Французский поцелуй

Ален Делон: “Я свободен!”

18 марта 2005 в 00:00, просмотров: 207

Он невероятно обаятелен. Скажите, какая женщина может устоять перед его улыбкой? А перед его поцелуем? Нет таких.

Ален Делон приехал в столицу лишь на пару дней. Все это время с него глаз не спускали охрана, личный секретарь и агент. Во время встречи с журналистами он без устали опровергал собственный возраст. Ему 69, но он готов улыбаться и говорить комплименты направо и налево. Вот что значит настоящий мужчина.

После пресс-конференции звезда французского кино уделила пару минут корр. “МК” для эксклюзивного интервью. Просьба была лишь одна: говорить о чем угодно, только не о кино. Особенно о французском.


— Я счастлив представлять Францию во всем мире, и мой долг представлять родину не только в области кино. Я все видел и все испытал. С той карьерой, что я сделал себе в кино, у меня нет проблем, как прожить. Сейчас я могу без всякого сожаления остановиться, — так объяснил Делон свой отказ от киноролей.

— Вы в юности перепробовали десяток профессий, служили в Иностранном легионе. Если бы ваша жизнь сложилась иначе, кем вы были сейчас?

— Не знаю. Я бы умер или оказался в тюрьме.

— Умерли бы от скуки?

— Когда я вернулся из армии, мне было 22, и я был очень далек от мысли, что я могу стать актером. И в моей жизни тогда были авантюрные связи, авантюрные дела, мафиозные друзья... Многие приятели, что служили со мной в армии, оказались потерянными в жизни. Кто-то попал в тюрьму, другие погибли. Но я стал заниматься кино и поэтому сейчас здесь, а не на том свете.

— В Интернете о вас масса противоречивой информации и сотни биографических статей...

— Я никогда не читал в Интернете собственную биографию!

— Так я вам сейчас расскажу...

— Ага, давайте, очень любопытно!

— Правда, что в начале карьеры вы отказались от ролей в Голливуде? Сейчас у вас нет сожалений ни о чем, а тогда?

— Ну, если только совсем немного. Меня увидели на Каннском фестивале, где я был со своим другом Жаном Бриали, и тогда американский агент студии MGM сделал мои пробы в Риме для фильма “Прощай, оружие” — это был 1956 год. Тогда же американцы заставили меня пойти на курсы английского в Париже и хотели подписать контракт на несколько лет работы в Голливуде. Но в то время я встретился со своим первым режиссером Ивом Аллегре, он убедил меня, что не нужно ездить в Америку, а нужно делать карьеру во Франции. Много позже я понял, что он был прав, и благодарен ему, что он был инициатором отказа. Я никогда не забуду его слов о том, что моя карьера должна сложиться во Франции, а в Голливуде меня выжмут и выбросят. Есть это в вашем Интернете?

— Еще о вас пишут, что вы один из самых богатых людей Франции — владеете магазинами, замками, покупаете скакунов и коллекционируете произведения искусства...

— Хо-хо-хо! Во-первых, я не богатейший человек, но далеко не бедный. Но все же между этими двумя понятиями довольно большая разница. (Разводит руки в стороны.) Замков у меня тоже нет. Что еще? Магазины? Нет! Скакуны? Были, это правда. А вот что совершеннейшая правда, так это коллекционирование. У меня довольно большое собрание картин, рисунков и бронзы.

— А какую эпоху вы предпочитаете?

— Импрессионизм, постимпрессионизм, модерн, современное искусство.

— Что самое дорогое в коллекции?

— Бронзовые статуэтки диких животных. Они действительно прекрасны.

— Все отцы строят планы для своих детей. Вы этим тоже грешите?

— Я не могу их убеждать, я могу только хотеть чего-то, подталкивать их — что я и делаю. Надеюсь, что мои дочь и сын пойдут по моим стопам. Сын работал со мной на ТВ, а два года назад я снялся с дочерью в телефильме “Лев”. И надеюсь, что они все-таки станут актерами — начало уже положено.

— Вообще, обычно родители отговаривают детей от актерской судьбы...

— Да почему? Почему мне не хотеть для них самой прекрасной профессии в мире? Я бы скорее удивился, если бы мой сын решил стать жандармом или священником.

— Для российских женщин вы являетесь эталоном красоты...

— Вернее того, что от нее осталось...

— Вы наговариваете на себя. Вас здесь очень любят...

— Я всегда удивляюсь — меня очень любят в Японии и в России, но почему-то не предлагают ролей в кино!

— А если бы предложили, согласились бы? Ведь восемь лет назад вы отказались от кино.

— Только дураки не меняют своих решений!

— Но вернемся к поклонницам...

— Да где же они?!

— Нужно только выйти на улицу, вы их встретите. А что вы им пожелали бы?

— Я хочу поблагодарить их за их любовь и верность. И хочу пожелать, чтобы им как можно меньше изменяли и никогда бы не разочаровывали. И, кстати, я сейчас не женат и совершенно открыт для новых знакомств!

СТРЕЛА НАШЛА ГЕРОЯ

— Мы решили сэкономить на ведущих, поэтому церемонию проведу я!

С этими словами на сцене Дома кино появился Марк Рудинштейн. Так он начал торжественное закрытие юбилейного, Х фестиваля “Лики любви”. Последний раз он проходил в столице — уже нынешним летом “Лики” переедут в Сочи. А украсить собой прощание Рудинштейна и его фестиваля с Москвой сам Марк Григорьевич пригласил вечного секс-символа Алена Делона.

Посмотреть на звезду французского кино пришли наши знаменитости: актриса Римма Маркова, каскадер Александр Иншаков, бессменный директор “Ералаша” Борис Грачевский, сценарист Аркадий Инин, актриса Анна Герм.

После вступительных слов началась раздача наград. Делона вызвали за “Серебряной стрелой” в категории “Самый романтичный любовник и самый неотразимый мужчина фестиваля”. В честь дорогого гостя в перерыве между вручениями на экране крутили отрывки фильмов с его участием.

— Это подборка очень хороших фильмов, — одобрил их поседевший секс-символ. — Всем им по тридцать—сорок лет. Мне они напоминают годы моей молодости, те времена, когда я еще был брюнетом... Я вообще в жизни горжусь только двумя вещами, — растроганно добавил он, — своей карьерой и детьми.

Зал в ответ дружно зааплодировал, некоторые женщины даже повскакивали с мест. Делон улыбнулся и сказал по-русски “спасибо”.

А главный приз фестиваля “Золотая стрела” досталась иранскому режиссеру Асгару Фирхади за картину “Прекрасный город”.

А Марк Рудинштейн царил на сцене всю церемонию — сыпал остротами и призывами читать, пить и есть продукцию информационных спонсоров фестиваля. Еще он пожаловался, что, увы, не свободен. А то бы непременно женился на председателе жюри — очаровательной Бренде Блетин, кокетничать они начали еще на открытии.






Партнеры