Секир Бишкек

Что сказал Путин?

26 марта 2005 в 00:00, просмотров: 271

“Лидеры оппозиции хорошо известны в России, в разное время они работали в органах госвласти в прошлом и многое сделали для развития российско-киргизских отношений”.

“Достойно сожаления, что в очередной раз на постсоветском пространстве в одной из стран политические проблемы решаются не правовым способом, а сопровождаются погромом и человеческими жертвами”.

“Российское руководство не будет возражать против приезда президента Киргизии Аскара Акаева в Россию, если тот изъявит такое желание”.


В Бишкеке — полная анархия. Ни милиции, ни гаишников, ни спецслужб. Наплевать даже на светофоры, которые пока еще работают в прежнем, “дореволюционном” режиме. Какие-то подозрительные личности в зэковских ватниках группируются возле ЦУМа — это чуть ли не единственный уцелевший в городе магазин. На самом деле это переодетые милиционеры — без знаков отличия и без формы.


Вместо официальных защитников по городу бродят стайки дружинников. Их мало, и погоды они не делают. Если в пятницу вечером не введут комендантский час, вчерашняя ночь будет всего лишь прелюдией к чему-то еще более страшному. В этом, похоже, в Бишкеке не сомневается никто.


О том, что в Бишкеке что-то будет, стало ясно сразу после событий на юге. Уже в субботу городская милиция была приведена в состояние готовности номер один.

— Жили в казарме, спали то на стульях, то на полу. И все ждали команды. В четверг в шесть утра она наконец поступила: “Стоять сторожить Белый дом”. Выдали по пластмассовому щиту и каске — вот и все вооружение. Ни пистолетов, ни резиновых пуль, даже пожарные машины с водой не подогнали — как мы должны были защищать власть голыми руками?! — не понимают раненые бойцы, лежащие сейчас в национальном госпитале — крупнейшей республиканской больнице. — Не допустить “революции” было проще простого. Нас же просто отдали на растерзание толпе, ни о какой защите не было и речи — лишь бы ноги унести!

За считанные минуты милиционеров прижали к забору.

— Все пьяные, кругом разбитые бутылки… Они лупили не глядя, — говорит другой раненый офицер. — Все разбежались, а я не успел — на меня все и накинулись...

В национальном госпитале четверо пострадавших до сих пор находятся в реанимации. “Компрессионные травмы черепа, перелом костей черепа, сотрясения различной тяжести”, — такой диагноз практически у всех жертв “тюльпановой революции”.

— Огнестрельных ранений у нас не было, — говорит главврач госпиталя Шайлообек Ниязов. — Мы не спрашивали, кто на чьей стороне, оказывали помощь всем. Но чтобы не было эксцессов, разложили сторонников разных лагерей по отдельным палатам. По правде говоря, ожидали худшего: подготовили 300 коек, но поступило к нам около сорока человек. В основном сотрудники правоохранительных органов.

Впрочем, сейчас у врачей другая головная боль: раньше госпиталь охраняла национальная гвардия, но в пятницу утром все бойцы куда-то исчезли. И с кем договариваться — теперь непонятно: руководства нигде нет. Медики сами решили создать дружину: в больнице больше двадцати операционных, много наркотических препаратов. “Не нравится мне все это, — качает головой хирург с 30-летним стажем. — Столько наркоманов сейчас в городе — боимся, что могут на больницу напасть...” По данным минздрава КР, всего за помощью обратились 360 человек, 173 лежат в различных больницах.

— Больные к нам приходили до утра, только теперь это были скорее всего мародеры. Конечно, они не говорили, что всю ночь копались в магазинах, но ранения характерные — в основном порезы от стекол, — говорит заведующий отделением нейротравматологии Бектемир Мукамбетомуров. — Впрочем, были и случайные прохожие, и защитники магазинов.

Виталик возвращался с работы, с американской базы в аэропорту “Магас”, где работает строителем.

— Было около часа ночи, когда я подходил к дому. Их было человек 10—15. Все пьяные, даже ничего не сказали — раз, и булыжником по голове, — держится за голову Виталий. У него сотрясение мозга и черепно-мозговая травма. — А сами дальше пошли — грабить магазин. От него к утру ничего не осталось...

Другой пострадавший увидел, как грабят магазин, и тоже решил прихватить пару дискет. Булыжник попал в витрину, осколок — ему в голову. Многие, впрочем, не испугались выйти на улицы, и если не смогли остановить мародеров, то хотя бы переписали номера их автомобилей и просто запомнили в лицо. Вчера правоохранительные органы по наводкам простых граждан арестовали больше полусотни грабителей.

…В городе — куча битого стекла. В обувном выкидывают на улицу горы пустых коробок; в бутике эксклюзивного дамского белья даже не знают, с чего начать.

— Мы только завезли из Италии новую коллекцию, — качает головой продавщица. — Вечером, как обычно, сдали бутик на милицейскую охрану. Пришли с утра — а тут такое…

Сметено все подчистую, и такая картина практически везде. Поначалу грабили и поджигали только супермаркеты, имеющие отношение к семье президента Акаева. Потом, увлекшись, стали громить все подряд.

То, что еще не разграблено, вывозят сами хозяева. Кто прячет добро по домам, кто свозит в гаражи. “Мародерство — заразная болезнь, — говорит хозяин разграбленного продуктового магазина. — Если выдирали и увозили даже мраморные толчки, то за хлебом и мясом придут еще не раз”. Большинство магазинов закрыто, не работают даже рынки. Не теряют клиентов лишь бойкие бабульки, торгующие сигаретами и жвачками. Сметается все — картошка, хлопья, чипсы, печенье. Лепешка до революции стоила 5 сомов (3 рубля), сейчас — 10.

В Бишкеке совсем не видно автомобилей представительского класса с правительственными номерами. “KG” — лакомые буковки для мародеров: черные “мерсы” поджигают и взрывают в первую очередь. Бензозаправки всю ночь работали на халяву: автомобилисты заливали полные баки, обещая — если что — взорвать всех к черту. Утром к АЗС выросли очереди, но бензина во многих местах уже не было.





Партнеры