Героин прятали под колоколом

Алексей Серебряков стал наркокурьером

10 марта 2005 в 00:00, просмотров: 284

Признаться, было страшновато. Сосало под ложечкой, липкий пот стекал по спине. Казалось, вот-вот сзади раздастся резкий скрип тормозов и раскатистое: “Всем стоять, работает ОМОН!”

Все-таки не каждый день корреспондентам “МК” предоставляется возможность лично принять участие в перевозке крупной партии наркотиков...


Домодедовский район Подмосковья. Заснеженное поле. Берег реки. С шоссе в нашу сторону сворачивает грузовик. В кузове — огромный церковный колокол. С другой стороны выезжает небольшой кран. Машины замирают друг напротив друга.

— Что дальше? — одними губами шепчет наш фотокор.

— Тише ты... Не знаю... Поглядим.

Дюжие хлопцы, появившиеся словно из-под земли, ловко цепляют колокол. Кран поднимает его в воздух. Вот оно! Под колоколом спрятаны пакеты с героином. Много. Даже на глаз сложно прикинуть сколько.

— Опа! — не сдержавшись, восклицает фотокор. — Это на сколько же денег потянет?!

— Тише ты! — толкаю коллегу в бок, но поздно...

— Я же просила соблюдать тишину на площадке! — За нашими спинами раздается суровый женский голос. — Все, прекратили репетицию, готовимся к съемке.

Нам стыдно, мы чуть невольно не сорвали работу над новым фильмом с рабочим названием “С Дона выдачи нет”. Но зато радостно, что наркотики в машине — не настоящие, бандиты — тоже липовые, человек в грузовике — не наркокурьер, а актер Алексей Серебряков, и что ОМОНа нам сегодня можно не опасаться.

Все-таки кино — один сплошной обман.

* * *

На главную роль в картину пригласили Алексея Серебрякова (“Фанат”, “Бандитский Петербург”, “Шатун”, “Штрафбат”). Играет Алексей дьякона Георгия, который перевозит колокол для станичной церкви.

По сюжету дьякон во время нелегкого пути знакомится с владельцем “КамАЗа” Тихоном. Тот, в свою очередь, согласился переправить на своей машине крупную партию наркотиков.

Два совершенно разных человека, два мировоззрения — ничего, кроме отчуждения, между ними поначалу не возникает. Но ведь это только начало истории...

— Интересно, Серебряков получил благословение на эту роль? — спрашиваю у съемочной группы. — Все-таки не милиционера играет. И не бандита.

— Вроде бы нет... — люди пожимают плечами. — Кажется, были такие разговоры, но вроде бы не получил.

* * *

Все-таки кино — один сплошной обман.

Вот, например, церковный колокол. Вроде и выглядит точь-в-точь как настоящий, но на самом деле изготовлен из стеклопластика.

— Его для нас по спецзаказу сделали на одном воронежском заводе, — поясняют мне. — Здорово, правда? Не скажешь, что колокол — подделка.

Через пару дней колокол пройдет проверку на прочность. Режиссер Олег Массарыгин и его коллеги будут снимать финальную, самую драматическую часть картины.

“КамАЗ”, которым управляет герой Серебрякова, пробивает ограждение моста через реку Дон и зависает над водой. Дьякон Георгий видит, что оглушенный при ударе Тихон не может выбраться из кабины.

Дьякону придется выбирать: спасать колокол, который грозит вывалиться из кузова в реку, или же своего нового друга. Вот такое кино.

— Кстати, о воде... — Интересуюсь у кинематографистов. — Почему снимаете именно здесь? В поле? У реки?

— Как почему? По сюжету действие фильма разворачивается в районе реки Дон...

— Ага. Так вот ты какой... Дон, — долго смотрю на небольшую речушку.

— Ну что вы? — поясняют мне. — В кино это будет ого-го какая река!

Дурят народ, дурят.

* * *

Бандиты успешно перегружают наркотики в свои джипы. Дьякон Георгий, он же актер Серебряков, тревожно наблюдает за происходящим из своей кабины. Он начинает догадываться, что дело нечисто...

— Стоп! Снято! — кричит режиссер Массарыгин. — Где каскадеры? Надо готовиться к следующей сцене!

Серебряков спешит в теплый “гримваген”.

— Алексей, пару слов о фильме...

— Об этом фильме? — Актер мягко улыбается. — Никогда...

Актер уходит. Звезда, что тут скажешь.

— Ничего. — Кто-то за моей спиной сдерживает смех. — Знаете, какая сейчас сцена будет? Наши бандиты будут бить Серебрякова ногами.

— Но он хоть выживет? — я искренне переживаю за судьбу артиста.

— Выживет. Это же кино!

Все-таки кино — один сплошной обман...




    Партнеры