Ичкерии больше нет

Басаев не может стать политическим наследником Масхадова

10 марта 2005 в 00:00, просмотров: 524

Террористическое подполье Чечни понесло невосполнимую утрату. На 54-м году жизни в Толстой-Юрте погиб полковник Масхадов — президент Ичкерии, единственный, кто мог соперничать в легитимности с другими всенародно избранными — сначала Ахматом Кадыровым, затем Алу Алхановым. Со смертью Масхадова в рядах незаконных вооруженных формирований не осталось ни одного политического деятеля: Басаев, Умаров, Халилов, Евлоев — суть террористы, даже теоретически не подходящие на роль переговорщиков. С Масхадовым тоже никто бы разговаривать не стал, но после его смерти даже спекуляции на тему мирных переговоров становятся невозможны. И это политический успех.

Восьмого марта на политической карте мира одним непризнанным государством стало меньше. С гибелью своего президента перестала существовать Чеченская Республика Ичкерия, провозглашенная 8 ноября 1991 года (первое название Ичкерии — Нохчи-Чу — “место для чеченцев”).

Теперь спонсоры-идеалисты из какой-нибудь Саудовской Аравии вынуждены будут либо прекратить помогать освободительному движению чеченцев, либо осознанно спонсировать террористов. Правда, был у Масхадова заместитель — Ваха Арсанов, но Масхадов сам его прогнал из вице-президентов еще в 2001 году за дружбу с головорезом Бараевым. И теперь Ичкерия провалилась в историю со смертью своего последнего избранного правителя. “Прошла как сон”, — как сказал мне недавно Рамзан Кадыров. Причину гибели президента и республики остроумно определил он же: “неосторожное обращение с оружием”. Ичкерия просуществовала 13 лет. Чертова дюжина преследует чеченцев. И в ссылке они были 13 лет: с 44-го по 57-й, и в Ичкерии прожили столько же.

Вот убили человека, а радости нет. Проблемы остались. С одной стороны, лидер сепаратистов, а если разобраться — нет в Чечне никаких таких сепаратистов. Никто давно не воюет за независимость, за территорию. Самые убежденные, если таковые есть, воюют против неверных, и плевать им, где именно этих неверных убивать; другие просто контролируют часть территории со всеми ее полезными ископаемыми, государственными и коммерческими структурами, пробавляясь незаконной добычей нефти и рэкетом. Третьи берут в руки оружие, потому что за это хоть что-то платят.

Лидер сепаратистов Аслан Масхадов объявил перемирие, приказал всем своим подчиненным прекратить боевые действия с 1 по 23 февраля. А боевые действия продолжались как ни в чем не бывало. Потому что Масхадов — лидер сепаратистов, не более того. А в Чечне кроме сепаратистов масса других бандитов. Так что на оперативную обстановку гибель Масхадова повлияет не больше, чем его пафосный приказ от 14.01.2005 о перемирии.

Над мертвым глумится Рамзан Кадыров, заявляя, что это убийство — подарок чеченским женщинам к 8 Марта. Изысканный подарок даме — от мертвого сепаратиста уши. Обстоятельства гибели долго уточнялись. Одни говорят, что Масхадова случайно подорвал охранник, другие — что полковник погиб при штурме его бункера федералами. Скорее всего позже объявят, что на Масхадова наткнулись более-менее случайно, потому что, если его кто-то выдал, этому человеку нужно заплатить 10 миллионов долларов, как обещали. А не заплатишь — Басаева уже не выдадут. Звоню разведчикам, пеняю: мол, никого живьем не берут, всех валят, вот и Масхадова убили, а он, пожалуй, был единственным из главарей, с кем еще можно было побеседовать, — нет, не за столом переговоров, а например, в “Лефортово”. Пусть бы рассказал, кто его прятал все эти годы, кто давал деньги, кто помог захватить Дубровку, убить Ахмата Кадырова. А потом судить полковника публично, чтобы узнала общественность хоть какую-то правду об этой войне.

— Да на фиг он нужен — живой, — отвечают разведчики. — Начнут его судить — обязательно найдется какой-нибудь великий адвокат, который в два счета докажет, что если Масхадов сам взрывчатку в “Норд-Ост” не приносил, то и не виноватый он. И пойдут дискуссии о его легитимности, и процесс этот станет политическим. Ну кому это надо?! А потом, если бы эта война изначально была ясной и однозначной, как с фашистами, устроили бы всем главарям Нюрнбергский процесс. А коль война мутная, ее просто надо закончить и забыть. Потому что начнешь копаться — и выяснится, что и оружие мы им сами оставили, и деньгами снабжали бюджетными. Кроме того, а с чего ты взял, что Масхадова убили 8 марта? Может, его еще две недели назад взяли, сняли с него информацию и завалили...

Эта версия будет жить вечно. После того как труп Масхадова показали по телевизору, мне позвонил знакомый чеченец.

— Ты знаешь, — говорит, — я много трупов повидал за две войны, немножко разбираюсь. Так вот: труп Масхадова — несвежий!

Звоню представителю регионального оперативного штаба по управлению контртеррористической операцией генералу Шабалкину.

— Тут вот в Москве поговаривают: труп несвежий, Илья Михайлович. Масхадова все-таки вчера убили?

— Такую ерунду я даже обсуждать не хочу, — отвечает генерал.

— А кто штурмовал Масхадова?

— “Альфа” и “Вымпел”.

— А как погиб Масхадов?

— Скорее всего от динамического удара при взрыве входа в бункер.

— А Рамзан Кадыров по-другому рассказывает.

— Заявления Кадырова к нам отношения не имеют. Это все несерьезно.

— А труп Масхадова куда теперь денут? Родственникам отдадут?

— По закону трупы террористов никому не отдают.

— Сами, что ли, похороните?

— Ага. И пепел развеем над Гангом.

Илья Михайлович имеет право шутить. Мы победители. Свежий труп или несвежий, а все-таки он труп. Чеченское сопротивление обезглавлено. Теперь об этом знает весь мир. И это политический успех. В мае Москва и Грозный подпишут договор о разграничении полномочий, по которому Чечня получит если не независимость, то исключительные для субъекта Федерации права. Получит то, чего, собственно, и добивались сепаратисты — от Дудаева до Масхадова. Но и это будет нашим успехом, потому что политический смысл договора таков: вы хотели исключительного статуса, вы хотели взять его силой — вы получили смерть и руины. А теперь мы даем вам его сами, просто так, нам не жалко. Потому что вы пришли и попросили по-хорошему. Вот и запомните: с Россией можно только по-хорошему.

Картину нескончаемых политических успехов пока немного портят до сих пор не убитый Басаев и сложная оперативная обстановка. Да орудующие на глазах у беспомощных федералов неведомые, хорошо вооруженные и оснащенные банды расхитителей нефти в Заводском районе Грозного, в Долинском, Побединском, Радужном, Пригородном, Гикаловском, Бердакеле, Чечен-ауле, в том же Толстой-Юрте. Да бесконтрольная теневая власть Рамзана Кадырова — галантного мстителя и вице-премьера.

Но это уже совсем другая Ичкерия…




    Партнеры