Кубик Жукова

Что наша жизнь? Игра!

9 марта 2005 в 00:00, просмотров: 440

Любители решать головоломки и ребусы выглядят чудаками. По крайней мере, в глазах тех, кто не увлечен подобными “глупостями”. Делать нечего, тратят время на всякую ерунду! А вот Владимир Жуков из Истры так не считает, поэтому у себя дома собрал целый музей игрушек-головоломок — больше трех тысяч штук. Вещей полезных и нужных, как утверждает коллекционер. Ведь даже кодовый замок на подъезде — не что иное, как та же головоломка.

Маленький домик на окраине Истры. Калитка украшена металлическими снежинками — все сделано своими руками. А в доме на самодельных стеллажах главное детище семьи Жуковых — коллекция главы семейства. Владимир коллекционирует игрушки-головоломки больше тридцати лет. Многие из них не куплены в магазине, а изготовлены владельцем по описаниям из книг и журналов, некоторые он изобрел сам.

— У меня есть такие головоломки, каких вы никогда и не видели, — хвастается хозяин. — Многие к нам в Россию не привозят — слишком дорого.

Держу в руках голову Микки-Мауса — крутятся нос и уши по тому же принципу, что и кубик Рубика, но в отличие от него игрушка проще собирается и интереснее для ребенка. А шарик-глобус, с перепутанными странами и континентами, еще и научит географии. Это шарнирные головоломки.

Впрочем, Западу есть чему поучиться и у нас. Игрушки — неплохой бизнес. Шаркунки — это такие погремушки, собранные из кучи мелких деревяшек, древняя поморская игрушка; делает их один подмосковный умелец и с большим успехом продает на вернисаже в Измайлове зарубежным гостям столицы. Жуков получил его на обмен своего кристалла, собранного из трех частей, — так называемой головоломки для трех рук.

Смотрю на стеллаж: уж больно знакомые там предметы. Точно: еще один умелец из донышек от пивных банок сконструировал кубики. В дело идет все. Ежегодно любители головоломок проводят свои сборища, удивляя друг друга новыми выдумками. Дело это заразное. Владимир Жуков приохотил к этому занятию своих шестерых детей. Средняя — Елена — стала главной папиной помощницей и соавтором.

Держу фотографию грустной Лены — чего уж веселого, если папа... разрезал фотографию дочери на 6 разных частей. Складывается, как паззл. Если кусочки перевернуть, то из пяти получится фотография уже улыбающейся девушки. Как это делается — непонятно.

— Не расстраивайтесь, — утешает Владимир. — У взрослых мышление прямолинейное, а вот дети с головоломками справляются быстрее, у них нет четкого “так надо”, поэтому они мир видят проще. Головоломки их учат логике, абстрактному мышлению и даже математике.

А вот кружка с просверленными дырочками — называется “попробуй не облейся”. Оказывается, где-то что-то надо зажать, куда-то подуть — и можно пить спокойно. Рядом стоит кувшин, напиток из него льется дозированно на шесть чашек — все поровну, никому не обидно.

От всевозможных волчков, которые крутятся в одну сторону, но не желают вращаться в другую, бутылок с втиснутыми кораблями и забитыми пробками изнутри, колец, повисающих на цепочке, опровергая закон всемирного тяготения, голова идет кругом. А Жуковы еще не показали и десятой доли коллекции.

— Путешествуя, я обратил внимание, что люди почти ничего не знают о головоломках, — рассказал Владимир. — Поэтому я написал книгу, в которой рассказал о них все. К сожалению, книжка получилась сложной в изготовлении, поэтому в издательствах мне отказали.

Действительно, в качестве сувенира Жуков вручил нам самиздатовский том в 350 страниц. А еще — игрушку из загнутых гвоздей. На воротнике у меня уже болтался карандаш на веревке — очередная головоломка. Владимир повесить-то его повесил, а вот как снимать — рассказать позабыл.




Партнеры