Кто для власти “свой”?

Выбор между мстителями и беспредельщиками

25 марта 2005 в 00:00, просмотров: 531

Пожалуй, понятно только одно — Чубайса действительно хотели убить. Все разговоры о том, что собирались просто напугать, — не проходят. Килограммом тротила, начиненным обрезками и гайками, не пугают. Таким зарядом работают только на поражение. Что не получилось — так при взрыве такое всегда возможно: чуть раньше нажал кнопку или чуть позже — и покушение провалилось. Вспомните взрыв машины Березовского, когда охранника убило, а сидящего сзади олигарха даже не задело — чуть поторопились киллеры. А во время первого покушения на Шеварднадзе, наоборот, — чуть пропустили вперед его “Волгу”. На этот раз, похоже, Чубайса спасло то, что прямо перед взрывом его машина пошла на обгон, и расстояние между ней и фугасом увеличилось метра на три.

Также против “теории испуга” говорит и то, что покушавшиеся вступили в перестрелку (один из них даже, возможно, ранен) с охраной. Хотели бы просто напугать — без всякого риска растворились бы в лесу.

Возможных версий — из-за чего хотели убить Чубайса — несколько. В политическую и бизнес-версию — особенно не верится. Время такого выяснения отношений на таком уровне уже ушло и еще пока не вернулось. Скорее можно предположить, что Чубайсу хотели отомстить какие-нибудь питерские отморозки, типа Шутова, которых он пытался прессинговать после убийства в 1997 году его друга, вице-губернатора Михаила Маневича. Санкт-Петербург тогда кишел “обществами наемных убийц”. С тех пор город прилично почистили. Шутов и многие другие беспредельщики оказались за решеткой, и определенная заслуга Чубайса в этом есть. И эта версия, пожалуй, кажется наиболее вероятной.

Идея “народного мстителя” пока кажется слегка притянутой за уши. Сумасшедших, конечно, всегда много. И, скажем, отставному полковнику-диверсанту от бесконечных тренировок разное может прийти в голову. Но, во-первых, сам Квачков свою вину отрицает и записываться в “эсеры”, которые принципиально оставались на месте теракта, явно не собирается. А для всякого мстителя все-таки идеологическое сопровождение очень важно — иначе чем тогда “акт справедливости” отличается от убийства? Во-вторых, если оперативники в своих подозрениях правы, то Квачков очень благополучный мститель. У “главного диверсанта ГРУ” на пенсии дорогущая дача в сверхпрестижном Звенигородском районе, “СААБ-9000” (почему-то зарегистрированный на жену), на семью несколько квартир в центре Москвы. Квачков абсолютно вписан в сегодняшний день (как он зарабатывал, пусть уж разбирается следствие). И в его положении продуманно и долго готовиться к убийству Чубайса, в котором как бы концентрируется все мировое зло, — это очевидная паранойя. Из всего, что журналистам удалось узнать о Квачкове, не вытекало, будто он психически нездоров.

Впрочем, выяснить, кому и за сколько “заказан” Анатолий Борисович, — это и есть первейшая задача следствия. Пока же нельзя не отметить некий политический антураж вокруг преступления.

В первый же день создалось впечатление, что власть очень обиделась на Чубайса за происшедшее. Известный политтехнолог высказал предположение, будто это сознательная провокация (читалось, что самого Чубайса), чтобы испортить Путину визит в Париж. В самом Кремле сообщение о телефонном разговоре президента и руководителя РАО ЕЭС выпустили в свет через несколько часов после самого разговора. Уже поздно вечером. Можно подумать, что за кремлевской стенкой шла борьба — давать или не давать информацию вообще. Хотя звонок главы государства или даже встреча с менеджером крупнейшей госкомпании в подобных обстоятельствах не только естественна, но и необходима.

Тем не менее читалось, что в Кремле всячески не хотели, чтобы покушению на Чубайса придавалось серьезное значение. Ведь сигнал сам по себе не просто неприятный — страшный. Когда начинают покушаться на людей уровня Чубайса, по факту это означает, что государство бессильно. Оно не может разобраться с открытой уголовщиной. Более того, оно стимулирует ее, пойдя на передел в экономике. И к этой мысли нельзя не прийти даже после просмотра “Новостей” на госканалах. Поэтому обида на Чубайса вполне объяснима — покушение на него разрушает миф о построенной стабильности. А хуже этого и быть ничего не может.

Поэтому-то на следующий день на госканалах о преступлении уже не было почти ни слова. Когда всплыло имя Квачкова, ГРУ, с одной стороны, постаралось тут же от него дистанцироваться, а с другой — пропеть оду подвигам отставного полковника. А чиновники и телемагнаты буквально сразу завели песню о новом “деле Веры Засулич”. Напомним, Вера Засулич во времена Александра II убила генерала Трепова за то, что он приказал высечь политического заключенного. И суд присяжных оправдал ее именно как “народную мстительницу”. В наше же время дошло до того, что государственный телеканал повторил пошлую шутку кого-то из Генпрокуратуры — мол, есть основание подозревать 140 миллионов человек. То есть, по логике редакторов РТР и прокуроров, вся страна против Чубайса и реформ 90-х.

Что сказать? Во-первых, это неправда. Во-вторых, как только власть переходит от формального исполнения цивилизованных норм поведения и исполнения законов к грубому политиканству, она всегда проигрывает. И в-третьих, после “реинкарнации “дела Засулич” жить в России станет совсем страшно. Выходит, одним можно будет убивать других. Тенденцию было видно и до того. Убийцы Холодова так и не осуждены. Подозреваемые военные диверсанты избежали наказания, похоже, прежде всего потому, что были признаны нашей властью и юстицией “своими”. А журналист Холодов — “чужим”, его и не жалко. Буданова не выпустили из тюрьмы только под личным давлением Путина. Хотя после решения суда можно открыто утверждать, что было понятно каждому, кто читал материалы дела: он свихнувшийся подонок. Зато Мужехоевой, которая фактически ничего не сделала и сотрудничала со следствием, дали 20 лет.

Если теперь готовившие убийство Чубайса (будь это Квачков или кто другой — неважно) окажутся в роли новых Робин Гудов, то граждане одной единой страны окончательно разделятся на своих и чужих. Причем “своим” можно будет все. Долго ли просуществует такая стабильность? Или вернее — сможет ли сохраниться такая страна?

Всем, кто собрался поиграть в народовольцев или обеспечить таковым “информационное прикрытие”, надо задаться именно этими вопросами.




Партнеры