Трупограф Уиткин оказался не страшным

Самое жуткое осталось за кадром

22 марта 2005 в 00:00, просмотров: 122

Он совсем не напоминает шизофреника. Вдохновенное творческое лицо, милый полосатый шарфик вокруг шеи. Почти обаятельный — что-то среднее между Спилбергом и Вуди Алленом. Говорит открыто, чувствуя свою правоту. И всем популярно объясняет, почему в качестве фотомоделей использует трупы, гермафродитов и физических уродцев.

Директор Дома фотографии Ольга Свиблова долго сомневалась, привозить ли в Москву на фестиваль “Мода и стиль в фотографии” работы одного из самых скандальных авторов — американца Джоэля-Питера Уиткина. Сомневалась почти 10 лет. Но затем поняла, что среди всего этого “трупного” ужаса есть немало снимков, которые не вызовут абсолютный шок у публики. И решилась.

Уиткин не скрывает, что относится к смерти иначе, чем остальные люди. Для него мертвые — те же живые. Еще бы, со смертью он познакомился, оказывается, в первые минуты жизни: при родах у его матери умер один из тройняшек, брат Джоэля. А чтобы остаться у него в памяти, смерть встретилась ему снова уже в сознательном, пятилетнем возрасте. Жуткая картина: прямо к его ногам подкатилась... голова девочки, отрезанная в результате автоаварии. Дальше — неизвестно, легенда это или нет, — Уиткину всякий раз встречались странные персонажи. Он утверждает, что в 17 лет сфотографировал человека с тремя ногами, затем переспал с гермафродитом.

— Я считаю их по-своему красивыми, — откровенничал с нами Уиткин, отвечая на вопрос, почему он предпочитает уродство.

Есть ли жизнь после смерти, спросили его мы. И получили ожидаемый ответ: “Разве в этом есть сомнения? Конечно, есть”.

Самым “страшным” на выставке в действительности оказался натюрморт с отрезанной женской грудью, лежащей на изысканном блюде. Впрочем, кто хотел, мог этот предмет принять и за грушу. Но никто не спорит, что Уиткин — художник. Каждая из его работ очень живописна, с продуманной композицией. Он и работает как художник, делая предварительные наброски. И потому его страшные персонажи кажутся лишь плодом его фантазии, а не реальными людьми, живущими когда-то и сейчас.

Впрочем, глядя на фотоработы Уиткина, которые заняли два зала на третьем этаже МДФ, подспудно осознаешь, что Свиблова всего лишь пожалела нашу психику.




Партнеры