“Побег” из “Штрафбата”

Алексей СЕРЕБРЯКОВ: “Адреналин уже не возбуждает”

22 марта 2005 в 00:00, просмотров: 258

Скоро на российские экраны выйдет “Побег” от автора двух не менее нашумевших “Антикиллеров” Егора Кончаловского.

Одну из главных ролей в “Побеге” сыграл Алексей Серебряков. Обычно Алексей для журналистов недоступен. Ну не любит артист общаться с прессой,

что ж поделать? Однако накануне премьеры, совершенно неожиданно, герой “Штрафбата” дал согласие на эксклюзивное интервью “МК”.


— Алексей, пару слов о вашем герое в “Побеге”. Кто он?

— Хм... Давайте так. Фильм выйдет на экраны через пару недель. Купите билет и узнаете все про моего героя. И каким я его себе представляю. Точнее, каким его представляет Егор Кончаловский.

— В прессе писали, что “Побег” сильно напоминает картину “Беглец” режиссера Эндрю Дэвиса...

— На этот счет у меня нет комментариев, поскольку фильм “Побег” я еще даже сам не видел. Скажем так: во время съемок мне ничто не напоминало упомянутую вами картину.

— На съемках что было самое сложное?

— Отсутствие сценария... (Улыбается.)

— Даже трюки лично не выполняли?

— Я их давно уже сам не выполняю. Во-первых, у меня двое детей. Не могу не думать об их будущем. Во-вторых, я считаю, что делать трюки должны профессиональные люди, то есть каскадеры, им тоже надо кормить свои семьи. Когда был молодой и адреналин в крови возбуждал, старался выполнять трюки сам. В конце концов я физически был для этого достаточно подготовлен, поэтому иногда получалось неплохо.

— А в обычной жизни рисковать приходится?

— Смотря что считать риском... Я не провоцирую свою жизнь, мне, повторяю, есть о ком заботиться, так что экстремальными видами спорта не увлекаюсь. С другой стороны, Шаламов говорил: “Легкомыслие в наше время — это подвиг”. Для нынешнего времени подвигом являются, конечно, другие человеческие качества, и в этом смысле рисковать приходится довольно часто.

— С кем советуетесь, прежде чем согласиться на ту или иную роль?

— С женой Машей. У нее удивительная интуиция, если бы не ее настойчивость, я бы снимался гораздо меньше.

— За плечами у вас много интересных киноработ. Все-таки какая роль была самой тяжелой?

— Даже не знаю… Почти каждый фильм, в котором я работал, можно в той или иной степени назвать тяжелым. Последние несколько лет тяжело особенно, поскольку количество бестолочей и самозванцев на единицу кинематографической площади неустанно растет.

— На отсутствие работы не жалуетесь? Сколько сценариев в месяц обычно предлагают?

— По-разному. Сами, наверное, знаете: то пусто, то густо. В основном сериалы, такие тома макулатуры… Вот читаешь эту писанину в надежде хоть за что-то зацепиться и думаешь: за что, Господи, эта пытка?! Но тут есть странный парадокс: чтобы появился хороший сценарий, необходимо сделать десяток плохих.

— Способны отказаться от роли просто потому, что очень устали и хочется банально отдохнуть?

— От хорошей — нет. От плохой могу, даже если не устал.

— Хорошо, есть такие роли в кино, за которые стыдно?

— Есть...

— Какой должна быть роль, чтобы вы от нее отказались?

— Неинтересная и бесплатная.

— На какие тяготы готовы ради интересной роли?

— Если тяготы не отражаются на моей семье — на любые.

— Профессию никогда не хотели сменить?

— Хотел, и много раз. Но понимаю, что смысла в этом нет. Одна зависимость меняется на другую. В кино же я все-таки уже много лет, есть какой-то опыт с этой зависимостью справляться.

— В кино когда последний раз ходили? Не на премьеру по приглашению, а как обычный зритель?

— Бывает это действительно нечасто. В основном вожу дочь на детские картины.

— Вопрос на засыпку. Выходные дни часто выпадают? Как их проводите?

— У меня бывает много выходных, иногда по нескольку месяцев. Пока деньги не закончатся. (Смеется.) Провожу их как все, в бытовых заботах.




Партнеры