Не в росте счастье

Александр Стриженов: “Карлик живет в каждом из нас!

25 марта 2005 в 00:00, просмотров: 290

Вчера в прокат вышел фильм Александра Стриженова “От 180 и выше”. Главный герой фильма — человек небольшого роста в исполнении Евгения Стычкина. Его герой ставит перед собой непростую задачу. Провести ночь в обществе высокой девушки. Зачем? Комплекс такой. Или мечта, если хотите. В итоге, пройдя через разнообразные ситуации, как веселые, так и не очень, человек с маленьким ростом меняет свою жизнь, как говорится, аж на 180 градусов. Накануне выхода картины Стриженов дал интервью “МК”.


— В чем главная идея картины?

— Избавление от внутреннего карлика. Надеюсь, люди с маленьким ростом не затаят на меня обиду. Рост тут ни при чем. Карлик живет в каждом из нас.

— Даже в режиссере Стриженове?

— Да. Мне скрывать нечего.

— Так не бывает. Наверняка есть темы, которых вы избегаете.

— Ну, не знаю... Возможно, я не стану с вами говорить про религию.

— И никогда не снимете фильм на эту тему?

— Ну почему? Все возможно. Просто нужно понять, что ты готов к столь серьезному разговору. Я еще раз повторю, “От 180 и выше” тоже не совсем простой фильм. Для меня это и признание в любви, и вечное 8 Марта в душе, и возможность принести некое извинение.

— Когда извинялись последний раз?

— Сегодня утром.

— Перед кем?

— Хм... Перед женой. А перед кем еще? Даже картина ей посвящена.

— Супруга ведь впервые снимается у вас. Как вместе работалось?

— Прекрасно! Знаете, насколько хорошо работать с актером, когда знаешь, на какие клавиши надо нажать. (Улыбается.)

— У героини вашей жены большие проблемы с мужем. Он ее избивает, ревнует...

— Это жизнь. Могу признаться, что лично знаю и эту Веру, и этого Алика. Нет-нет, имена и фамилии называть не будем. Думаю, люди на меня и так обидятся.

— Если знали, что обидятся, зачем тогда снимали кино?

— Просто я не хотел бы оказаться в ситуации, когда по истечении 25 лет совместной жизни, пройдя голодраную школьную юность, студенческую молодость и получив от жизни вознаграждения, в том числе материальные, я захочу быть великим в глазах восторженной 18-летней девочки. И я ради этого перечеркну 25 лет с Екатериной Стриженовой. Снимая конкретную историю, я сам себе даю гарантию, что не совершу эту ужасную глупость и подлость. Это же вокруг нас! Второе поколение жен у состоятельной московской элиты — девчонки из ночных клубов. Мне понятна их логика. Зачем иметь рядом с собой боевую подругу, с которой прошел комсомольскую свадьбу, теплушки и телогрейки?..

— Боевая подруга невольно напоминает, что все было не очень безоблачно?

— Вот именно! Сначала сменили телогрейку на “Бриони”, а потом — жен. Вот я и не хочу, чтобы какая-нибудь молоденькая медсестра поверила, что я могу на ней жениться. Не надо, у нас все давно устроено. Еще раз повторю, что при всей легкости нашей истории она для меня очень личная и очень серьезная.

— Я помню, что одного из героев фильма, популярного телеведущего, в сценарии звали Дмитрием Добровым. А в фильме увидел некоего Савика Галкина...

— Да, мы Диме Диброву предлагали самого себя сыграть. По разным причинам не сложилось. И тогда решили соединить несоединимое. С одной стороны, наш герой Савик — ведущий политических программ. С другой, Галкин — ведущий программ развлекательных. Ну, а с третьей — это актер Федор Бондарчук, который играет Сашу Стриженова.

— В вашей картине снялась звезда “Бригады” Екатерина Гусева. Но она ростом далеко не 180 см.

— ...как и Катя Стриженова. Ну что тут сказать? Мне очень нравится старый фильм “Трюкач”. Там главный герой оказывается на съемочной площадке, и режиссер его спрашивает: “Какого роста был самый первый Кинг-Конг? 150 сантиметров!” Надеюсь, Гусева и Стриженова не обидятся за такое сравнение... (Смеется.) Мы же в кино, есть некие ухищрения. Да, мы по этому поводу особо и не парились. Не в росте дело, верно?

— Понятно, стало быть, дурите народ. Вот и Москва в картине получилась такой... чересчур европейской.

— Так специально сделано. Не случайно первые кадры фильма — полночная Красная площадь. Это — Москва вечная. А потом мы тут же показываем Москву, превратившуюся, ну, скажем, в Лас-Вегас.

— Просто есть другая Москва. Город кособоких пятиэтажек, так его назовем.

— Есть, конечно. Более того, я уверен, найдется огромное количество режиссеров, которые снимут и расскажут нам историю про такую Москву.

— А вы не можете?

— Могу. Но для этого мне надо понять этот город и понять, что я могу передать зрителю его энергию. То, что у меня в кино этой Москвы нет, совершенно не означает, что ее не существует. Она есть. Смешно, меня один известный питерский режиссер здорово поставил на место. Я ему рассказывал о картине. Мол, главный герой, молодой парень, считает себя неудачником. Режиссер делает круглые глаза: “Ничего себе неудачник! У него “двушка” на 3-й Фрунзенской, он ходит тусоваться в клуб “Зима”!” Хотя клуб почил в бозе, но мы прекрасно помним, что столик там стоил около двух тысяч за ночь и на нем стояла только бутылка водки и ананас.

— На пресс-конференции, посвященной выходу картины, вы сказали, что хотели рассказать с экрана некий анекдот.

— Возможно, я не совсем правильно выразился. Да и не в анекдоте, собственно, дело. Снимая картину, мы всеми силами старались не скатиться в пошлость. Моей старшей дочери 16 лет, и мне бы не хотелось в ее глазах выглядеть порнографом. Ведь наша история действительно скабрезная. Маленький мальчик хочет переспать с высокой телкой. Пошлость? Пошлость. Но ведь в этих выражениях можно и “Анну Каренину” пересказать. Вопрос в том, что каждый из нас захочет увидеть.

— Лично вы что хотите?

— Я хочу, чтобы жизнь была лучше. Чтобы отношения между мужчинами и женщинами были более красивыми. И чтобы наши внутренние карлики остались с носом!




Партнеры