На “Кинотавре” зачали 11 детей

Марк Рудинштейн: “Я свою миссию выполнил”

9 марта 2005 в 00:00, просмотров: 720

Во вторник в Москве в последний раз открылся самый любвеобильный фестиваль — “Лики любви”. Поскольку Рудинштейн наконец сделал то, о чем так долго говорил, — продал главное свое детище, “Кинотавр”, а привычка ездить летом на юг осталась, Марк Григорьевич вполне логично решил отныне проводить “Лики любви” на черноморском берегу. Причем вместо июня с обманчивой погодой для “Ликов” он выбрал более удачное время — конец августа. О том, сколько стоила сделка по продаже “Кинотавра” и чем он теперь собирается нас удивлять, Марк Рудинштейн рассказал “МК”.


— Марк Григорьевич, ну что, все продано?

— Да. И передан сам бренд “Кинотавр” — теперь я не могу им пользоваться. И описание фестиваля, и форма его проведения — все принадлежит Александру Роднянскому и его компании.

— А новые хозяева не поменяют все, оставив только название?

— У них нет желания ничего переделывать. Хотя наверняка они по-другому подойдут к рекламе: у них же больше возможностей, они сами — телевизионный канал. А директором фестиваля станет Игорь Толстунов. Известный кинопродюсер. (“Любовь”, “Вор”, “Мама”, “Восток—Запад”, “Лунный папа”, “Приходи на меня посмотреть”, “Водитель для Веры” и т.п. — Е.А.)

— И сколько стоит “Кинотавр”?

— Достаточно много. Мне хватит, чтобы развить идеи проведения международного кинофестиваля в Петербурге и идею крупнейшего детского многонационального фестиваля различных религиозных концессий. Фестиваль “Кинотаврик” перерастет в грандиозный проект, который будет проходить в ноябре: один раз — в Иерусалиме, другой — в Сочи. Это попытка объединить талантливых детей, занимающихся какими-либо искусствами, усадить за круглый стол, чтобы они поговорили о будущем. Потому что взрослых уже не собрать — слишком много крови пролито. И дай бог здоровья Кобзону — он будет по-прежнему возглавлять фестиваль.

Питерский фестиваль называется “Золотой ангел”. Я хочу проводить его на Дворцовой площади, и название само напрашивается. Если все будет нормально, презентация состоится в этом году, а сам фестиваль — уже в следующем. Макет фестивального города, который временно расположится на Дворцовой, делает английский дизайнер, оформлявший выступление Пола Маккартни в Петербурге и на Красной площади. Президент — Андрон Кончаловский. Сроки — с 18 по 29 июля.

— То есть в прежние сроки Московского фестиваля?

— Да, они нам очень удачно освободили это время, спасибо им. (Смеется.) Интерес к “Ангелу” уже колоссальный. Это будет большое событие для города. Мы хотим пешеходную зону организовать — от гостиницы “Астория” до площади.

— Из госбюджета что-то получите?

— Пока нет. Но я разговаривал с Минкультом — им интересен проект, говорят: делай, посмотрим, что получится. Валентина Матвиенко нас поддерживает. Мы прошли всю верхушку — не буду называть имен, — все поддерживают. Главное препоны в среде кинематографистов преодолеть, вот что меня волнует больше. Я сейчас разыскиваю отборщиков по всему миру. И готов платить неплохие деньги.

— А конкурсантам?

— Нет, что вы! Но мы для начала решили сделать достаточно серьезный денежный приз: 100 тысяч долларов. А общий призовой фонд — до 300 тысяч долларов.

— Олега Янковского вы не позвали с собой делать питерский фестиваль?

— Янковский — лицо нашего кинематографа, а мне сейчас нужна фигура международного значения.

— Но в день открытия “Кинотавра” вы с ним встретитесь — помяните свое дело?

— Нет. 7 апреля, в мой день рождения, будет, как обычно, большая пресс-конференция, на которой и состоятся “проводы весны”. Приедет вся новая команда, и я им торжественно передам “ключи от города”. Кинотеатр “Мир “Кинотавра” останется моим, только придется по-другому его назвать — может, “Киномарк”, пока не знаю. Поминать особо некогда — много дел. Подписали договор на строительство киноцентра в Сочи. Если все будет хорошо, дойдем и до киностудии там же, о чем я давно мечтаю.

“Лики любви” пройдут в Сочи с 20 по 31 августа. Так что журналисты пусть выбирают — толкотню в Венеции или отдых в Сочи. (Смеется.) Президентом буду я. Презентация пройдет нынешним летом, а следующим уже пройдет все как положено. “Лики любви” будут идти в летнем кинотеатре за “Жемчужиной”, построим и крышу на случай дождя.

— Кем будете украшать свои “Лики любви”?

— На этот, московский еще, фестиваль должен приехать на закрытие Ален Делон. Правда, у него проблемы с визой — он оказался гражданином Швейцарии. Вообще, он капризный, как ни странно. Я подумывал его и в Сочи позвать. Теперь не знаю. Может, вернуться к Катрин Денев? (Смеется.) Она менее капризна.

— Чему посвящены последние столичные “Лики”? Не собираетесь удариться в африканскую тему, как сейчас модно?

— Ну, во-первых, не я формирую программу, а отборщики. Да и вообще наш фестиваль не должен претендовать на серьезность тематики. Ему это противопоказано. Я люблю свои “Лики” — эта тема мне по-человечески понятна. Надо хотеть заниматься любовью, надо рожать детей — вот две проблемы, которые меня волнуют. Надо растормошить людей — вот для чего я придумал этот фестиваль. Кстати о “Кинотавре”: за все 15 лет, что он проходил, на нем было зачато 11 детей — это те, про которых я знаю точно.

— И все-таки: сердце за “Кинотавр” не болит? Он в надежных руках?

— Я расстаюсь с ним еще и по другой причине. Наступил тот момент, когда главная идеологическая тема “Кинотавра” ушла в прошлое. Когда мы начинали, надо было, чтобы хоть кто-то говорил о русском кино. Я всегда считал: не надо давать деньги на кино, а нужно лоббировать результат. Если бы каждую картину рекламировали на первом, втором, четвертом, десятом и других каналах, мы бы уже забыли разговоры о трудностях проката. Государство должно лоббировать собственную культуру. Теперь наше кино возвращается на экраны, и я считаю, что “Кинотавр” свою миссию выполнил и должен превратиться в фестиваль с одной задачей: чтобы там было престижно показаться и участие в нем обеспечивало бы прокат хотя бы по России.

А сантименты закончены — мы мужественно сделали свое дело и теперь можем спокойно уйти. И в этом году я даже не приеду во время “Кинотавра” в Сочи. Хотя... Если что-то будет не получаться, я снова впрягусь в этот воз. Так что фестиваль будет всегда.

— Я не верю, что с вашей энергией это все ваши планы.

— Да, я затеваю два проекта как продюсер. В первом Александр Бородянский — автор сценария и режиссер. Называется “101-й олигарх”, но я хочу, чтобы было “Осень олигарха”. Он писал историю по моей биографии.

— Вы не стесняетесь заявить, что вы олигарх?

— Если я так заявлю, то, во-первых, насмешу своих близких... (Хохочет.) Еще я продюсирую “Ромео и Джульетту”. Кто режиссер, пока не знаю, актеров тоже ищем. Снимать будем в Кисловодске.

— Нет желания: с такими деньгами, продав “Кинотавр”, бросить все — купить маленький домик на Лазурном Берегу и отойти от дел?

— Домик я хочу купить, но на Алтуфьевском шоссе. С семью спальнями, чтобы у всех была своя — у дочери, у двоих внуков. У меня же большая семья




Партнеры