Видеопиратам грозит срок — 3 года

В Америке сажают, в России — покупают

22 марта 2005 в 00:00, просмотров: 423

Россия и Китай, как известно, по части кино давно впереди планеты всей. То есть у нас и у них воруют как нигде. Мы с китайцами вместе надули Голливуд на 1 миллиард каждый. Это как минимум. Кто-то говорит о 5 миллиардах. Не знаем, как в Китае, а в нашей столице диск с фильмом, еще не вышедшим в прокат, можно купить в ста метрах от кремлевской стены. Квентин Тарантино, почетный гость последнего ММКФ, был поражен тем, сколько рук поднялось в зале на его вопрос: “Кто уже посмотрел вторую часть “Убить Билла”?” Дело было как раз в день российской премьеры фильма.


Во всем мире с пиратами борются беспощадно. В расход идут даже оскаровские академики, переправляющие диски с фильмами-номинантами пиратам. В самое ближайшее время в США будет рассматриваться законопроект, в котором предусматривается наказание лицам, записывающим фильмы в кинозалах на видеокамеру. Максимальный срок — 3 года. В России для пиратов тоже предусмотрены разнообразные сроки отрыва от общества. Правда, довести дело до суда слишком сложно.

Уже давно в США идут разборки с пиратскими интернет-сайтами, бесплатно предоставляющими посетителям возможность скачать практически любой фильм, включая еще не вышедший в прокат. Таким образом заокеанские пираты нагрели киномагнатов на 3 млрд. руб.

Впрочем, наказание за копирование фильма с экрана не решит всех проблем. Постоянным покупателям пиратской продукции в России не нужно рассказывать, что многие фильмы попадают на лотки в переходах метро практически с монтажного стола — с недоделанными спецэффектами, звуком и прочим. Например, монтажная копия “Ночного дозора”, несмотря на все ухищрения продюсеров, появилась в продаже за несколько дней до премьеры.

С вопросом: “Что нужно делать, чтобы остановить пиратство в России?” — “МК” обратился к стороне пострадавшей и виновной.

Эльдар Рязанов, кинорежиссер:

— Надо, чтобы диктатура закона, которую провозгласил президент, существовала в реальности. Иначе нельзя. Не хочется вспоминать Иосифа Виссарионовича Сталина — не к ночи будь помянут, — но нужно, чтобы люди боялись кого-нибудь. Когда-то у нас была самая читающая страна, сейчас — самая ворующая. Мелкие шаги не имеют значения, единичные облавы ничего не решат, ведь в каждом городе есть магазинчики, где торгуют контрафактной продукцией. И ведь люди, покупая там фильмы, видят не настоящее произведение художника, а плохую копию. Ну сделали облаву, ну сожгли 2 миллиона дисков, ну попалось 2 человека. Естественно, когда люди будут жить лучше, зарабатывать больше, желания воровать не возникнет. Но у нас проще своровать, и это не изменится еще века. Я смотрю в будущее в большим пессимизмом.

Алексей, видеопират со стажем:

— Во-первых, в России, как и в США, нужно поставить вне закона формат MPEG4, который читает практически любой компьютер. И делать это нужно сейчас и сегодня. Так как, расплодив еще один вид “пиратки”, можно увязнуть “в борьбе” гораздо глубже.

Во-вторых, надо детально объяснить людям минусы пиратской продукции: глюки, корявый перевод, низкое качество изображения и звука, сколько эпизодов пираты удаляют из оригинальных версий.

В-третьих, уже пора понять, что Россия — своеобразный рынок. Здесь нужно проводить иную ценовую политику. Себестоимость видеокассеты с записью колеблется в пределах $1,2—1,5. В розницу она стоит $3—4. Понятно, что львиную долю у российских дистрибьюторов забирают отчисления на “авторские права”. Однако как можно поднять объемы продаж легальной видеопродукции, если “лицензионка” в магазинах продается по $6—8? Разница в стоимости DVD еще больше: от $1,5 у пиратов до $15—45 у дистрибьюторов.

В-четвертых, не делать ничего. Время и технический прогресс все расставят на свои места.




Партнеры