Ответ Александру Лебедеву и прочим идейным друзьям любой власти Украины, да и России

Из переписки главного редактора

31 марта 2005 в 00:00, просмотров: 160

На днях в России случилось страшное. Государственная дума подняла руку на банкира и депутата Александра Лебедева, сняв его с должности сопредседателя российской части двусторонней межпарламентской комиссии по сотрудничеству Федерального собрания Российской Федерации и Верховной рады Украины.

Оставшийся в живых Александр Лебедев все последнее время успокаивал взволнованный славянский мир по обе стороны русско-украинской границы. Его обличающий голос обрушился на всех, кто его “заказал”. В широком плане это, конечно, те — “около Кремля, особенно в районе Охотного Ряда”, — кто хочет “растоптать Украину”, избравшую Ющенко, свободу и демократию. Но благодаря пострадавшему мы знаем теперь в лицо и самого злодея, стоящего за покушением на “одного из самых ярких представителей нашего депутатского корпуса”. (“КП”, 17.03.05). Сальери, отравитель нашего Моцарта, — это я.

У меня свое, отличное от господина Лебедева, мнение о происходящем сегодня на Украине. Считаю, что нынешняя независимая Украина — это государство, которое, по большому счету, состоит из двух политически разнородных частей, запада и востока, и что есть реальные силы, заинтересованные консолидировать ее на антироссийских основаниях. Я не вижу другого пути, кроме борьбы за то, чтобы не допустить превращения Украины во враждебное России государство: лучшим выходом было бы развитие и укрепление особых отношений дружбы, сотрудничества и партнерства между нами. Однако весь опыт взаимодействия России с Украиной после 1991 года убеждает в том, что такие отношения не достигаются участием наших послов, банкиров или депутатов в совместных нефтегазовых аферах, манипуляциях долгами и т.д.

России нужны настоящие гарантии того, что становление сильной, процветающей Украины не обернется превращением ее в экспортера “оранжевых революций” и разрушителя России как державы. Главной такой гарантией является демократизация Украины в результате ее федерализации: только в рамках федеративного или земельного устройства Украины русские или русскоязычные ее регионы обретут полноценное право голоса в решении судеб всего украинского государства. Сегодняшняя власть Украины рискует и целостностью страны, и судьбой украинской демократии, отрицая право населения восточных областей на реальное самоуправление.

Моя точка зрения на разных этапах полностью или частично разделялась или отвергалась властями в России и на Украине — но она не менялась, как флюгер, в зависимости от того, кто сегодня главный в Кремле или в Мариинском дворце. Не то — мой доверчивый герой, Александр Лебедев. На всех постах, которые за прошедшие годы доверяли ему очередная партия и правительство, он, себя не забывая, следовал ельцинскому завету: “Проснулся рано утром — думай, что ты сделал для Украины”.

Бессмысленно призывать Лебедева к объективности, к его демократическим чувствам, когда речь заходит о нынешней “охоте на ведьм”. Где по стандартному обвинению в “участии в фальсификации выборов” без суда отрешаются от работы уже не главы областей, а главврачи поликлиник, директора школ и начальники троллейбусных парков.

Депутат Лебедев не знает о том, что с образованием на русском языке на Украине есть проблемы, что победа “оранжевых” воспринята на западе Украины как знак трубы, зовущей к его упразднению. Только что Ивано-Франковский горсовет запретил уже даже не образование, а общение в школах на каком-либо языке, кроме государственного, учредил “комитет общественного языкового контроля” и обнародовал телефоны, по которым все национально сознательные горожане должны сообщать о “языковых нарушениях”. Лебедев не знает, потому что не хочет знать, но на всякий случай, как “смотрящий за Украиной”, пытается пресечь любое обсуждение в Думе на эту тему.

И только в одном случае голос коллеги Лебедева дрогнул, когда он славил новые порядки на Украине. Продолжая тему “все хорошо, прекрасная маркиза”, столп нашего бизнеса параллельно опубликовал в “Новой газете” просительную статью “С бизнесом нужны переговоры, а не война”. Со всем почтением к украинским деприватизаторам (“понимаю, что у пришедших к власти лидеров оранжевой революции есть определенные обязательства перед их сторонниками…”) он выражает надежду на то, что они не станут грабить награбленное, а предпочтут получить от “неправедно нажившихся” “патриотический взнос” в пользу государства. Это замечательное предложение почти примиряет меня с моим героем, так как удостоверяет, что он не живет в Зазеркалье.

И последнее. Как видите, мой подзащитный, как доктор Джекил и мистер Хайд, страдает тяжелым раздвоением личности, когда дело касается его прямых общественных (депутатских) обязанностей и личного интереса. Он не готов бороться за подлинные национальные интересы России на Украине, предпочитая для себя более удобные роли. Но, может быть, он, как Чаадаев, лишь ищет в сегодняшней Украине свой идеал, так как хочет, чтобы в России было “как лучше”?

Что ж, значит, мы вправе ожидать от него принципиального собственного поведения всегда, когда ему представляется случай побороться за демократию дома, в России. Хочу спросить у Александра Лебедева: какую позицию он как депутат отстаивает в отношении монетизации льгот, перераспределения полномочий, отмены выборности глав российских регионов, изменения системы выборов в Думу?

Вы удивитесь узнать, что депутат Александр Лебедев, в отличие от меня проголосовавший за все эти меры, ухитрился проголосовать в Думе и за свое снятие с поста сопредседателя межпарламентской российско-украинской комиссии. И даже — за мое включение в состав этого органа, ставшее поводом для всех его словоизвержений.




Партнеры