Секс-миссия невыполнима

Женщины стреляют в глаз

16 марта 2005 в 00:00, просмотров: 566

Театр “У Никитских ворот” поставил пьесу, претендующую на то, чтобы стать пророческой. Если есть желание узнать, что ждет наше двуполое общество, следует посмотреть на “Истребитель класса “Медея”. Еще и потому, что все мужские роли в нем играют исключительно женщины. Чувствуете, к чему дело идет?

Пьеса Максима Курочкина, постановка Марка Розовского.


Начало — чисто анекдотическое: встречаются русский, хохол и американец. Причем где встречаются — можно только догадываться по заднику, на котором кислотной краской нарисован как бы Нью-Йорк. Судя по тому, что троица в камуфляже и возле зенитки, дело происходит на войне. Войнушка начинается сразу — парни немного натурально постреляли и дыма напустили столько, что первые ряды закашлялись.

Но с кем воюют мужики — вопрос, интрига. Мелькают фразы типа “За нами Нью-Йорк!” и еще более интригующее: “Не позволим из себя сделать хозяек”. Врубается нацгимн США, Мадонна, Принц и “U2”. Мужики на батарее квасят. Отношения между ними чисто армейские: упал — отжался, ты начальник — я дурак и наоборот. Причем эта армейская прелюдия весьма остроумна, по-своему лирична и парадоксальна. Хохол дядя Коля, сержант, трескает сало, виски, однако играет на скрипке. Москвич Сережка ловко, обаятельно одурачивает американца Питера, а тот с правильностью отличника пытается постичь загадочную славянскую душу. Загадочность которой сводится к умению воевать и пить одновременно.

Однако секрет пьесы Курочкина — автора даровитого и свободного — окончательно раскрывается во втором акте, когда военный фарс выруливает на социально-философскую колею. Своим “Истребителем” Курочкин вместе с Розовским предложили свой вклад в тему войны полов. Поерничали на тему о мужчинах и женщинах, вечно воюющих, но так же вечно страдающих от одиночества и опустошенности. В самом начале закадровый голос сообщает нам, что ни один из сидящих в этом зале не доживет до событий, о которых пойдет речь.

Хочется ответить: “И не дай бог дожить”. Но судя по тому, как в Москве, да и в других географических точках планеты пугающе стираются половые грани: мужчины обабиваются, а бабы омужичиваются и с неженской хваткой прибирают мужские дела к рукам, — все к тому идет, как прописал Курочкин в своем “Истребителе”. И не случайно отнес его к классу “Медея”. Детей, согласно древнегреческой трагедии, на сцене никто не убивает, однако тотальная феминизация мира явлена реально.

Можно утверждать, что новый спектакль Розовского — единственный в столице, где мужские роли играют одни женщины. Хохол, русский и американец — дамы, и лишь у одной из них приклеены усы. Впрочем, эта незначительная постижерная деталь не влияет на внутреннее перевоплощение актрисы Валентины Ломаченковой. Выступавшая в прежних спектаклях исключительно в качестве скрипачки, Ломаченкова настолько убедительна в роли сержанта дяди Коли, что временами забываешь о том, что перед тобой женщина. Такой упитанный, хитрый сержант с украинской мовой. Две другие исполнительницы, Кира Транская (рядовой Серега) и Наталья Корецкая (рядовой Питер), также неожиданно хороши на мужских ролях. И при этом вся троица чрезвычайно музыкальна, что и демонстрирует в музыкальных дивертисментах — Корецкая поет живьем под Мадонну, Ломаченкова играет на скрипке, Транская обаятельно “косит” под “U2”.

Глядя на эту троицу, невольно думаешь: раз женщины в театре так убедительно освоили мужской репертуар, то, может быть, Курочкин и прав в своем фантазме?




Партнеры