Tот еще кадр

Виктор МЕРЕЖКО: “Я как беременная женщина”

29 марта 2005 в 00:00, просмотров: 442

Известный сценарист и драматург Виктор Мережко считается “знатоком женских душ”. Его лирические истории прочно завоевали сердца зрителей. “Полеты во сне и наяву”, “Родня”, “Вас ожидает гражданка Никанорова”, “Ночные забавы” стали всенародными хитами. Его пьесы “Мужчины по выходным”, “Двое с большой дороги” собирают аншлаги в театре. Проявил Виктор Иванович себя и как актер — в картине “Прости” по его же сценарию, в сериалах “Рэкет”, “Провинциалы”. Но, видимо, Мережко решил освоить в кино все профессии. Теперь на очереди — режиссерская. О своих начинаниях он рассказал “МК”.


— Виктор Иванович, странно, что вы снимаете по чужому сценарию...

— Это уже не первый мой режиссерский опыт. Дебютом стал телевизионный проект “Новогодние мужчины” с Ольгой Ломоносовой, Анной Герм, Валерием Гаркалиным, Михаилом Боярским в главных ролях по моей же пьесе “Мужчины по выходным”. Я сам предложил немного изменить ее и сделать новогоднюю историю. Затем возник вопрос, кто будет режиссером, и я предложил себя. Идею одобрили. И уже когда “Новогодние мужчины” были почти готовы, продюсер Тамара Гарамова неожиданно предложила мне снимать по сценарию Эдуарда Володарского. Когда-то за этот сценарий брался Александр Хван (“Дюба-Дюба”, “Умирать легко”, “Кармен”. — Л.Р.). Но у него не сложилось... А я решил рискнуть.

Что касается “Новогодних мужчин”, то премьера по российскому телевидению пока откладывается, зато фильм уже успешно прошел за рубежом. Продюсеры клятвенно уверяют, что фильм скоро увидят и наши зрители.

— Чем вас, успешного драматурга, вообще привлекла режиссерская стезя?

— Я как беременная женщина. Ведь прежде чем ребенок появится на свет, должно пройти какое-то время. Так и у меня. Идея стать режиссером долго назревала. Зато теперь я помолодел — у меня появился еще один необъятный ресурс энергии. И, главное, ко мне никто не относится как к начинающему режиссеру. Мережко — данность, и не важно, чем он занимается. Мережко — это кино.

— И о чем ваш фильм?

— Он называется “Русская”. Название пока рабочее. Это история расплаты за предательство. Дочь приняла от матери эстафету предательства. И наказана за это. Я даже ходил к знакомому батюшке за благословением на фильм. История-то — не из веселых.

— Вы что-то меняли в сценарии, не удержались?

— Кое-что пришлось поменять. В тексте была сюжетная линия о жизни главной героини Кати Холлсон в Америке. (Ее сыграла Ольга Ломоносова.) Съемки за океаном, да еще столь продолжительные — дорогое удовольствие. И я оставил об Америке лишь упоминание. По этическим соображениям изменил историю матери Кати. Она слишком перекликалась со слухами о жизни легендарной Зои Федоровой. В фильме эта тема исчезла.

— Значит, никаких реальных фактов в сценарии не осталось?

— История получилась целиком выдуманная, а убить мать при нынешних-то временах могут у любого.

— Вы довольны результатом?

— Да, вполне... У Володарского героине — за сорок. Думаю, что к этому возрасту женщины-актрисы, кроме, пожалуй, Инны Чуриковой, не обладают нужной энергетикой. И я решил несколько омолодить героиню. Претенденток было больше 20. Но я выбрал Ольгу Ломоносову. Она уже снималась у меня в “Новогодних мужчинах”, и я отлично знаю ее возможности. Юрий Беляев — отличный актер, да и еще внешне очень похож на меня. Однажды нас даже приняли за братьев. Ольга Машная работает отлично... Да и вообще подобралась хорошая творческая группа! Работали в ударном темпе — съемки длились чуть больше месяца.

— Возникала мысль самому сыграть в своем фильме?

— Мой второй режиссер советовала сыграть роль Виктора, приятеля главной героини. Соблазн был велик, но я отказался. Мне важнее было встать по ту сторону камеры и рулить происходящим. А Виктора блестяще сыграл Юрий Беляев.

— А своих детей почему не пригласили?

— Актерский опыт у них уже есть. Маша снималась в сериале “Клубничка”, училась во ВГИКе, открыла салон красоты и решила в кино больше не возвращаться. Сын Ваня, на мой взгляд, удачно сыграл наркомана в сериале “Крот”, снялся в нескольких фильмах. Он поступил на актерский в ГИТИС, но через год ушел. Теперь закончил Институт дизайна и рекламы. Но в будущем видит себя режиссером.

Поскольку сейчас их актерские пути с кинематографом разошлись, я и не стал их приглашать в фильм. Зачем?

— Чей сценарий экранизировать сложнее?

— Чужой, конечно. Потому что, когда сам пишешь, варьируешь сюжет как хочешь. А когда работаешь с чужим текстом, оказываешься скованным уважением к автору. Да и вообще не слишком приятно делить свое имя с другим...

У меня как у сценариста абсолютное знание драматургии, поэтому шансов стать хорошим режиссером больше, чем, скажем, у оператора, который всецело поглощен “картинкой”.

— Сегодня модно вместе с полнометражным фильмом одновременно снимать на том же материале сериал...

— Будет только фильм. Зачем мне сериал? Я и так превысил метраж, пришлось сокращать. Практика “и то, и другое, если можно, то и без хлеба” говорит о невысоком профессионализме режиссера. Поскольку такой постановщик не знает, что войдет в фильм, а что останется. Ты либо фильм делаешь, либо сериал. А я как драматург знаю, что когда пишешь, то представляешь, как рулить сюжетом и сколько серий получится.

— Нынешний зритель пресыщен всяческими мелодрамами и мистическими историями. Чем надеетесь удивить?

— Удивлять зрителей не стану. Думаю, моя картина не для широкого зрителя. Не стремлюсь понравиться всем — я так решил еще со времен “Полетов во сне и наяву”. Тогда на меня обрушился дикий шквал критики, а со временем картина стала классикой.




Партнеры