Кто вместо Kарполя?

Жена главного тренера наших волейболисток Ирина КИРИЛЛОВА: “Джованни Капрара всю жизнь влюблен в Россию!”

23 марта 2005 в 00:00, просмотров: 309

И все-таки в российском женском волейболе это случилось. Ушел человек, лицо которого притягивало телекамеры всего мира. Профиль эпохи — как Лобановский, как Тихонов, как Гомельский-старший... Николай Карполь покинул пост главного тренера нашей сборной. Как и обещал — после Олимпийских игр в Афинах.

“Я пережил шесть Олимпиад. По-моему, этого достаточно”, — сказал Николай Васильевич корреспонденту “МК”.


— Увы, Карполь не оставил нам наследника! — сокрушается Владимир Паткин, курирующий “женский вопрос” в ВФВ — Всероссийской федерации волейбола. — Это слишком яркая личность, такую непросто заменить в глазах игроков, тренеров, общественности...

И как интересно все повернулось! Много лет назад лучшая волейболистка мира 1990 года Ирина Кириллова, некогда любимая ученица Николая Карполя, приняла решение покинуть “Уралочку”: разбила сердце своего учителя и уехала за границу — в Хорватию. Потом играла в Италии... А теперь вернулась в качестве второго тренера женской сборной России и... супруги нового главного, итальянца Джованни Капрары, который и приглашен на место Карполя.

Исполком ВФВ рассматривал и кандидатуры российских тренеров. Но лишь один — Леонид Зайко, возглавляющий ЦСКА, получил 2 голоса “за” против 15 в пользу иностранца. В числе тех двух был сам Карполь, который продолжает оставаться членом президиума федерации:

— Неужели наши тренеры хуже? — спросил он коллег после выборов. — Мы ведь раскроем перед иностранцем все секреты нашей школы, которые столько лет нарабатывались... Если что-то ему не понравится, он может уйти к нашим соперникам и работать с ними. С нашим секретным оружием!

Леонид Зайко: “Я рад, что выбрали не меня”

— Вы готовы были уйти из ЦСКА ради женской сборной России, когда выставляли свою кандидатуру на должность главного тренера?

— Нет. Работа в клубе для меня интересней.

— Но вы ведь понимали, что для руководства федерации важно привлечь освобожденного тренера, который не разрывался бы между сборной и своей командой?

— Именно поэтому я рад, что выбрали не меня. Я просто рассуждал как патриот. Помните, как в “Белом солнце пустыни”? “За державу обидно”. Я считаю, что российскую сборную должен возглавлять российский тренер.

— Разве важно, откуда тренер, если в итоге он принесет сборной победу на чемпионате мира или Олимпийских играх? К тому же Капрара не раздумывая расстался со своим клубом ради нашей сборной.

— И все-таки я считаю важным, чтобы тренер был свой. И это вопрос не только спортивный, но и политический. Мы ведь президента из иностранцев не выбираем!

...Как бы то ни было — факт: в нашу женскую волейбольную сборную приходит тренер-иностранец, как и в мужскую. Противиться этому или принимать как панацею? Российский волейбол — все-таки не футбол. Языковой барьер здесь не преграда. Как говорит тот же Паткин: “Нельзя не признать, что в “Бергамо” у Джованни было совершенно иное, более современное построение игры: оборона, взаимодействие. Нашему антикварному волейболу есть чему поучиться!”

Сам же Джованни Капрара по поводу нашей сборной сказал:

— Российская команда очень перспективная, Карполь оставил хороших игроков!

— Да, игроки действительно хорошие, — считает Зайко. — И Капрара знает, как строить игру. Но получится ли совместить игроков из разных команд, учитывая, что базового клуба не будет? Пока еще трудно об этом судить.

Премия Ника

Сразу после того, как его выбрали главным тренером сборной России, Джованни Капрара признался:

— Я прекрасно понимаю, что российская сборная для меня гораздо важнее, чем я — для нее.

А через несколько дней после выборов, окрыленный, улетел на Тенерифе. И в третий раз выиграл Лигу чемпионов со своим итальянским клубом “Бергамо”. Мотивация у Джованни была велика как никогда — так хотелось доказать, что он достоин оказанной чести.

— Эту победу в Лиге чемпионов Джованни посвятил мне и нашей новорожденной дочке Нике, — рассказывает Ирина Кириллова.

— Может, Джованни не в Россию влюблен, а лично в вас, Ирина? И именно ваши заслуги учла наша федерация волейбола?

— Я не смешиваю одно с другим. На самом деле Джованни всю жизнь влюблен в Россию и давно изучает российскую историю. У нас даже дома висит российский флаг. А к осени Джованни хочет выучить русский язык... Знаете, его желание работать с нашей сборной совсем не связано со мной, хотя, конечно, большое значение имеет опыт работы с российскими спортсменками: Артамоновой, Жуковой (хоть она и из Украины, для меня это не важно), Поташовой, Соколовой, которая была сейчас признана самым полезным игроком и лучшей нападающей Лиги чемпионов.

— В чем заключается тренерский талант Капрары? Все-таки вы для него не только жена, но еще и игрок, который несколько лет выступал в его команде.

— Он требователен, но всегда готов признать свои недостатки. Меня поразил один случай: мы только начали работать вместе, проиграли тогда с каким-то разгромным счетом, расстроились, а Джованни был совершенно спокоен. Я удивленно посмотрела на него, а он сказал: “Главное — видеть, в чем твои ошибки...”

— Если забыть, что Джованни — ваш муж, правильно, что итальянец будет возглавлять российскую команду?

— В этом есть свой смысл, потому что он привнесет в наш волейбол новую струю, которая просто необходима. Игра, которую мы показываем сейчас, — это вчерашний день.

— Вам с Джованни не страшно было брать на себя ответственность за сборную?

— Очень страшно. Но еще страшнее было остаться без волейбола, в котором я уже 28 лет...

— Символично: Карполь уходит из сборной, а вы заканчиваете игровую карьеру. Для вас это что-то значит?

— О, еще бы! В каком-то смысле я действительно чувствую себя наследницей великого человека, а это особая честь.

Генеральный директор “Динамо” Владимир Зиничев: “Кириллова — наш главный тренер”

...Московское волейбольное “Динамо” все-таки восстало из пепла. А возглавил его сейчас Владимир Зиничев, который взялся за административную и материальную базу клуба, а главное, сразу же привлек в команду Годину, которая больше года пропадала в безвестности, и Гамову — суперзвезду афинской Олимпиады.

— Катя Гамова долго не хотела признаваться, что переходит именно к вам...

— Однако пришла она к нам сама. И это была очень сложная ситуация. Потому что по регламенту она могла перейти в другой клуб только до 31 декабря. Но “Уралочка” не хотела так просто отпускать ее, возникло долгое судебное разбирательство. Хорошо, федерация пошла навстречу спортсменке, потому что ситуация возникла беспрецедентная: лучшая волейболистка страны осталась без работы! И нам было разрешено в виде исключения взять ее временно — чтобы Катя не прерывала игровой практики.

— А финансовым образом проблему решить было нельзя?

— Мы пытались. И немедленно выплатили сумму за Катину лицензию. Это 16 тысяч долларов, как за игрока суперлиги. Плюс еще 12 тысяч, как за игрока сборной. Естественно, сумма эта маленькая. Поэтому мы были готовы на солидную компенсацию, которую назначила бы “Уралочка”. Но когда нам обозначили сумму в десять раз большую, чем ее зарплата за шесть с половиной лет работы, мы, естественно, растерялись. И решить этот вопрос не смогли. На сегодняшний день ситуация такова: Катя играет за нас, а суд продолжается... А главным тренером московского “Динамо” с июня 2004 года стала Ирина Кириллова.

— Как лично вы, Владимир Александрович, относитесь к назначению Капрары? Я понимаю, что он муж Кирилловой, но если быть объективным?

— Я думаю, то, что пришел освобожденный тренер, — хорошо. Кроме того, не буду скрывать: между московскими и немосковскими клубами всегда было очень серьезное противостояние. И, конечно, с уходом Карполя, когда “Уралочка” перестанет быть базовым клубом, шансы игроков других команд на попадание в сборную возрастут.




    Партнеры