Не папина дочка

Почему Лика Кремер не стала музыкантом?

10 марта 2005 в 00:00, просмотров: 230

Она весьма подходящий персонаж для разговоров про то, как отдыхает природа на “звездных” детях. Дочь легендарного скрипача у всех на виду, потому что трудится с Владимиром Молчановым в программе “Частная жизнь”. Кстати, Гидон Кремер в свое время предложил дочери поменять фамилию, чтобы не было поводов для злобного шипения. Но Лика сказала, что справится.


— Хорошо, что я не пошла в музыку, — утверждает Лика Кремер в беседе с “Телегой”. — Мне нужно было быть лучше, чем отец, а это почти невозможно. Все бы оглядывались и шушукались еще больше, чем сейчас.

Первый раз по поводу девочки начали шушукаться, когда Лике было всего пять лет. Малютка сыграла роль в фильме “Карантин” и даже получила признание на каком-то социалистическом фестивале. Сразу поползли недобрые слухи: мол, все это великий папа и его большие связи. А у папы тогда были совсем другие проблемы. История этой семьи, наверное, могла бы стать сюжетом для масштабной мелодрамы — пережили Лика и ее родители немало.

Гидон Кремер был потомком немецких евреев, бежавших из Германии в Советский Союз с приходом Гитлера к власти. С матерью Лики Гидон познакомился в консерватории. Он после победы на конкурсе Чайковского стал почти знаменитостью, а она просто была студенткой-пианисткой. Некоторое время молодые люди не только жили, но и играли вместе. Когда же родилась Лика, родители уже расстались. После победы на конкурсе Чайковского Гидону стали приходить приглашения с лучших площадок мира, однако власти боялись выпускать скрипача из страны. Доходило до настоящего фарса. Так, однажды работница Москонцерта, отвечая на на очередной запрос, сказала, что Гидон попал в аварию и не сможет ехать на гастроли. Сам Кремер находился в этот момент рядом, все слышал, но сделать ничего не мог. В то же время бежать, как многие музыканты, он не хотел. Он написал письмо в Минкульт, где попросил разрешения на свободную работу за рубежом. Это равнялось эмиграции. Однако политического убежища, как поступали тогда диссиденты, он не просил.

Гидон Кремер никогда не был семейным человеком и не хотел воспитание ребенка брать на себя, хотя посильную помощь оказывал.

— Я очень спокойно отношусь к тому, что мои родители никогда не жили вместе, — говорит Лика. — У нас нет конфликтов по этому поводу. Мы мало общались до тех пор, пока мне не исполнилось лет двадцать. И только с этого времени у нас нашлись общие интересы.

Воодушевленная дебютом в кино, Лика решила поступать в театральный институт. Именно тогда папа и предложил дочке: “А почему бы тебе не поменять фамилию? Зачем всем знать, что ты моя дочь? Будут еще думать, будто я тебя везде проталкиваю”. Но абитуриентка была против.

Со своей паспортной фамилией Лика училась и параллельно работала в театре Олега Табакова. Потом уволилась из театра, училась режиссуре в Нью-Йоркской академии кино, работала ассистенткой кинорежиссера Александра Митты, сама сняла три короткометражных фильма. На телевидение она попала через актерское агентство. Позвонили, пригласили на пробы.

В свободное от съемок время Лика помогает отцу, который написал уже третью книгу. Теперь Гидон Кремер читает ее по-немецки Лике, а та переводит и редактирует.




Партнеры