У нищих услуг нет

Владимир Малышков: “Мы хотим, чтобы служба быта была доступна всем москвичам”

29 марта 2005 в 00:00, просмотров: 338

В фильме “Чародеи” любую бытовую услугу можно было получить по взмаху волшебной палочки. Сотрудники сказочной сферы услуг были бессильны разве что в области высоких чувств. Мы не требуем от московских властей решения наших любовных проблем. Да и какая уж тут любовь, если в московской парикмахерской обкорнают так, что родная мама не узнает, после химчистки любимый пиджак превратится в тряпочку, а побывавший в прачечной пододеяльник приобретет пятна непонятного происхождения.

Когда же наконец Москва сможет предоставлять своим жителям услуги на столичном уровне? Планирует ли город понижать тарифы на чистку-стирку и наведение красоты? С этими и другими вопросами мы обратились к министру правительства Москвы — руководителю Департамента потребительского рынка и услуг Владимиру Ивановичу МАЛЫШКОВУ.


— Владимир Иванович, нынче постирать белье в прачечной или почистить костюм может позволить себе далеко не каждый. Стоит это недешево, да и, честно говоря, нет уверенности в хорошем качестве работы. Собираетесь ли менять ситуацию к лучшему?

— Мы только что приняли программу по развитию бытового обслуживания до 2008 года. Это, кстати, первая программа после провала приватизации, когда все разграбили. Раньше у нас было огромное количество приемных пунктов по сдаче белья в стирку, но их быстро перепрофилировали. И попробуй сохрани! Тогда это было не в моих силах — ведь приняли федеральный закон, разрешающий менять профиль предприятия через три года. Знаете, сколько судов я перетерпел, пытаясь сдержать этот бум?

На начало 90-х в сфере услуг работало 110 тысяч предприятий бытового обслуживания: парикмахерские, химчистки и т.д., а сейчас — всего 70 тыс. К тому же, согласен с вами, услуга ориентирована на человека с доходом не ниже среднего. А нужны качество и доступность. Эти задачи мы ставим в новой программе.

— Что делать человеку, если ему в химчистке испортили пиджак или дубленку?

— Если есть дефекты, предприятие обязано их ликвидировать. Но сегодня очень много контрафактной продукции — до 40% подделок. И государство пока, на мой взгляд, с этим борется слабо. Взять те же китайские товары.

— А какое отношение они имеют к некачественной чистке или стирке?

— Бывает, что чистка проведена с соблюдением технологии, но изделие поддельное. Ткань плохая, краситель после обработки сходит — и вещь превращается в тряпку.

— Но человек же не виноват, что купил подделку?

— Не виноват. Если это контрафакт, приемщица должна предупредить, что дубленка некачественная и после чистки может потерять прежний вид — ведь неизвестно, как на нее повлияют реактивы. Если человек согласен рисковать, в этом случае предприятие, конечно, ответственности не несет. А вот если приемщица не предупредила человека, приняла изделие в чистку, а оно испортилось, — тогда фирма должна возместить ущерб.

Другое дело, что в химчистке должны сидеть не простые приемщицы, которые принимают заказ и оформляют квитанции, а люди, знающие материаловедение, химию, которые сразу определят качество изделия и возможные последствия. Наша беда — и в сфере услуг, и в торговле — в отсутствии профессионально подготовленных кадров. Предприятия готовят эти кадры на ходу. Мы провели социсследование, задали вопрос москвичам: хотели бы вы работать в сфере услуг? 68 процентов москвичей сказали: ни при каких обстоятельствах. Значит, мы с советских времен создали такой имидж этого направления: непрестижно.

— Во многих приемных пунктах приемщицы требуют сразу расписаться на квитанции, что “претензий к качеству работы нет”. Но представьте: человек сдал пять-шесть комплектов белья. И что, он должен прямо в прачечной осмотреть все, выискивая пятнышки и дырочки?

— Если вы сдаете в химчистку дубленку, вы же сразу смотрите, все ли в порядке?

— Но одно — дубленка, а другое — 5 комплектов белья.

— Закон о защите прав потребителей говорит, что, если клиент не желает расписываться, это его полное право. Но вообще-то странно, что в прачечных этого требуют от клиентов, — это действительно нарушение. Я дам поручение разобраться. Сейчас в этой сфере образовался правовой вакуум, нет контрольного органа, который отслеживал бы соблюдение Закона о защите прав потребителей.

— А торгинспекция на что?

— Ну что могут, скажем, инспектора торгинспекции? Посмотреть сертификаты на моющие средства, оборудование, медкнижки. А ведь нужно проверить, не “фонит” ли изделие после химчистки, соблюден ли технологический процесс.

Наша задача — создать мощную конкуренцию. Недостаточное количество предприятий и порождает плохие услуги. Новая программа как раз нацелена на то, чтобы привлечь инвестиции в бытовой бизнес и устранить “дырки” в законах. Важно, чтобы химчистками и парикмахерскими могли пользоваться и социально незащищенные слои населения.

— Что делать, если предприятие отказывается возмещать ущерб?

— В префектурах, управах есть “горячие” телефоны. Если что — звоните в наш департамент: 200-48-52.

— Еще одна актуальная проблема: в центре очень мало продуктовых магазинов. А те, что есть, дико дорогие. Неужели нельзя решить эту проблему?

— Экономика продовольственной торговли сегодня такая: уровень рентабельности составляет от 3,5 до 7 процентов. В редких случаях около 10. А рентабельность магазина одежды, хоть там покупателей немного и цены высокие, 35—40 процентов. Так зачем коммерсанту продуктовый магазин?.. Да, много жалоб по Центральному округу, особенно по Тверской улице, где сплошная ювелирка и одежда. Мы вынуждены размещать небольшие магазины во дворах, от этого никуда не денешься.

— И рынков в центре нет...

— Я считаю, это преступление — держать большой рынок в центре. Прошли те времена. Представьте себе: к рынку через весь город едут огромные грязные машины... Этого нет ни в одной столице мира. Мы изучали опыт Парижа, Лондона, Токио. У них система оптовой торговли. С 5 до 8 утра фермеры привозят свою продукцию, и владельцы магазинов и ресторанов покупают ее оптом. Но такие торговые центры, как правило, за городом.

— Но в московских магазинах овощи очень дорогие, к тому же фермерских почти нет — в основном импортные.

— Надо ехать туда, где они подешевле: на каждой овощной базе у нас открыт магазин. Там на 25% дешевле. А вообще мы сохраняем больше 20 сельхозрынков. Они нужны москвичам — и в ближайшее время будут работать.

— Как вы готовитесь к 60-летию Победы? Что получат от вашего департамента участники войны?

— Мы готовимся к этой дате очень серьезно с 2003 года. Мэр поставил задачу: 60-летие Победы — это не праздник одной даты. Мы привели в порядок воинские захоронения на 35 кладбищах — сделали хорошие надгробия. Там захоронено почти 60 тысяч человек, среди них 980 Героев Советского Союза, из них 118 погибли, защищая Москву. Впрочем, речь идет не только о памяти, но и о реальной помощи. Участники войны, работники тыла должны быть выделены при жизни — они это заслужили.

— Сколько в Москве участников войны?

— Больше 100 тысяч. И обо всех мы помним. Сейчас аккредитовано 316 магазинов, в них обслуживаются больше 300 тысяч ветеранов войны и приравненных к ним лиц. Цены там на 10—15% ниже, чем по городу.

В майские праздники московские рестораторы проведут благотворительные обеды и чаепития для ветеранов. Кстати, удивительная штука: предприниматели сами к нам приходят и спрашивают, чем они могут помочь на День Победы. Предлагают накрыть праздничные столы для ветеранов, купить подарки. И ни один из тех бизнесменов, кого мы просили помочь, не отказал. Кроме того, с 5 по 9 мая мы проведем ярмарки во всех округах. В сам праздник будет работать много зон отдыха с массовыми мероприятиями. Думаю, наши ветераны останутся довольны.




Партнеры