Бедные россияне тихи и покорны

Так считают отечественные социологи

9 марта 2005 в 00:00, просмотров: 244

С оциологи наконец-то нарисовали новый портрет российского бедняка. Это неработающая пенсионерка. Ей еще хватает денег на еду, но вот на одежду — уже нет. Живет она плохо, но с вилами на “господ” не кинется.


Институт общественного проектирования и РОМИР презентовали на днях крупномасштабное исследование. Они опросили более 15 тысяч граждан в 408 населенных пунктах и попытались понять, как изменилась структура общества за прошедшие 20 лет.

Выяснились весьма любопытные вещи. Оказывается, в стране наконец-то сформировалось общество прозападного типа. При этом супербогатых граждан у нас всего ничего — 0,4%. Это представители наиболее высокооплачиваемых “белых” и “синих воротничков” (управленцы и инженеры). Средний класс — разношерстный. Здесь помимо представителей первой группы, которые победнее, еще и наиболее успешная часть интеллигенции и госслужащие. К ним по данным исследователей, принадлежит четверть населения. Ну а все остальные — бедные. Из них в самом безвыходном положении — пенсионеры. Которые ничего хорошего в жизни уже не ждут.

Но, как ни удивительно, наш бедняк тепло относится к власти и представителям бизнеса. А еще он политически подкован(!). Во всяком случае, точно знает, чем должно заниматься государство: обеспечивать правопорядок и законность с помощью сильной власти и... не смейтесь, Господа Бога.

Более всего поражают выводы исследования. К примеру, Кремль утверждает, что возврата назад, к социализму, не будет. И 80% опрошенных считают так же. Политологи утверждают: население всем довольно, и призрак “оранжевой революции” не станет реальностью. Народ соглашается и с этим.

Все бы ничего, если бы другие исследователи не говорили обратное. А они утверждают, что впервые за последние полтора года люди перестали приспосабливаться к происходящим в стране переменам. В частности, по данным ВЦИОМ, в январе 2005 года по сравнению с декабрем 2004-го число тех, кто приспособился к переменам, сократилось с 65 до 57%. А количество тех, кто считает, что никогда не приспособится, выросло с 16 до 22%. Эта отметка — максимальная за последние полтора года.

Судя же по опросам Центра Юрия Левады, замену льгот денежными выплатами целиком поддерживают лишь 12% россиян. А вот “целиком против” — 34%. Остальные, правда, еще не определились. Однако лишь 13% народа думают, что замена производится, чтобы улучшить положение самых обездоленных. Четверть россиян уверены: цель — уравнять льготников с теми, кто не пользовался льготами. А по мнению большинства (53%), дело просто в том, чтобы “сэкономить бюджетные средства” за счет самых бедных.

Одним словом, слепо доверять социологическим опросам не стоит. Особенно самим российским властям. Исследование Института общественного проектирования и РОМИРа проводилось в прошлом году. И, наверное, на тот момент оно действительно реально отражало настроения в обществе. Но стоило только правительству провалиться с реформами, как через несколько месяцев те, кто давал благостные ответы, приятные Кремлю, чуть не устроили бунт по всей стране. Вряд ли кого утешит и заявление одного из руководителей опроса о том, что их работа отразила глубинные, фундаментальные настроения общества, а январско-февральские протесты имеют поверхностный характер. Когда возмущенный пассажир лупит по морде кондуктора, и тому и другому не до философского осмысления роли государства.





Партнеры