Роскошь передвижения

Инвалидам предлагают взять ноги в руки

16 марта 2005 в 00:00, просмотров: 274

Гонки по заснеженной трассе — зрелище эффектное. Даже если в качестве болидов выступают... автомобильчики “Ока”. Улыбка сползает с лица, лишь когда видишь на стекле знак “Инвалид за рулем”, а в качестве пилотов — женщин... Необычные соревнования среди женщин-инвалидов, проходившие недавно под Серпуховом, закончились. Совсем еще юная Людмила Котляр, сидя за рулем с ручным управлением, игриво смотрит в объективы фотоаппаратов. Не каждому по силам по заснеженной трассе прийти к финишу третьей на своей не слишком новой “окушке”. В этот момент она, кажется, забывает о своей инвалидности. Люсе напомнит об этом государство. Напомнит больно и обидно. Все тем же спецавтомобилем, без которого она как без... ног.

Людмиле Котляр повезло — три года назад она получила от государства автомобиль с большой скидкой. С того момента она почувствовала себя свободным человеком, почти как раньше...

— Вы посмотрите кругом. В метро войти невозможно. Эскалаторы не приспособлены для колясочников, в автобус не влезть. Одна надежда на автомобиль, — вздыхает Люся, поглаживая баранку своей “Оки”.

Сегодня Людмилу не волнует, что с этого года она будет оплачивать ОСАГО без дисконта, как здоровый мужик. Ее не беспокоит, что у нее теперь нет скидок на бензин и нет льгот по уплате транспортного налога. Да и новый автомобиль придется приобретать уже без 60% уценки. Она не злится на власти страны, которые все это отняли у инвалидов. Поскольку верит, что все рано или поздно устроится. Хотя бы изредка она должна чувствовать себя победителем.

Тем не менее о возникшей проблеме придется призадуматься. Арифметика у инвалида проста. Чтобы передвигаться — нужна машина. “Ока” с ручным управлением нынче стоит порядка 4 тысяч долларов. Остальные автомобили еще дороже. До 1 января 2005 года в нашей стране все было более-менее по-людски. Ветеранам — инвалидам войны такие машины полагались бесплатно. Остальные инвалиды имели право покупать их за 40% от цены. То есть для них автомобиль обходился чуть меньше 60 тысяч рублей. Дорого, конечно, если учесть, что инвалиды — не самая богатая категория граждан. Но все же реально.

Теперь для инвалидов началась черная полоса. В декабре 2004 года очередь на спецавтотранспорт для новичков была закрыта, поскольку льгота эта отменена.

Ольга Гусева на себе испытала последствия новых правил. Не так давно она попала на инвалидность. Заболевание костей лишило ее возможности передвигаться. Осталась надежда только на специальный автомобиль. Без него ни до работы доехать, ни даже в магазин сходить. Только убогая жизнь в четырех стенах.

— У меня приличный стаж вождения, больше 7 лет, — рассказала Ольга. — Поэтому я решила, что пересесть за баранку — наилучший выход. Однако в районной службе социального обеспечения мне сказали: “Забудь об этом”. Ни компенсаций на бензин, ни льгот по автострахованию — ничего теперь не будет. Я впервые в жизни почувствовала, как меня лишают ног…

В службе соцзащиты только развели руками:

— Во всех автосалонах теперь продается спецтехника для инвалидов. Купить ее не проблема. Нужны только деньги. А в этом вопросе мы теперь не помощники. Федеральное агентство по здравоохранению у нас запросило списки инвалидов. И ветеранов войны, и инвалидов с детства, и инвалидов по здоровью — всех, кто успел до декабря прошлого года встать на очередь на получение автомобиля, передали им скопом. Теперь распределением будут заниматься они. У нас даже штатов для этого не предусмотрено, все транспортные комиссии распущены.

Еще летом при обсуждении знаменитого 122 ФЗ депутатам Госдумы сверху была дана установка: если человек встанет на очередь до 1 января 2005 года вне зависимости от того, кто это, ветеран или инвалид по заболеванию, то рано или поздно он должен получить автомобиль. Новым же инвалидам придется подождать лучших времен. Народные избранники, понимая, насколько тяжелое решение их заставляют принимать, восприняли это с некоторым облегчением — пусть хотя бы инвалиды со стажем что-то получат.

* * *

Но в новом году возникла очередная проблема. Оказалось, что и список — не гарантия. Без автомобилей могут остаться даже те инвалиды, которые успели записаться в очередь. Да и такие инвалиды, как Людмила Котляр, могут оказаться в пролете.

Инвалидов, попавших в “чудесный” список, по всей стране накопилось более 120 тысяч человек. Из них в Москве живет почти 10 000, а в Московской области — 450 человек. В прошлые годы для нужд инвалидов в стране была создана настоящая специализированная индустрия. Кроме производства протезов и колясок появились два небольших, но современных автозавода, которые в состоянии ежегодно производить более 20 тысяч автомобилей. Загрузи предприятие полностью, и обязательства перед настоящими и будущими инвалидами за несколько лет можно выполнить. Но этого не произошло. Наоборот, теперь вместе со льготами для инвалидов и эта отрасль на грани исчезновения.

Первым может остановиться автомобильный завод в Серпухове. Это с виду небольшое предприятие в реальности — флагман в своем жанре. На его долю приходится от 8 до 10 тысяч спецавтомобилей из тех 16 000, что ежегодно производятся в России. Из года в год принцип работы предприятия был прост. В государственный бюджет закладывались средства на техническое оснащение инвалидов. Через федеральные казначейства деньги поступали в службы социальной защиты областей и республик России. Завод сам или через дилеров заключал с ними договоры. По их заявкам предприятие отгружало автомобили на места, а взамен получало деньги. С января 2005 года, когда вступил в силу закон о монетизации льгот, страна стала жить по новым правилам, перевернутым с ног на голову.

— Нам фактически предложено делать автомобили, не зная, будут ли за них когда-нибудь выплачены деньги, — откровенно жалуются на предприятии. — Мы работаем исключительно на благотворительных началах. На сегодня у нас есть только один верный заказ — на производство автомобилей для ветеранов войны к 60-летию Победы. Мы обязаны к 9 мая произвести 983 штуки. Говорят, что прорабатывается вопрос об очередном документе на производство 16 тысяч машин для простых инвалидов-очередников. Но начнется ли в реальности финансирование даже первого заказа, неизвестно.

Действительно, завод — не “скорая помощь”. Позвонил, приехал, сделал. Автомобиль — это сложное изделие, которое нужно не только изготовить, но и вначале заказать на него соответствующие комплектующие. Как можно работать, не зная, что будет завтра? До сих пор на заводе не знают, сколько точно в этом году будет автомобилей выделено инвалидам, ветеранам войны. Как следствие, предприятие не в состоянии правильно спланировать работу.

— Мы уже сделали по заказу государства более 400 автомобилей, — рассказывают мне на заводе. — Причем отдельные партии на свой страх и риск уже начали отгружать в регионы. Иначе собесовцы к 9 мая не успеют выдать их ветеранам. Судите сами, даже на доставку автомобилей в не самый далекий Белгород требуется четверо суток. Но учтите, автовоз может взять за один раз только 9 штук, а поставить необходимо 140. А ведь есть еще и другие регионы. К примеру, в Москву необходимо доставить 398 автомобилей, а областным ветеранам — 24. По сути, мы сейчас отгружаем автомобили за свой счет.

Бюджетные деньги для серпуховского завода не просто подпорка. Это, можно сказать, основа для существования. Как, впрочем, у всех производств, выпускающих специализированные товары для инвалидов. В прошлом году страна закупила у него машин на 2,5 млрд. рублей. Порядка 40% всех коммерческих продаж. И помогла более чем восьми тысячам инвалидов. В этом году дилемма проста: раз денег от государства нет совсем, придется либо всю продукцию пускать на коммерческий рынок, либо закрываться.

— Год назад завод уже стоял две недели, — сознался директор. — Если проблемы с финансированием продолжатся, придется отказаться вначале от одной смены, а затем и… сократить производство, но это повлечет за собой увольнение работников. Без госзаказа предприятию будет трудновато.

На заводе мечтают, что страна найдет-таки деньги на производство 20 тысяч автомобилей. Шепчутся даже, мол, в федеральном агентстве по здравоохранению уже обсуждается этот вопрос. Ведь там не могут не понимать: остановится завод — пострадают все без исключения инвалиды, лишенные возможности самостоятельно передвигаться.

На обратном пути я думал о Людмиле Котляр. Всматривался во все попадающиеся навстречу автомобили: не инвалид ли за рулем? Нет, так просто понять невозможно. Другое дело на тротуаре, в автобусе или метро… Человека без ног видно сразу. Для водителей-инвалидов автомобиль не роскошь, а средство передвижения. Или просто ноги.






Партнеры