Красно-синий кардинал

Полузащитник ЦСКА Элвер Рахимич: “Ума не приложу, за что меня прозвали Ван Даммом”

17 марта 2005 в 00:00, просмотров: 501

За шесть лет в России этот босниец проделал удивительный путь: от мало кому известного футболиста, которого тренеры махачкалинского “Анжи” с первой же тренировки отсылали домой (“не готов!”), до одного из лучших опорных полузащитников нашей Премьер-лиги и незаменимого винтика армейской машины.


ТРИ МАЛОИЗВЕСТНЫХ ФАКТА ИЗ ЖИЗНИ РАХИМИЧА

— В 17 лет в боснийском “Славене” Рахимич получил свою первую зарплату — 100 долларов...

— В 2000 году австрийский “Штайер” уступил Элвера махачкалинскому “Анжи” всего за 300 тысяч немецких марок.

— Рахимич — мусульманин. Свинину не ест, спиртного не пьет.

“Я таскаю пианино...”

Незаменимый и почти всегда незаметный. Серый кардинал, чернорабочий, волнорез чужих атак. Футбол по Элверу Рахимичу — это не финты с вязью комбинаций. Это разрушение. Это отбор...

— Да, я таскаю пианино, на котором играют другие, — соглашается Рахимич. — Кто-то же должен делать эту работу? Я защищаюсь, Вагнер и Олич забивают мячи.

— И вся слава в конечном итоге достается им...

— Никаких обид! Мы одна команда, и у каждого свои задачи на поле.

— Тебя частенько называют “грязным игроком”. Мол, если нужно придержать соперника, сфолить по-мелкому — это к Рахимичу.

— Слышал, слышал... Что могу ответить: если судьи меня не наказывают, значит, я играю чисто! Я не грубый игрок, действую жестко, но в рамках правил. И никогда осознанно не буду фолить против соперника, не владеющего мячом.

— При этом против тактики мелкого фола ты ничего не имеешь...

— Так это, если хотите, элемент футбола! На моей позиции без него никуда: он был, есть и будет в арсенале опорных полузащитников. Кто знает, если бы я так не играл, может, ЦСКА пропускал бы в два раза больше мячей?

— Любой ценой остановить соперника — твой принцип?

— Мой принцип: во главе угла — победа команды. Мы должны выиграть и по возможности не пропустить, а какие для этого средства я пускаю в ход — не так уж и важно.

— Для тебя “сухая” победа более предпочтительна?

— Для меня важна любая победа. Что 1:0, что 5:4...

— Считаешь себя асом в отборе мяча?

— Скажем так — это моя сильная сторона.

— А слабая?

— Забиваю мало...

— И это после гола-красавца в матче с “Тереком”, признанного многими лучшим в первом туре?!

— Я этот мяч по телевизору не видел — но вроде да, неплохо получилось. Не самый красивый мой гол — были и получше, но один из самых красивых — точно.

— То есть вперед, в атаку Рахимича тянет?

— Конечно. Покажите мне хоть одного футболиста, который не хочет забивать. Я таких не знаю...

— И сколько всего за карьеру мячей наколотил?

— За все сезоны не отвечу, а в ЦСКА вроде пять раз отличился.

— Негусто.

— Согласен, можно было бы и почаще забивать. Но я повторюсь: у меня работа другая. И потом, если я буду часто вратарей огорчать — мне ребята в команде проходу не дадут. После “Терека” и так подколками достали — голеадор, мол, снайпер!

— Как смотришь на то, чтобы продлить голевую серию? С “Партизаном”?

— Твоими бы устами...



“Газон в Белграде сушили вертолетами”

— Свой второй домашний матч в Кубке УЕФА ЦСКА проводит в Краснодаре. Как относишься к этому?

— Нормально. В Москве сейчас особо не поиграешь: холод, поля плохие... А в Краснодаре мы как дома. Единственный минус — меньше армейских болельщиков на игру придет.

— Шансы ЦСКА пройти дальше?

— Пятьдесят на пятьдесят. Во всяком случае, в первые минуты встречи будет именно так. Это уже потом кто-то пройдет дальше, а кто-то нет... Даст Бог, в четвертьфинале окажется ЦСКА. Для этого нам нужно всего лишь сыграть в свою игру — с акцентом на атаку.

— Но вас и нулевая ничья устроит...

— Сознательно беречь нули на табло мы не будем — ЦСКА так играть попросту не умеет.

— Вернемся к матчу в Белграде. Газон там действительно был ужасного качества?

— Не то слово! Каток, а не футбольное поле. Я на таких плохих полях давно не играл — подогрева нет, сплошной лед... Говорят, газон перед игрой вертолетами сушили. Мало помогло.

— Газзаев после игры сказал, что матч с “Партизаном” стал самым трудным для команды в этом сезоне.

— Так и есть. “Партизан” — отличная команда. Одна из сильнейших в экс-Югославии. Перед своими болельщиками белградцы показали качественный футбол. Впрочем, мы от них другого и не ожидали.

— Ты, кстати, не в курсе, что за конфликт произошел у армейских болельщиков с белградской полицией?

— Дело было уже в аэропорту после матча, но я, честно говоря, мало что видел. Мы проходили паспортный контроль, фанаты стали к нам пробиваться, чтобы поздравить с победой, а полиции это не понравилось...

— Для тебя как для боснийца матчи с сербской командой принципиальны?

— Для меня любая игра принципиальна. “Бенфика” ли в соперниках, “Терек” или “Партизан” — неважно. Матч в Белграде был особенным только с одной точки зрения — я очень давно не играл в Югославии.

— Кто-то из знакомых был на игре?

— Да, отец, друзья... Переживали за меня. После игры поздравили: “1:1 в гостях — хороший результат...”

— Как считаешь, задача, стоящая перед ЦСКА в Кубке УЕФА (выход в финал турнира), реальна?

— Все в жизни реально. Главное — не зацикливаться на победах, не просчитывать варианты, а шаг за шагом идти к своей цели. Прошли одного соперника — хорошо, на очереди следующий.

— Можно ли считать ЦСКА фаворитом Кубка УЕФА?

— А почему нет? Все команды, оставшиеся в сетке, — фавориты турнира. И мы — не исключение.

— Газзаев пообещал в случае выхода команды в финал сбрить свои усы. Ты способен на что-то подобное?

— Ну у меня-то усов нет...



“Сейчас даже в “Баварию” не поеду”

— В ЦСКА ты уже пятый сезон. С чего вдруг такая верность красно-синим цветам?

— А какой смысл что-то менять, если меня в команде все устраивает? Вполне, кстати, допускаю вариант, при котором я карьеру завершу в армейском клубе. И команда солидная, и уровень чемпионата России с каждым годом растет.

— То есть о продолжении карьеры в элитных чемпионатах Европы не думаешь?

— Тут все зависит от уровня предложения. Вариант должен удовлетворить и меня, и ЦСКА. При этом сам бы я сейчас даже в “Баварию” не поехал — очень уж хочется Кубок УЕФА выиграть (смеется)...

— Значит, все-таки приоритет немецкой бундеслиге отдаешь?

— Нет, вообще-то мне испанский чемпионат нравится. А Германия по привычке на ум пришла — там у меня дом, семья, сын (жена Элвера — немка по национальности. — Р.В.). Там я скорее всего буду жить после окончания карьеры.

— А разве жена сейчас не с тобой?

— Нет, меня ведь всю зиму дома не было — сборы, перелеты... Сейчас, когда посвободнее станет, Мерсиха прилетит в Москву. Думаю, уже после “Партизана”.

— К Москве уже привык?

— Да, хотя бешеный ритм столичной жизни иногда выбивает из колеи. Дни летят словно месяцы! Плюс пробки надоевшие... Однажды три часа от базы до дома добирался!

— По Боснии скучаешь?

— Конечно. Там моя Родина, там лучшее место на земле...

— Только со сборной у тебя что-то не складывается...

— Веришь, я об этом даже не думаю. Ну не вызывают, ну и что? (В свое время чиновники из федерации футбола Боснии планировали вызвать Элвера в сборную, засветить, продать и получить за это свой процент. Рахимич отказался... — Р.В.)

— Скажи, за что в “Анжи” тебя Ван Даммом-то прозвали?

— До сих пор ума не приложу. Была обычная игра со “Спартаком” из Нальчика. Выхожу один на один с вратарем, сзади защитник достает... Догнал, сбил, причем и меня, и вратаря собственного. Обоих — в больницу, а я только синяком отделался. После этого и окрестили...






Партнеры