Почем пистолет для народа

Корреспондент “МК” проверил, легко ли купить оружие в Москве

11 марта 2005 в 00:00, просмотров: 72003

Технические характеристики пистолета Макарова: патрон — 9х18 мм, длина ствола — 93 мм, начальная скорость пули — 315 м/с, емкость магазина — 8 патронов. Имеет ударно-спусковой механизм с наружным курком и самовзводом...

Вот он, у меня в руках — тяжелый черный боевой пистолет. По “наводкам” самых разных людей я пыталась купить ПМ у коллекционеров, бандитов, уроженцев Кавказа. Но, как оказалось, напрасно все усложняла. Быстро и без проблем оружие покупается... в Российской армии. Именно там его и продают. Любыми партиями.

Коллекционерам, бандитам и боевикам...


Единственная цель — убедиться, что оружие все-таки не семечки, и вот так с бухты-барахты его не купишь. Иначе получается, что у любого психа за пазухой может оказаться пистолет... Одним словом, если бы ничего не вышло, мы бы только обрадовались. Но...

Пистолет нашелся к исходу второй недели поисков. Позвонил бывший спецназовец.

— Ты говорила, пистолет нужен?

— Да, а у тебя есть?

— Могу заказать в своей бывшей части. Несколько раз покупал у ребят пистолеты — не для себя, в подарок...

Уже через пару дней мы встретились для натурального обмена “ствол”—деньги. ПМ у меня в руках. Стоимость — 150 долларов. Происхождение — одна из воинских частей Подмосковья. Схема элементарная. Бывший военнослужащий связывается с действующими коллегами из своей части, озвучивает задачу, едет за товаром.

— Это так просто? — спрашиваю я.

— Да вообще легко. Связи только нужны. То есть я, скажем, могу достать ПМ, ТТ, “калаш”. Для любого мужика — из тех, кто служил, само собой, тем более в спецназе, — это не проблема. А на уровне комполка можно и гранатомет прикупить.

Гранатомет мне не нужен. Но за державу обидно.

“Мусер, блин...”

До того, как пистолет оказался у меня в руках, была испробована масса других способов купить оружие. Лучший друг Интернет предлагает тьму вариантов. И ПМ, и ТТ, и “калашниковы”, и гранаты. Больше всего запомнилось объявление: “Продам СВД 7,62 мм за 1200$”. Стоимость для снайперской винтовки, прямо скажем, смешная. Удалось найти целую страничку по продаже “огнестрела” — и, что непонятно, тоже по совершенно демпинговым ценам. ПМ предлагали за 5 тысяч рублей. Требовалось всего-то отправить письмо по электронному адресу. Отправила. Получила ответ. Схема оказалась загадочной: мол, стволы везут поездом, надо подтвердить заказ, перечислив часть суммы (причем любую) на указанный в письме счет. Дальше — и вовсе элементарно: следующим письмом сообщают номер поезда, вагона и время прибытия, приезжаешь на вокзал, отдаешь проводнику остаток денег, получаешь желаемое.

— Слишком просто, — покачали головой опытные коллеги. — Лучше подстраховаться.

Как говорится, предчувствия не обманули: офицер ФСБ за пару минут объяснил, что к чему.

— Типичная милицейская подстава. Дают объявление, потом берут мелких торговцев на покупке, отчитываются о хорошей работе. Только, по-моему, на такие вещи уже давно никто не ведется. Кроме журналистов, само собой.

Забавная деталь: на одном из интернет-форумов нашелся ответ на вопрос “где купить оружие?”. Смысл — тот же, что и у сотрудника спецслужбы, только формулировка краткая до гениальности: “Ты чё, лохов ищешь? О таких вещах на форумах не спрашивают ... :)”.

Что ж, пойдем другим путем.

Бандитская пуля

Звоню хорошему другу: отсидел в общей сложности лет 10, связи с криминальным миром остались до сих пор. Вопрос тот же: где достать ПМ?

— Могу связаться с людьми, привезут, — лаконично отвечает Петр.

— Нет, мне по-другому надо. Хочу сама купить. И что значит “привезут”? Мне в Москве надо найти.

— Если в Москве, езжай на Измайловский вернисаж. Найдешь тех, кто всякими коллекционными вещами торгует, у них спросишь. Только не сразу, сначала проси какой-нибудь револьвер года 1919-го...

— Не нужен мне револьвер, тем более старье такое! Мне ПМ нужен.

— Не перебивай. Сначала поговоришь насчет раритетов, а потом так по-тихому интересуйся насчет современных видов. Поняла?

Поняла. Все, кроме одного: а коллекционеры-то откуда берут ПМ? Выяснять, похоже, придется на месте.

На Измайловском полно народу: даже холода их не берут. Не сразу, но нахожу ряд “старьевщиков”. Лампы, книги, а вот и оружие. Пока, правда, холодное. В глаза бросается настоящий новенький кортик.

— Откуда красота такая?

Продавец — живописный старичок в длинном шарфе — бесхитростно отвечает:

— Это вот, знаете, выпускникам всяких нахимовских училищ обычно выдают...

— А у вас-то откуда?

— Как откуда? Они же и продают потом. Сами приезжают, предлагают...

— А больше ничего не продают? — осторожно интересуюсь я. — Огнестрельное хотелось бы посмотреть.

— Так это не у меня, — так же осторожно отвечает дедушка. — Это вам вон к тому человеку надо подойти, в соседний ряд. У него неплохие экземпляры есть. Даже дуэльные пистолеты начала века.

Так и норовят впарить доверчивым журналистам всякий хлам “начала века”. Подхожу к “дуэлянту”. Совершенно другой тип — средних лет, одет для рыночного торговца очень неплохо, смотрит с нескрываемым подозрением.

— Вам в подарок, что ли, нужно?

— Ну да, — отвечаю, — у меня друг увлекается.

— А что конкретно интересует? Вы мне скажите, что у него есть, а я вам подберу нормальную вещь.

Этот вопрос моментально ставит меня в тупик. Я бы с удовольствием обсудила, скажем, достоинства пистолета-пулемета или дальность прицела снайперской винтовки. Но раритеты — явно не моя стихия. Приходится действовать грубее.

— На самом деле меня интересует не старинное оружие, — приходится интимно понизить голос и пристально посмотреть дяденьке в глаза — чтобы понял.

— А какое? — ненатурально удивляется он.

— Ствол нужен. Нормальный ПМ. Боевой. Говорят, здесь можно найти. Поможете?

Мужчина разводит руками:

— Я этим не занимаюсь. Может, здесь и есть такого профиля специалисты, но я ничем помочь не могу.

Следующие двое продавцов тоже не обрадовали. Один попросил подойти часа через два — “может, что выясню” — и пропал.

— ...Неудивительно, — комментирует некоторое время спустя Петр. — Коллекционеры — люди осторожные. Он тут же у своих выяснил, знают тебя или нет. Скорей всего поняли твою профпринадлежность. Ясное дело, связываться не стали. Я, собственно, и не сомневался, что этим кончится...

— А если ты пойдешь — тебе продадут оружие?

— Мне продадут, — вздыхает Петя. — Но я не пойду — я теперь гражданин законопослушный. Кстати, на Таганке еще точка есть. Знаешь, где нумизматы собираются? Но с тобой там тоже разговаривать не станут.

— Хорошо, — захожу я с другой стороны. — А у них откуда оружие берется? Это ты можешь выяснить?

— А что тут выяснять? — изумляется Петр. — Тебе же про кортик сказали: из военных училищ. Продолжай мысль. Огнестрел достают в воинских частях. Ты вообще не с той стороны подошла. Надо было сразу найти человека знакомого, который в армии служил. Если у него хоть какие-то связи там остались — будет тебе и ПМ, и ТТ, и система “Град”.

Не верю. Быть не может. Кстати, есть еще одно поле, где наверняка водится оружие. Надо всего-то найти грамотных ребят с Кавказских гор. Лучше всего — уроженцев Дагестана или Чечни.

Шамиль и его взрывчатка

Парадокс столичной действительности: “чеченский вариант” оказался самым коротким. В течение двух дней мне нашли предполагаемого продавца. Зовут Шамиль, живет в Подмосковье. Дополнительный бонус — можно будет встретиться и взять товар прямо у него. Но... не сложилось.

— Приняли нашего мальчика, — сообщили мне по телефону. — Так что теперь он все расскажет. Правда, не тебе. Если хочешь, съездим к его сожительнице. Она целиком в курсе дела, они бизнесом вместе занимались.

Сожительница Лена оказалась довольно общительной и миловидной девушкой. И, действительно, рассказала много.

— Шамиль закупал небольшие партии, пистолеты — в Чечне брал, по-моему, в Наурском районе. А глушители делали на заводе “Полиграфмаш” в Кизилюрте. Взрывчатка шла из Кизляра — там у него какой-то друг живет. Сюда возили автобусом из Дагестана Махачкала—Москва. Но продавал он не только здесь. Я знаю, что в Тверь он возил взрывные устройства с дистанционным управлением. А как-то, он мне рассказывал, вообще продал ПМ с глушителем человеку по имени Александр на красной “БМВ” — так этот самый Александр представился помощником прокурора Санкт-Петербурга.

— А он сам где все это покупал?

— Ну что-то он сам делал. Электродетонаторы на основе мобильного телефона у него хорошо получались. Он должен был их кому-то продать в город Железнодорожный, у людей тротил свой был. А остальное закупал в Дагестане у какого-то Исаака. Он говорил мне, что у Исаака родной брат работает главой администрации Кизилюрта, и поэтому Исаак может перегонять любые партии под прикрытием брата. В Чечне у него связи были хорошие, он из Кизилюрта свободно туда ездил через все блокпосты.

— Так в конечном итоге что это за оружие? — допытываюсь я. — Откуда оно берется?

Лена смотрит на меня как на полную идиотку.

— Как откуда? Там же войска наши. Все из армии.

Продам Родину. Оптовикам скидки

— Самый стабильный источник дохода в армии, тем более в Чечне, — продажа оружия, — подтверждает нехитрые выкладки Лены майор милиции; за плечами 4 командировки в Чеченскую Республику. — Скажем, в 2000 году штык-нож отдавали за бутылку пива. Гранату солдатик мог продать за 10 рублей. Потому что вечно голодный. А голодный — потому что высокие чины службы тыла воруют не только оружие, но и пайки. Знаешь, из чего состоит офицерский паек? Это небольшая бутылочка коньяка — 300-граммовая, пачка сигарет, зажигалка, тушенка, еще еда. Так вот: за год службы никто из нас в глаза не видел этих пайков. Ели сушеную картошку, сушеный лук — в порошках все. То же самое — солдатские пайки. Все отвозилось на рынок в Грозный и продавалось, все.

— В Чечне используется оружие не табельное, которое если потеряешь — под трибунал, а так называемые “штатные единицы”, — вторит бывший сотрудник ФСБ. — За потерю “штатной единицы” по максимуму выгонят “из рядов”. Поэтому там многое “теряется”. Из “потерь” делаются тайники. И потом в условленное место приходит человек и забирает. Самим военнослужащим вывезти проблематично, поэтому используются гражданские каналы — чаще всего автобусное сообщение. Через Ингушетию, Дагестан, Осетию. Уровень выше — это тыловики-снабженцы. Списать небольшую партию — “на мероприятие” — элементарно. Да вот недавно совсем суд был по делу генерал-майора запаса Сергея Шпанагеля — бывшего начальника Екатеринбургского артиллерийского института. Он, если помнишь, обвинялся как раз по “трем гусям” (так называют ст. 222 УК РФ — незаконное приобретение, хранение оружия и боеприпасов. — С.М.) и по 226-й (ст. 226 УК РФ — хищение оружия. — С.М.). Так у него в квартире нашли оружие со сбитыми номерами и боеприпасы. А теперь вспомни послужной список господина генерала — служил в Афганистане и Чечне. Еще один вариант для тех же сынов “свободной Ичкерии” — наши оружейные заводы. К примеру, под Нижним Новгородом есть города Ковров, Павлов. Там оружейные заводы. Оттуда оружие выносится запчастями, потом собирается и продается. Да что говорить, в Сергиевом Посаде оборонное предприятие чеченцы с конца 90-х облюбовали.

— Смутные слухи о каких-то особых взаимоотношениях с чеченцами в Посаде ходили всегда, — подтверждает бывший боец сергиевопосадского ОМОНа Андрей Люзин. — На заводе изготавливают “Шмели”. А потом спецназ ГРУ в Чечне находит эти самые “Шмели” еще в масле, ни разу не использованные.

Хороший друг — офицер спецназа, десантник, кавалер ордена Мужества — попытался успокоить:

— Не переживай. Мы в Чечне таким оружием воюем, на которое без слез не взглянешь. И на такой технике... Поверь, боевики на ней далеко не уедут.

Это, конечно, обнадеживает. Но ничего не меняет. И криминальную сферу, и чеченскую войну, и мелких “неуловимых мстителей” снабжают оружием в одном месте — в наших воинских частях.

Потому что есть такая профессия — Родину продавать.


СПРАВКА “МК”

178 тыс. ед. огнестрельного оружия находится в розыске на территории России.

На учете МВД состоит свыше 31,3 тыс. ед. похищенного и утраченного огнестрельного оружия из Минобороны РФ. Это 47% от всего разыскиваемого МВД арсенала: 66,6 тыс. ед. нарезного оружия, в том числе — более 23,4 тыс. автоматов, почти 26 тыс. пистолетов, около 2000 пулеметов и 71 переносная ракетная установка.

На учетах в МВД состоит 28,2 тыс. единиц изъятого огнестрельного оружия иностранного производства. Основные каналы незаконного его перемещения проходят через северо-западные границы и осуществляются транзитом через Эстонию, Латвию, Литву, Польшу и Грузию.


ГДЕ ФИГУРИРОВАЛО ПОХИЩЕННОЕ ОРУЖИЕ

14 января 2002 г. в ходе “разборок” между дагестанской и чеченской компаниями в Москве огнестрельное оружие применил спортсмен Сагид Муртазалиев. Защищаясь, спортсмен выстрелил из пистолета Макарова. Пистолет, из которого стрелял спортсмен, числится похищенным в Таджикистане. Обнаруженные при нем обоймы также были похищены: они пропали из воинской части в Северной Осетии в 1992 г.

26 августа 2002 г. в Кировском районе Новосибирска обнаружен крупный тайник с оружием. Под бетонными плитами сотрудники правоохранительных органов нашли 8 пистолетов различных марок типа ТТ, 13 магазинов к ним и большое количество запасных деталей к стрелковому оружию, в том числе и очень редкие запчасти. Представители правоохранительных органов заявили, что оружие могло предназначаться для заказных убийств.

1 октября 2004 г. в доме 15 по шоссе Революции в Санкт-Петербурге нашли оружие и боеприпасы, которые могли использоваться подозреваемыми по уголовному делу об убийстве руководителя концерна “Алмаз-Антей” Игоря Климова в Москве и его партнеров в Петербурге. В ходе обыска в одной из комнат квартиры были обнаружены и изъяты пистолет “Astra А-100” испанского производства со спиленными номерами, 2 магазина с 25 патронами к нему, боевая граната Ф-1 с запалом УЗРГМ, 52 патрона калибра 7,62 миллиметра от пистолета ТТ, патроны и магазин к пистолету Макарова. Изъятое оружие и боеприпасы направлены на экспертизу.





Партнеры