Брачные времена британской монархии

До крушения основ Соединенного Королевства осталось всего 10 дней

29 марта 2005 в 00:00, просмотров: 1546

“Как он мог променять меня на эту ВЕЩЬ?!” — “народная принцесса” Диана по отношению к своей сопернице, Камилле Паркер-Боулз, не стеснялась в выражениях. И в чем-то была права: по крайней мере внешне леди Ди и “разлучница” Камилла, что называется, и рядом не лежали. Но так уж вышло, что обе стали “углами” любовного треугольника, третьим “углом” в котором оказался британский наследный принц.

И вот ровно через 10 дней, 8 апреля, принц Чарльз станет законным мужем своей давней любовницы.

“Моя прабабушка и ваш прадед были любовниками”

Удивительное — рядом. Принц Чарльз — смотреть не на что: оттопыренные уши, сутулится, особой печати интеллекта на его морщинистом челе тоже не наблюдается. А вот поди ж ты! — таблоиды на протяжении трех десятилетий смакуют истории о его многочисленных романтических связях.

В донжуанский список принца Уэльского стараниями бульварной прессы включены: дочь британского посла в Испании Джорджиана Рассел, леди Джейн Уэллесли (дочь восьмого герцога Веллингтонского), фотомодель Фиона Уотсон, леди Сара Спенсер, леди Трайон (жена третьего барона Трайона) и многие другие “товарки” по несчастью...

В июне 1977 года газета Daily Express сообщила слух о том, что, возможно, принц Чарльз сделал предложение люксембургской принцессе Мари Астрид. Слух был взят с потолка и тут же опровергнут. Но, как известно, к брачному алтарю Чарльз повел юную детсадовскую воспитательницу леди Диану Спенсер, младшую сестру Сары Спенсер. По слухам, в выборе невесты ему помогла не кто иная, как Камилла Шэнд, известная ныне как Камилла Паркер-Боулз, будущая жена наследника британского престола.

Камилла Розмари Шэнд появилась на свет в 1947 году в семье майора Брюса Шэнда и Розалинд Кабитт, старшей дочери третьего барона Эшкомба. Небольшая разница в возрасте (Камилла старше Чарльза примерно на полтора года) и часто порицаемая привычка Камиллы к курению — пожалуй, одни из немногих пунктов разногласий между влюбленными. Объединяет их гораздо больше — страсть к рисованию акварелью и охоте. Даже любимая радиопрограмма у них была одна — The Goon Show. Оба любят лошадей. Ну и друг друга, естественно.

Чарльз и Камилла встретились в 1970-м во время игры в поло в Виндзоре (графство Беркшир). Обоим им в ту пору едва перевалило за двадцать. Их представила другу другу старая приятельница Лючия Санта Круз. Первыми словами Камиллы, обращенными к принцу, были: “Моя прабабушка и ваш прадед были любовниками. Как насчет этого?” Действительно, прабабку Камиллы по материнской линии — Элис Кеппел — связывали весьма тесные отношения с прадедом принца Эдуардом VII.

Принц оказался очень даже не против “насчет этого”. Отношения их с Камиллой развивались ступенчато. Они стали любовниками, но дядя принца граф Маунтбеттен Бирманский спустил влюбленного племянника с небес на землю, напомнив, что для королевского семейства в таких случаях правила “спать-но-не-жениться” (“bedded-can’t-be-wedded”) никто не отменял.

Ни о каком браке с Камиллой в ту пору и речи быть не могло. Отношения любовников несколько охладели, когда Чарльз ушел служить в ВМС. Тем не менее они продолжали встречаться. В 1972 году Чарльз взял Камиллу в ночной клуб “Annabel’s” на двойное свидание с принцессой Анной и их общим другом Джеральдом Уардом.

Но уже в следующем году, в то время как принц, поступивший на военно-морскую службу, находился в море, Камилла вышла замуж за Эндрю Паркер-Боулза, армейского офицера, друга принца Уэльского и крестного сына Королевы-матери.

Принц тогда уныло писал в своем дневнике: “Я надеюсь, что чувство опустошенности в конечном итоге пройдет”. Но не прошло, хотя отношения между Камиллой и Чарльзом далеко не всегда были безоблачными. У принца случались приступы страсти по отношению к другим особам — как, например, в случае с секретаршей в британском консульстве в Монреале Джанет Дженкинс. Его переписка с Джанет, ставшая достоянием публики, заставляет усомниться в словах Чарльза о том, что Камилла всегда была “любовью его жизни”.

Брак браком, а дружба между принцем и Паркер-Боулзами продолжалась. Эндрю Паркер-Боулз, очевидно, глядя на такое положение дел, завел себе любовницу, ставшую впоследствии его второй женой. Муж Камиллы был настолько лоялен к королевскому дому, что на его счет ходила злая шутка: мол, он сдал свою жену ради своей страны (“he laid down his wife for his country”).

“Я наняла кое-кого, чтобы убить тебя”

История леди Ди и принца Чарльза слишком уж замусолена — потому ограничимся телеграфным изложением ее основных вех. Помолвка леди Дианы Спенсер и принца Уэльского состоялась в феврале 1981 года. А 29 июля того же года Чарльз и Диана сочетались браком в соборе Святого Павла при стечении 3500 приглашенных гостей.

Проблемы между молодыми начались уже вскоре после свадьбы. И чем дальше — тем круче. Через пять лет после свадьбы брак был уже на грани краха. Году в 1985-м в печати появляются первые предположения о том, что не все гладко в “Уэльском семействе”. Газетчики были недалеки от истины. Чарльз вовсю крутил роман с Камиллой. Для конспирации они называли друг друга Фред и Глэдис. Начальные буквы этих псевдонимов красовались на браслете, подаренном Чарльзом своей любовнице.

Но и леди Ди верности мужу не блюла.

— Нас было трое в этом браке, и это было слишком тесно, — с горечью говорила принцесса Диана уже после развода.

Несколько лет назад в Англии вышла книга писательницы Пенни Джуниор “Чарльз: жертва или злодей?”. Автор ее пишет, что Диана начала первой, изменив супругу со своим преподавателем верховой езды — охранником Джеймсом Хюиттом — раньше, нежели Чарльз возобновил свои отношения с Камиллой. Впрочем, это отнюдь не значило того, что Диана была холодна к мужу. В чинном британском семействе разыгрывались настоящие испанские страсти.

Поворотной точкой стала вечеринка в честь сорокалетия сестры Камиллы — Аннабел Эллиот, на которой внезапно появилась Диана. Как рассказывала потом сама принцесса: “Я сказала Камилле: “Я знаю, что происходит между тобой и Чарльзом, и просто хочу, чтобы ты об этом знала”. На это Камилла ответила ей: “Ты получила все, что хотела. Ты получила всех мужчин в мире, влюбленных в тебя, ты получила двух прекрасных детей, чего тебе еще хочется?” — “Я хочу своего мужа... Извини, что я мешаю... это, должно быть, мучительно для вас обоих. Но я хочу знать, что происходит. Не держи меня за идиотку”.

Поддерживавшая некогда дружеские отношения с Камиллой, Диана возненавидела “Ротвейлера” (так она называла соперницу — та ей отплатила, именуя Диану “тупой” и “сумасшедшей”). Как-то Диана глубокой ночью позвонила Камилле и сказала: “Я наняла кое-кого, чтобы убить тебя. Они уже в твоем саду. Посмотри в окно: видишь их?”

Сор из королевской избы был вынесен очень быстро. Летом 1992 года вышла книга Эндрю Мортона “Диана: ее реальная история”, в которой впервые публично было рассказано, что принц Чарльз уже много лет крутит роман с замужней женщиной — Камиллой Паркер-Боулз и что по этой причине Диана не раз пыталась покончить с собой. В начале 1990-х широкой огласке были переданы частные телефонные разговоры “Фреда и Глэдис”. Ушлые газетчики тут же окрестили это дело Камиллагейтом.

После этого ни у кого не вызвало удивления объявление премьера Мейджора, что Диана и Чарльз живут отдельно. Но окончательно точка в семейной жизни Чарльза и Ди была поставлена лишь в 1996 году — незадолго до смерти принцессы.

“Кто знает, что готовит Господь?
Ни в чем нельзя быть уверенным”

На фоне громких бракоразводных дел Чарльза и Дианы относительно тихо приказал долго жить странный брак Камиллы и Эндрю Паркер-Боулза. Они уже давно жили порознь, так что особой трагедии в разводе ни та, ни другая сторона не усматривала. Тем паче что Эндрю вскорости женился вновь. От двух десятков лет семейной жизни Камилле осталась фамилия и двое детей — Томас (крестный сын Чарльза) и Лаура.

Ведущий кулинарной рубрики в издании Tatler Том Паркер-Боулз засветился несколько раз в историях с наркотиками — пока писали о его увлечениях коноплей и экстази, тучи лишь собирались над его головой. Гром грянул после того, как СМИ обвинили его в баловстве с кокаином. Что выглядело вдвойне пикантно в свете того, что Том дружит с принцами Уильямом и Гарри и оказывает на них сильное влияние. Общественное мнение было взбудоражено: “Как же так! Принц Уильям может стать наркоманом!” Разъяренный Чарльз задал своему крестнику по первое число: “Ты был чертовским дураком! Возьми себя в руки!” Впавшему в раскаяние Тому пришлось уверять крестного отца, что он никогда не употреблял наркотиков в присутствии юных принцев, и обещать исправиться.

После развода с Дианой у Чарльза и Камиллы больше не было причин для конспирации. Пусть общественное мнение было настроено враждебно по отношению к Камилле — принц потихоньку начал приучать британцев к мысли о том, что мадам Паркер-Боулз — часть его (а значит, и их) жизни. Они вместе проводили отдых в Греции (причем Чарльз брал с собой туда обоих своих детей).

Королева де-факто смирилась с существованием в жизни королевского дома Камиллы в июне 2000 года, когда пришла на обед в честь дня рождения греческого короля в изгнании Константина (близкого друга принца Чарльза), где присутствовала и Камилла.

Спустя год Чарльз и Камилла на благотворительном приеме в пользу организации по борьбе с остеопорозом впервые запечатлели прилюдный поцелуй. “Безешка” была тщательно спланированной пиар-акцией, так же как и первое прилюдное появление Чарльза и Камиллы вместе в 1999 году в отеле “Ритц”. Лобзающаяся парочка украсила первые полосы ведущих британских газет. Когда принц расцеловал в обе щеки свою сожительницу, лондонские букмекеры более чем наполовину уменьшили размер выплат по пари, заключенным о возможности их брака. (Букмекеры как в воду глядели!) Разведка боем прошла успешно, и уже через неделю принц на вопрос, нет ли у него матримониальных планов, осторожно ответил: “Кто знает, что готовит Господь? Ни в чем нельзя быть уверенным”. Далее все пошло как по накатанной: любовники вместе пришли на частную вечеринку в честь золотого юбилея со дня коронации королевы — причем сама Елизавета II пригласила Камиллу участвовать в ужине и специальной службе в Вестминстерском аббатстве.

В кругу друзей Камиллу давно уже прозвали “королевой”. А ее сестру Аннабел (ту самую, на чьем дне рождения некогда появилась ревнивая Диана) именуют “принцессой Маргарет”. В каждой шутке есть доля шутки.

Между тем обстановка становилась все более благоприятной для Чарльза и Камиллы. В 2003 году англиканская церковь смягчила правила по повторным бракам для разведенных людей, постановив, что в исключительных случаях разведенные люди могут повторно жениться в церкви, даже если их бывшие супруги еще живы.

Но тернии на любовной стезе Чарльза и Камиллы отнюдь не исчезли. К своему 55-летию Чарльз получил “подарочек” интимного свойства. Желтая пресса стала намекать, что у принца не все в порядке с сексуальной ориентацией. Мол, принцев секретарь сэр Майкл Пит узнавал у своего предшественника Марка Болланда, не “голубой” ли Чарльз.

— Я четко заверил его, что принц абсолютно точно не был ни геем, ни бисексуалом, — рассказал журналистам Марк Болланд. Между тем английский суд наложил запрет на публикацию в The Mail on Sunday свидетельств Джорджа Смита, бывшего слуги принца, описывавшего случай, когда он якобы стал свидетелем гомосексуального контакта между принцем Чарльзом и его советником Майклом Фосетом.

Чарльз уединился на “военный совет” с принцем Уильямом и Камиллой и вынес решение: не опровергать официально слухи в отношении себя и своей семьи.

А совсем недавно принц Уэльский отказался идти на свадьбу своего крестника Эдварда ван Катсема, потому что хозяева отказались посадить Камиллу рядом с ним. Камилла, само собой, на свадьбу тоже не пошла. Интересно, пригласят ли они крестника принца на собственную свадьбу?

Все это было до 10 февраля сего года, когда Чарльз официально объявил о своей помолвке с Камиллой. Но даже этот факт не остановил противников бракосочетания. В службу регистрации актов гражданского состояния Великобритании было подано девять заявлений от частных лиц, возражающих против предстоящей свадьбы. Впрочем, ничего изменить этим ревнителям законов и нравственности уже не удастся. Свадьба принца Уэльского намечена на 8 апреля. После этого Камилла Шэнд, она же Камилла Паркер-Боулз будет зваться так: “Ее Королевское Высочество герцогиня Корнуэлльская”. А в Шотландии Камилла будет титуловаться как Ее Королевское Высочество герцогиня Ротсейская.

Принцессой Уэльской ей не бывать — этот титул в массовом сознании слишком уж тесно связан с леди Ди. Когда же Чарльз взойдет на британский трон, то Камиллу не будут называть Ее Величеством королевой Камиллой. А всего лишь Ее Королевским Высочеством принцессой-консорт. Аналогичный титул имел некогда муж королевы Виктории — Альберт Сакс-Кобург-Готский. Впрочем, кажется, шанс стать королевой у Камиллы все-таки есть. По крайней мере, замминистра по конституционным делам Великобритании Кристофер Лесли заявил, что брак морганатическим считаться не будет.

Но хитроумные уловки с будущим титулом — полдела. Полного радушия между новой родственницей и королевским домом в любом случае вряд ли удастся достичь. Несмотря на то что официально сыновья Чарльза Уильям и Гарри восприняли новость с воодушевлением, эксперты полагают, что этому предшествовали долгие и непростые переговоры между отцом и сыновьями.

— Чарльз, очевидно, долго разговаривал с Уильямом и Гарри, — сказала главный редактор журнала Majesty Ингрид Сьюард. — Он бы не сделал этого, если бы знал, что мальчики огорчатся. Сыновья хотят, чтобы их отец был счастлив, — это нормально. Если бы их мать была жива, все было бы иначе.

Казалось бы, какое нам дело до романов британского принца? Может, дело в том, что вся лав-стори треугольника Чарльз—Диана—Камилла говорит о том, что и богатые тоже плачут. И вот еще что. Вероятно, прав модный острослов Перес-Реверте, говоря о том, что принц “Ушастик” обладает мозгами Форреста Гампа. Но все-таки почему бы не порадоваться за пожилого уже, пусть не слишком симпатичного человека, наконец нашедшего свое счастье. Все-таки любовь на протяжении 35 лет по нынешним временам дорогого стоит.


Андрей ЯШЛАВСКИЙ.


КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА

Больше всего споров вокруг свадьбы Чарльза и Камиллы вызывает истинная реакция королевской семьи. Конечно, официально и королева, и молодые принцы дали согласие. Однако трудно представить, каких душевных усилий стоило это решение Елизавете II и мальчикам, потерявшим 7 лет назад свою мать.

“МК” задал вопрос эксперту по британской королевской семье — главному редактору журнала “Беркс: пэрство, баронство и рыцарство” Чарльзу МОСЛИ.

— Как принцы Уильям и Гарри относятся к идее отца узаконить отношения с Камиллой?

— Официально было объявлено, что они очень рады за отца. С другой стороны, есть информация, что Камилла им не очень нравится как человек. Но если во взаимоотношениях мачехи и сыновей возникнут разногласия, мы должны понимать, что это совершенно стандартная ситуация. Я не думаю, что Камилла станет для ребят “злой мачехой” из сказок — она очень разумная женщина и постарается не портить отношения с принцами. К тому же оба мальчика уже взрослые. У королевской семьи так много замков и домов по всей Англии, что им не обязательно жить под одной крышей с отцом и его новой женой.

— А как Елизавета II смирилась с решением сына?

— Букингемский дворец объявил, что королева, которая отказалась прибыть на церемонию гражданского бракосочетания, не собиралась проявлять снобизм и обижать сына. Но на основе своего 50-летнего опыта правления Великобританией она должна понимать, что этот поступок будет интерпретирован как снобский.

Конечно, в душе королева против этого союза. Сообщалось, что она даже называла свадьбу “унизительной”. Но Елизавета все-таки придет на церемонию венчания в часовне Святого Георгия в замке Виндзор. Кстати, перед зданием, где будет проводиться гражданская церемония бракосочетания, ожидаются массовые акции протеста против Камиллы. Но Букингемский дворец уже распорядился, чтобы вокруг входа было сформировано кольцо из окружения принца Уэльского и военных в штатском, которые будут всячески приветствовать брачащихся, перекрикивая вопли протеста. Как видите, “потемкинские деревни” устраиваются не только для монарших особ России XVIII века.




Партнеры