Лебедь, рак и щука киргизской телеги

Что из себя представляют лидеры оппозиции и кто за ними стоит

26 марта 2005 в 00:00, просмотров: 227

Оппозиция добилась своего — убрала Акаева. И тут случилось то, что многие предсказывали: при дележе власти наступил раздрай. Главная движущая сила киргизской революции — “южане” — предложили свой расклад: главой правительства становится единственный “южанин” из лидеров оппозиции, Курманбек Бакиев. Он же исполняет обязанности президента. Розе Отунбаевой достается почетный пост министра иностранных дел — должность, которая у нее была и при советской власти, и при Акаеве. Остальным лидерам оппозиции — большое спасибо. Понятно, что данный расклад не устроил прочих оппозиционеров. Кабмин не был утвержден. Иного ожидать было трудно: в отличие от украинского сценария, никакой конкретной программы действий у киргизской оппозиции не было, как не было и оговоренного “разделения власти”. Понятно, что последнее слово останется за тем, у кого больше силы. В связи с этим неплохо бы посмотреть, что из себя представляют лидеры оппозиции и кто за ними стоит.

Курманбек БАКИЕВ — “карман революции”

О судьбе Акаева еще ничего не известно, прошения о его отставке никто тоже не видел, но оппозиция уже предложила на должность и.о. президента главу “Народного движения Киргызстана” Курманбека Бакиева. Выбор ожидаемый: из пятерки лидеров оппозиции он — единственный “южанин”. На свет он появился в самом сердце киргизской “Вандеи” — в селе Масадан Сузакского района Джалал-Абадской области. А поскольку основной движущей силой нынешнего мятежа являются “южане”, то и ставку делают на своего человека. Именно “под него” вкладывала деньги в “революционное движение” финансовая элита из южных кланов. В плане харизмы Курманбек сильно уступает другим оппозиционерам, тому же Феликсу Кулову и Розе Отунбаевой. Но на них — ярлык: они “северяне”.

Завести прочные связи с финансовыми кланами Юга помогла работа сначала в партийно-советских органах, а затем и в управленческих структурах независимого Кыргызстана. В 1994-м Бакиев занимает пост зампредседателя Фонда государственного имущества, а через год начинает рулить Джалал-Абадской областью.

В декабре 2000-го Акаев назначил “южанина” Бакиева — на тот момент губернатора Чуйской области — премьер-министром. А в 2002-м случился кризис. Формальным поводом для выступления оппозиции стал киргизско-китайский договор, по которому спорные пограничные территории отходили КНР. В тайном сговоре с Китаем обвинили правительство. Люди вышли на улицу. В Джалал-Абадской области ОМОН открыл огонь по демонстрантам. Вина за это деяние опять же пала на премьера Бакиева. Чтобы обуздать волну народного гнева, Аскар Акаев отправляет премьера в отставку.

Говорят, премьер пытался сторговаться с Акаевым: попросил у президента свою бывшую должность — губернатора Чуйской области. “Иначе — пойду в оппозицию!” — пригрозил он. Президент не согласился. Разгневанный экс-премьер удалился в Джалал-Абадскую область и стал лидером местных радикалов.

Похоже, в новейшую киргизскую историю лидер “Народного движения Кыргызстана” Бакиев войдет, а точнее, въедет, как Ленин на броневике. “Сегодня утром, когда мы организовывали акцию протеста, я даже представить не мог, чем все это закончится”, — заявил экс-премьер, стоя на БТРе перед своим бывшим местом работы — разгромленным зданием Дома правительства. Наверное, лукавил. Бакиев — единственный из оппозиционеров, кто точно мог знать, подо что выделяли деньги финансисты Юга. Наверняка не под мирные переговоры.

Роза ОТУНБАЕВА — “Ющенко в юбке”

Если уж искать в киргизской ситуации аналоги с “оранжевой” и “розовой” революциями в Украине и Грузии, то только в связи с участием в бунте киргизской леди европейского образца Розы Отунбаевой. Аскар Акаев назвал ее “локомотивом киргизской оппозиции”. Казалось бы, не самый подходящий эпитет для 55-летней женщины, кандидата философских наук и самого опытного киргизского дипломата.

Альма-матер Розы Отунбаевой — филфак МГУ, который она окончила с красным дипломом в 1972 году. Затем — аспирантура, преподавательская деятельность и долгая партийная карьера. К слову, тема кандидатской диссертации будущего лидера демократической оппозиции звучала так: “Критика фальсификации марксистско-ленинской диалектики Франкфуртской школой”... Карьерный рост выводит ее на общесоюзный уровень. 1991 год Роза Отунбаева встречает в должности председателя Комиссии СССР по делам ЮНЕСКО.

Распад нерушимого Союза не вредит карьере. Роза Исаковна была первым послом Киргизской Республики в США и Канаде, затем — в Великобритании. В 1994-м она вновь встала во главе бишкекской дипломатии, став министром иностранных дел. Три года спустя госпожа министр перешла на работу в структуры ООН. В 2002 году она занимала пост заместителя спецпредставителя Генсека ООН в Грузии. Вот оттуда и “растут ноги” ее революционных наклонностей. Отунбаевой посчастливилось работать в Тбилиси в самый разгар “революции роз”. “Грузинский опыт перемен считаю для Киргизии исключительно ценным”, — поделилась она тогда в интервью с российскими СМИ.

В Бишкеке, куда Отунбаева вернулась в сентябре 2004 года, ходили слухи: организаторы “розовой” и “оранжевой” революций снабдили Розу Исаковну соответствующими инструкциями и оказали весомую финансовую поддержку. Сама она, разумеется, отметала эти домыслы и сетовала на то, что американский фонд Сороса, засветившийся на Украине, не оказывает киргизской оппозиции никакой поддержки. Однако Отунбаева споро берется за дело: она становится сопредседателем, а фактически лидером оппозиционного блока “Ата-Журт” (“Отечество”). И выдвигает свою кандидатуру в парламент. И тут Аскар Акаев ей бесспорно помог в поднятии рейтинга: поскольку Отунбаева решила баллотироваться по округу, где шла дочь Акаева, то была не допущена до выборов под формальным поводом — в последние пять лет не жила в республике. Не сделай избирком такого необдуманного шага, возможно, не была бы Роза Исаковна сейчас в стане восставших. Ну а дальше — как по маслу. Апелляция к мировой общественности в поисках справедливости, митинги, резкий взлет популярности в республике. Роза Исаковна честно пыталась внести в киргизский бунт нотки “европейских революций”. Ей принадлежит идея цвета и фетиша: на своих митингах отунбаевцы использовали желтый цвет и раздавали лимоны.

Задумывалась ли “европейская леди” Отунбаева, что у нее с “южанами” — немножко разные цели. И что Киргизия — не Украина. Или она и впрямь так давно не была на родине, что не могла предположить: жителям нищего Юга наплевать на европейские демократические ценности. Их вдохновляет лишь один лозунг: “Грабь награбленное”. После вчерашних погромов Розе Исаковне придется немало потрудиться, чтобы не потерять свой имидж на Западе. Или уйти в оппозицию к своим нынешним соратникам.

Феликс КУЛОВ — “Дон Кихот с погонами”

Уже несколько лет Феликс Шаршенбаевич является “знаменем киргизской оппозиции”. Его заточение используется лидерами всех мастей для того, чтобы показать миру “истинное лицо” политики Акаева. Сам он вокруг своей персоны “огня не разжигает”. “У Феликса Кулова есть все качества, необходимые лидеру государственного масштаба: он умен, обладает безошибочным аналитическим мышлением, организаторским талантом, железной волей, умением убеждать людей. Но пока все это не востребовано, Феликс сидит в тюрьме. Сидит упрямо, несгибаемо, ни на что не жалуется, виновным себя не признает”, — писали киргизские СМИ. Вот и вчера освобожденный восставшими Кулов заявил, что отправляется обратно в тюрьму: “Я — заключенный и должен вернуться в зону!” — заявил он в прямом телеэфире. Но прежде обещал навести порядок. Всю ночь Кулов стоял в оцеплении, охраняя ЦУМ в Бишкеке от марадеров.

Феликс Кулов — самая романтическая фигура в стане оппозиции. “Прожженный силовик”, министр внутренних дел Киргизии — в разгар ошских событий смог взять ситуацию под контроль. В 1990 году он отказался разгонять демократический митинг на площади Бишкека, а затем не раздумывая встал на сторону Акаева. Тот впоследствии отблагодарил его за это, назначив вице-президентом. Через пару лет должность эту президент упразднил, однако карьере Кулова это не повредило. Он продолжал занимать серьезные государственные посты, считался одним из самых преданных сторонников президента и полагал себя его другом.

Феликс Кулов стал губернатором Чуйской области, в апреле 1997 года занял кресло министра национальной безопасности, а в апреле 1998 года — пост мэра Бишкека. Все рухнуло, когда в марте 1999 года Феликс Кулов подал в отставку из-за разногласий с политикой президента. “Я неоднократно подчеркивал, что всегда поддерживал Акаева как политика в начале пути. Я двумя руками — за Акаева раннего и двумя руками — против Акаева позднего”, — заявил он. Вскоре он основал оппозиционную партию “Ар-Намыс”. А в феврале 2000 года объявил о своем намерении баллотироваться на пост президента. Но уже в марте Кулов был арестован по обвинению в злоупотреблении служебным положением и хищении государственных средств в бытность губернатором Чуйской области. Его приговорили к семи годам лишения свободы в колонии усиленного режима.

Находясь в заключении, Феликс Кулов стал еще более влиятельной фигурой, чем прежде, и обрел ореол мученика. В его защиту проходили многочисленные митинги, члены партии “Ар-Намыс” объявляли голодовки и писали обращения в ООН. Феликс Кулов был выдвинут Европейским сообществом на Премию А.Д.Сахарова. Нынешней оппозиции Кулов нужен как демократический лейбл, но не как возможный лидер в будущем. Ему уже определили роль — главы силовых структур нового революционного правительства. То есть предлагают стать тем, кем он был пятнадцать лет назад. Но согласится ли Кулов стать “верным псом” тех, кто пришел к власти еще сомнительнее, чем свергнутый Акаев?




    Партнеры