Генералы для аврала

Офицеры запаса создают Народное Ополчение

24 марта 2005 в 00:00, просмотров: 575

Арест полковника запаса Главного разведывательного управления Владимира Квачкова, подозреваемого в недавнем громком покушении, удивил многих. Когда такой положительный и даже геройский персонаж, как полковник Советской Армии, командир спецназа, награжденный орденом Красной Звезды, устраивает покушение на члена правящей элиты, это кажется абсурдом. Неужели действительно есть офицеры, которые настолько сильно ненавидят власть и настолько глубоко оскорблены тем, что произошло в последние годы со страной, что готовы физически уничтожать тех, кого считают виновными?


Горько признавать, но такие люди среди военных есть. Они есть среди действующих офицеров, но особенно много их среди офицеров запаса, военных пенсионеров.

Всем известно, что они недовольны своим положением. Но это не просто недовольство, а состояние болезненной озлобленности.

Конечно, это не значит, что офицеры запаса готовы в индивидуальном порядке выходить на Рублевку с гранатой в руке и бросаться наперерез кортежу. Их чувства, слава богу, пока изливаются в разговорах, а не в преступлениях. Но потенциал у них большой, и кто знает, что они способны сотворить коллективно, если ответственность будет разделена на тысячу человек?

А ведь объединительные процессы идут. Ожесточившиеся офицеры охотно вступают в патриотические организации воинов запаса, ветеранов спецслужб и вольного казачества, проводят собрания, принимают резолюции... Все эти “союзы” и “движения” у нас принято считать малочисленными группками маргиналов, не имеющими влияния. Хотя семь лет назад “Движение в поддержку армии” генерала Рохлина доказало: при определенных условиях офицеры запаса могут стать движущей силой военного переворота.

Есть ли такие условия сейчас, и какие планы сегодня вынашиваются в организациях военных пенсионеров?

* * *

Месяц назад, 19 февраля, в Москве прошло Общероссийское Офицерское Собрание, в котором участвовали представители офицерских, ветеранских и казачьих организаций, съехавшиеся со всей России.

Организаторы, среди которых немало хорошо известных в армии лиц — экс-министр обороны Игорь Родионов, бывший начальник Главного управления международного военного сотрудничества Минобороны Леонид Ивашов, председатель Союза офицеров Станислав Терехов, — планировали провести собрание в Центральном Доме Советской Армии. Пригласили президента Путина, министра обороны Иванова, все высшее руководство военного ведомства: “Приходите, давайте поговорим о проблемах армии и безопасности страны. У нас одна задача — мы все хотим видеть Россию сильной державой”.

Офицеров собралось множество, но никто из руководства на собрание не пришел. В Центральный Дом Советской Армии участников не пустили, хотя до последнего дня морочили голову. Тем не менее собрание все-таки прошло, и результатом его работы стали судьбоносные документы “Боевой Устав Народного Ополчения” и “Военная Доктрина Народного Ополчения”. Кроме того, был сформирован Высший Офицерский Совет, который возглавили сопредседатели генерал-полковники Александр Скородумов, Анатолий Шкирко и Верховный атаман Союза казаков России полковник Александр Гаврилов.



* * *

“Боевой Устав” начинается с того, что “против России развернута необъявленная тотальная война, и Народное Ополчение — основная организованная сила, которая берет на себя ответственность за обеспечение безопасности, территориальной целостности и независимости”.

Кто развернул против России тотальную войну? “Мировая закулиса”. Вселенский спрут, проникший своими щупальцами в структуры власти с целью развалить нашу страну и низвести русского человека до уровня полного ничтожества.

Дабы побороть спрута, Народное Ополчение строится следующим образом:

“2.2.1. Отделение Народного Ополчения имеет численность до 10 человек и создается в отдельном доме (группе домов или отдельном подъезде многоэтажного дома), улице частной застройки, деревне (селе) с общей численностью населения до 400 человек.

2.2.2. Взвод Народного Ополчения состоит из 4—5 отделений общей численностью до 50 человек. Опорный пункт взвода представляет собой группу домов (отдельный многоэтажный дом или микрорайон) группу улиц частной застройки или сел, деревень общей численностью до 1500 человек”.

Далее идут, как и положено, батальон Народного Ополчения, полк, дивизия, корпус и фронт. Народное Ополчение состоит из семи фронтов. Общая численность в условиях полной мобилизации достигает 3 млн. человек. Командование всеми подразделениями возлагается на Командующего Народным Ополчением России.

Тактика заключается в том, чтоб оказывать “информационное воздействие — основное средство влияния на общественно-политическую обстановку”. Информационные воздействия различаются по: “формам представления информации: письменная, звуковая, визуальная; интенсивности: одиночное, периодическое, непрерывное, залповое”.

Приведенных цитат достаточно, чтоб Боевой Устав показался читателю бредом болящего офицера, вырванного из строгого распорядка военной службы и брошенного в хаос гражданской жизни. Но более подробное изучение наводит на мысль, что это не такой уж и бред. Говоря на языке правозащитников, речь идет об организации системы гражданского сопротивления без применения насилия методами гражданского действия. Вполне здравая задача. Правда, изложена она в военизированном ключе, поэтому создается впечатление, будто в Уставе заложено нечто подрывное и мятежное.

Тем не менее Федеральная служба безопасности усматривает в деятельности Общероссийского Офицерского Собрания признаки антигосударственной направленности. Офицеры, служащие в Московском военном округе, утверждают, что накануне 19 февраля выяснялось, кто из них получил приглашение и кто собирается идти на собрание.



* * *

Генерал-полковник Леонид Григорьевич Ивашов — человек, известный и среди военных, и среди журналистов. По взглядам и убеждениям — настоящий Советский Генерал. До 2001 года возглавлял Главное управление международного военного сотрудничества Минобороны. Борьба с расширением НАТО и идеологическая битва за Косово велись с его непосредственным участием.

Ивашов охотно и резко комментировал в прессе преступные затеи вражьей силы. За это его любили журналисты. Министр Иванов, сменивший министра Сергеева, наоборот, опасался неукротимой и пылкой риторики времен “холодной войны”. В результате, не дослужив до предельного возраста, генерал Ивашов в 2001-м ушел на пенсию.

В скором времени он возглавил Академию геополитических наук, создал Военно-Державный Союз и сейчас продолжает появляться на страницах газет с комментариями. Его телефон имеется у всякого журналиста, знакомого с военной тематикой, и когда я позвонила генералу Ивашову, тут же получила согласие на интервью:

— Леонид Григорьевич, 19 февраля Общероссийское Офицерское Собрание приняло Военную Доктрину и Боевой Устав Народного Ополчения. Готовитесь к вооруженному восстанию?

— Конечно, когда произносятся слова “народное ополчение”, у всех возникает мысль о вооруженной борьбе. Но мы рассматриваем это гораздо шире. Это ополчение против деструктивных реформ, вымирания молодежи, разрушения системы образования, гибельного курса по отношению к армии и ослабления безопасности страны. Мы образовали Высший Офицерский Совет России, куда вошли достойные генералы и офицеры, и попытаемся организовать сопротивление разрушению Вооруженных Сил.

— Вам известно, что органы госбезопосности выясняли, кто из офицеров получил приглашение на Общероссийское Офицерское Собрание и кто из них туда пошел?

— Что тут выяснять, если мы послали первое приглашение президенту Путину, как Верховному главнокомандующему. Послали Патрушеву, Иванову… Мы не заговорщики. Мы открыты. И мы не боремся против государства. Наоборот, мы хотим привлечь здоровые силы к общей цели — сохранению единой России.

— Почему же Общероссийское Офицерское Собрание рассматривается как антигосударственная деятельность, направленная на подрыв конституционного строя?

— Потому что извилин не хватает… В Высший Офицерский Совет входят представители всех силовых структур — и ФСБ, и МВД, и Минобороны. И они обеспокоены состоянием Федеральной службы безопасности, направленностью ее деятельности. Сегодня у нас создано самое благоприятное поле для деятельности террористических организаций, иностранных спецслужб, а работники ФСБ нацеливаются на ненужную работу — следят за нами. Мы в обращении к президенту все открыто расписали: мы готовы поддержать все здоровые начинания Путина. После Беслана он объявил, что против России идет война, и нация должна мобилизоваться перед общей опасностью. В ответ на его призыв мы и приняли решение о мобилизации и формирования Народного Ополчения.

— В Положении о Военно-Державном Союзе России записано, что формой работы является “разработка мероприятий по срыву враждебных замыслов и деятельности противника и осуществление их силами и средствами союза”. Что за мероприятия имеются в виду?

— Мы будем анализировать угрозы России, направлять разработки в МИД, Совет безопосности. Критиковать внешнюю политику — это и будут мероприятия. Параллельно будем устанавливать связи с теми, кого считаем своими союзниками в лице общественных объединений близких нам государств. Поддерживать офицерские коллективы. Восстанавливать дух победы в Великой Отечественной войне.

— Еще одна задача: “вскрытие кадровой базы противника и ее нейтрализация”. Это как будет осуществляться?

— Меры по нейтрализации кадровой базы — это прежде всего высвечивание ее в прессе. Люди должны знать, что в правительстве сидят недруги России, в Администрации Президента, в других структурах. Они есть. Особенно их много в нашем парламенте, они откровенно работают против населения России.

— Это кто?

— Я сегодня не буду называть. Но есть люди, которые подозревались в сотрудничестве с иностранными разведками — они сегодня трудятся в парламенте и правительстве. В связи с этим поставлен вопрос о создании народного трибунала. Юристы будут оценивать того или иного государственного деятеля и выносить определение, вердикт в суде.

— Вы не думаете, что при таком подходе к вам скоро применят более строгие меры, чем отказ в зале для проведения собрания?

— Мы знаем, что, если мы не будем заниматься просветительской, аналитической и демонстративной работой, завтра России не будет. Поверьте, не будет армии, не будет страны. Уже сегодня понятие “Отечество” размыто. Пограничники не знают, какую границу охраняют. Они ее сторожат, а потом одним решением мы ее отдаем китайцам. Защищать недра тоже нет смысла, поскольку они переходят в руки транснациональных компаний. Тогда что защищать — “Челси”? Или яйца Фаберже?

— Заместитель председателя Комитета ГД по безопасности Виктор Илюхин считает, что вы встали на дорогу генерала Рохлина и занимаетесь опасным делом.

— Пусть Илюхин им не занимается. Он выбрал свою стезю — добиваться увеличения пенсий нескольким пенсионерам. Да, за это нужно бороться. Но нищенские пенсии — следствие того курса, который пагубен для всего будущего России. Бороться за то, чтоб не 240, а 260 рублей добавили, бессмысленно.

— Какая цель стоит перед участниками Народного Ополчения?

— События в Грузии и Украине показывают, что власть не вечна. Если власть не прислушается к трезвому голосу национальной элиты, в России будет беда. Революция или бунт. Мы этого не хотим, поэтому будем оказывать давление на людей, находящихся во власти, чтоб они занимались служением своему народу. Или уходили.



* * *

Нынешний март принес военным пенсионерам очередную обиду. Они осознали, что власти их обманули, причем самым подлым образом.

По закону, если военнослужащим повышается денежное довольствие, соответствующим образом должна быть повышена пенсия военным пенсионерам. Повысив с 1 марта денежные выплаты военнослужащим, государство обошло пенсионеров на повороте. Денежная прибавка (довольно, кстати, приличная, полторы-две тысячи рублей) была названа не повышением денежного довольствия, а “надбавкой за сложность и напряженность”. Но надбавки на размер пенсий не влияют. В результате военным пенсионерам, как и гражданским, попросту прибавили 240 рублей, а повышение окладов военнослужащим на их пенсиях никак не сказалось.

Легко представить, как возмущены сейчас военные пенсионеры. Честно сказать, они прямо-таки кипят от негодования. И их можно понять.



* * *

На следующий день после покушения я позвонила в офис Военно-Державного Союза. А вдруг их народный трибунал уже рассмотрел дело и вынес вердикт, а полковнику запаса Владимиру Квачкову было поручено привести его в исполнение?

— Скажите, пожалуйста, не числится ли полковник Квачков в списках ваших активистов? — вежливо поинтересовалась я.

Мне не сказали ни “да”, ни “нет”. Просто отказались отвечать…






    Партнеры