здорово — иметь свой дом. Но мне пока хорошо и в квартире.

— Вы умеете стрелять, бросать гранаты?

— Гранаты — нет, а стрелять из револьвера муж учил. Сам-то он здорово стреляет. Но у меня плохо получалось: револьвер тяжелый, отдача сильная.

— Держите дома какую-нибудь живность?

— Только рыбок. Я очень люблю кошек, но у нас с ними не получается. Была кошка, но умерла непонятно отчего. Теперь боимся заводить, потому что мы с дочерью очень тогда переживали. И даже наш папа тоже переживал.

— Он вообще такой мужественный военный, который никогда не показывает слабость — суровый и молчаливый?

— Да нет, что вы. Он самый обычный. Очень общительный, у него много друзей, любит гостей принимать… Понимаете, жизнь военная — она ведь действительно отличается от жизни гражданской. Праздники всегда отмечаются вместе, потому что живут в военном городке, в замкнутом пространстве, и, получается, все окружающие — твои близкие. Здесь, в Москве, люди с большим трудом ходят в гости. Целый день прособираются, думают: ехать, не ехать…

— Приятельницы вам завидуют, что вы замужем за генералом, к тому же заместителем министра обороны?

— Так я же не за генерала выходила. И никогда не знала, будет он генералом, не будет, и никогда об этом не думала. Я знаю, про некоторых женщин говорят: она сделала из мужа генерала. Но это не наш случай. Александр Васильевич — сам очень честолюбивый. Точно как в поговорке: плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. Они все мечтают. И я, кстати, знаю, что несостоявшиеся генералы очень сильно переживают — хотя уже уволились и живут гораздо лучше, чем жили. Они могли стать генералами, но не случилось. Неудачное стечение обстоятельств. Например, из-за детей не смогли уехать, остались в Москве, а потом уже должности не было. У нас в этом смысле все как-то складывалось, но я никогда не думала, что муж мой будет заместителем министра. Никогда.

— Какой у него любимый анекдот?

— В последнее время он что-то совсем анекдотов не рассказывает. Раньше — постоянно. Как придет с работы, анекдот принесет. А сейчас, видно, уже не до того. Ответственность огромная. Он весь занят работой. Получает зарплату, сколько-то себе оставляет — не знаю сколько, остальное отдает мне и опять на работу.

— Но выходные все-таки бывают. Чем Александр Васильевич любит заниматься на досуге?

— Он театрал. Даже в командировках ходит на спектакли, если получается. Вот в Тбилиси был недавно, ходил в театр. Рассказывал, что сидят в зале, как на фронте, — все одетые. Холодно. Но народу полно, театр забит.

— У вашей семьи есть друзья-артисты?

— Недавно мы познакомились с артистом Валерием Бабятинским. Он снимался в “Выстреле”, “Портрете Дориана Грея”. Очень приятный человек. Приглашал нас в Малый театр. А недавно мы были в филиале Большого, смотрели балет “Болт”.

— Ну и как?

— Мне, честно говоря, не понравилось. Балет на производственные темы — я этого не понимаю.

— Дети живут отдельно или с вами?

— Дети живут с нами. Внуков нет. Сын Олег не женат. Дочь Юля, наверное, раньше него замуж выйдет. Сын юрист, закончил военный университет. Недавно стал судьей. А дочь заканчивает лингвистический — это бывший институт иностранных языков.

— Бывает, что муж вас ругает? Ссоритесь?

— Иногда ссоримся, но мы сразу выясняем отношения, так что долгих обид у нас не бывает. А почему обязательно муж меня ругает? Может, я его ругаю?

— А вы его за что-то ругаете?

— Ну мало ли за что. Поздно пришел, не предупредил. Я всегда волнуюсь — мало ли что могло случиться. Думаешь-то сразу о плохом, о хорошем не думаешь.

— Есть стержень, вокруг которого строится жизнь вашей семьи?

— Вокруг папы, конечно. Если у нас какое-то семейное мероприятие намечается, подстраиваемся под него. Мы же все понимаем. Мы им гордимся.




    Партнеры