Водка и вобла

Михаил Задорнов: Москва могла бы съесть всех латвийских свиней!

1 апреля 2005 в 00:00, просмотров: 283

Приближающийся день 60-летия великой Победы заранее омрачен политическими разборками вокруг него. Сегодня у России три беды — Латвия, Эстония и Литва. Приглашать — не приглашать их президентов на праздничные торжества, приедут — не приедут… Михаил Задорнов, живущий “на два дома” — московский и рижский, — уверен, что знает нынешнюю обстановку в Латвии куда лучше большинства политиков.


— Сегодня в латвийской политике присутствует очевидный национализм. Но при этом могу с уверенностью утверждать, что на бытовом уровне национализма в этой стране уже нет. Не то что в начале 90-х, когда вражда была разожжена до такой степени, что нередко случались потасовки в трамваях или автобусах. Сейчас латыши даже такой изначально “русский” праздник, как 8 Марта, считают своим, и неудивительно — когда еще у них купят столько цветов! Кроме того, все традиционно латвийские знаменательные даты — это скорее не праздники, а дни скорби: выслали в Сибирь, вернули из Сибири, уничтожили…

— Для большинства из нас Литва, Латвия, Эстония — примерно на одно лицо. Сейчас национальные проблемы в этих странах одни и те же?

— В Латвии ситуация наиболее сложная. И причиной тому — действия еще советских политиков. Например, Снечкус, возглавлявший Литву в 60—70-е годы, не пускал в республику слишком много русских лимитчиков-строителей. Отговаривался тем, что, мол, сами все можем построить. А вот латвийские власти в свое время старались максимально расстелиться перед московским руководством и безоговорочно выполняли все его указания и рекомендации. В результате Латвия оказалась по самое некуда заполнена русскими. И два абсолютно разных народа практически в равных пропорциях стали существовать на одной очень небольшой территории. А ведь латыши и русские отличаются друг от друга очень сильно — психологией, темпераментом, отношением к жизни. Латвийское мышление отформатировано по-европейски, а русские выпадают из формата в силу своей энергетики. Да возьмите хотя бы язык: все не так! То, что у нас женского рода, у латышей мужского, и наоборот. Слово “вода” у них — мужской род, слово “банк” женский. Мы говорим — солнце выползает из-за горизонта, а горячие латвийские парни — выпрыгивает. Чувствуете разницу: то, что для нас выползает, для них — выпрыгивает! Они спокойные — допустим, я вечером гуляю по Риге или Юрмале, и ко мне подходит парень и спрашивает, который час; если это русский, я напрягаюсь, потому что вопрос о времени может плавно перетечь в драку, а если латыш, то все нормально — драки не будет. А теперь представьте, что среди этих спокойных, неагрессивных людей бурлит российская энергия! Психологически им приходится тяжеловато.

— Но при всем том вы утверждаете, что на бытовом уровне национализма в Латвии нет?

— Утверждаю! Надо отдать должное местному населению. Вообще, так уж сложилось исторически, что Латвия, видимо, сама собой управлять не может и постоянно находится под кем-то. Под шведами, немцами, русскими… Сейчас латыши из одного союза — Советского — решили перейти в другой, Евросоюз. При этом правят страной фактически США. Главный человек в Латвии сегодня даже не президент, а американский посол, как он скажет, так и будет. И это не так уж плохо: в США существует определенная политическая этика, и так получается, что Америка в какой-то мере сдерживает националистическую власть Латвии. Правительство навязывает народу национализм, и нормальный латыш может дружить с русскими, но потом приходит на работу и становится националистом — так надо. И забывает русские слова. А если вечером я его приглашу в ресторан за мой счет, он будет прекрасно говорить по-русски. А если еще предложу 1000 долларов, он мне российский гимн споет по памяти и без акцента. А наутро придет на работу и снова станет националистом. Кстати, недавно в Латвии был страшный ураган, так, по слухам, местные националисты связывают его с последствиями оккупации Латвии...

Вообще, могу сказать, что русской молодежи сейчас живется в Латвии совсем неплохо. Они вместе с местными евреями делают бизнес с Россией. А когда русский с евреем объединяются, остальные могут просить милостыню за углом. Естественно, они богаче коренного населения, которое поголовно ушло в чиновники — русские работать чиновниками не имеют права, у них почти ни у кого нет гражданства. Мне еще покойный Собчак говорил о латышах: ужас, больше половины населения в чиновниках, это же вырождение! А чиновник Собчак знал, что говорил… Кстати, это совсем неплохо, что в чиновниках латыши, а не русские, — они и взятки берут умеренные, и то, что обещают сделать за эту взятку, выполняют.

Бытовая жизнь в Латвии сейчас устроена гораздо лучше, чем в России, на западный манер. Недавно я ездил в Ярославль со студентами из молодежного театра, многие из них впервые были в России и впервые столкнулись с нашим сервисом. Это был шок! Когда, например, одна девушка сказала “спасибо” продавщице в магазине, а та ей ответила: ты мне поговори еще! Кстати, порой русским в Латвии среди лицемерных сервисных улыбок не хватает искреннего российского хамства… Но те же девчонки были в еще большем шоке, когда водитель маршрутки, узнав, что они живут в общаге и питаются бомж-пакетами — супами, — остановил машину и купил им копченую курицу…

— Вернемся к политике. Президент Латвии Вайра Вике-Фрейберге все-таки собирается приехать в Москву на празднование Дня Победы.

— Да мне по барабану — пустят ее, не пустят… Не надо путать склоку с демократией. Не имеет никакого значения, приедет она или нет. Важно то, что сегодня пост президента Латвии занимает человек, совершенно, что называется, не соответствующий должности — ни образованием, ни образом мышления. Она подарила Путину книгу, где лагерь смерти Саласпилс называется исправительно-трудовым лагерем! Осталось только газовую камеру назвать аттракционом начала 40-х… На одной из пресс-конференций она сказала, что в Латвии до прихода независимости не было культуры. Это удивительная безграмотность — в советское время в Латвии существовали великолепные живопись, поэзия, театры. Это сейчас закрылись киностудии, а поэты занимаются бизнесом, потому что американцам, в чье подчинение перешла Латвия, плевать на латышскую культуру. Если президент не знает даже истории собственного народа, что ж удивляться, что она оскорбила наших стариков, сказав, что русские ветераны не умеют ничего, кроме как пить водку и заедать ее воблой? Это полное незнание вопроса, русские водку запивают пивом, а уж его заедают воблой! Но президента тоже в чем-то можно понять — ее родители вместе с нею во время войны ушли из Латвии. Думаю, они носили красивую немецкую форму, возможно, даже эсэсовскую… Для нее это — воспоминания детства, и теперь она мстит Советской армии через ее ветеранов.

— Но русским старикам в Латвии действительно приходится несладко…

— Это самый больной вопрос в отношениях с этим государством. И виновата в этом Россия — большая страна, которой должно быть стыдно комплексовать перед маленькой Латвией. Наше государство по существу бросило русскоязычное население в странах Балтии на произвол судьбы. Наши старики в Латвии — единственные из всех стран СНГ, кому Россия не платит пенсию. Платят в Таджикистане, Узбекистане, Молдавии, а здесь говорят: нельзя, у вас нет российского гражданства! А как они могли его принять, местная власть тогда бы выселила их из дома! Они, спасшие страну от фашизма, должны стоять в очереди, чтобы получить въездную визу в Россию. Это же зависит от России, а не от Латвии.

Один человек из ближайшего окружения Ельцина мне как-то сказал: они (латвийские власти) нас подвели, мы были на охоте, они обещали, что с русскими в их стране ничего плохого не произойдет. Это когда Латвия только-только получала независимость. Понимаете, вместо того, чтобы подписывать экономический договор, в котором оговаривались бы все условия, — на охоте, по пьянке, вроде как джентльменское соглашение… И дальше так ничего и не было сделано в этом направлении. Правда, есть надежда на нынешнего посла в Латвии, Виктора Калюжного, он старается что-то сделать. Вот смотрите: в Риге есть музей оккупации, который не признается Россией, и российские официальные лица его принципиально не посещают — по негласному запрету. Этот посол наплевал на все запреты и пошел в музей. А там стал задавать сопровождающим вопросы. Например: у вас здесь есть нары, на которых латыши спали в Сибири, а почему нет нар из Саласпилса? Те замялись, а он пояснил: потому что в Саласпилсе не было нар, люди спали на голом полу! Вот так надо себя вести, а не отворачиваться от проблемы…

Сами же латыши уже начали понимать, что лучше дружить с Россией. Вступление в Евросоюз многих пугает, потому что жизнь дорожает, зарплаты не растут, а традиционное земледелие глохнет все сильнее. Не нужно Евросоюзу то количество масла, которое может произвести Латвия, и пшеница не нужна, и свиноводство… Теперь все вынуждены идти в чиновники. А ведь Москва могла бы съесть всех латвийских свиней, весь их творог, причем одним только районом!

В результате националистической политики Латвии эта страна становится все более русской. Почему? Потому что в результате этой политики латышская молодежь едет в Европу, видит тамошнюю жизнь, и Латвия проигрывает в их глазах от такого сравнения. Русским в Европу нельзя, они не граждане, иными словами, “негры”, поэтому они едут в Россию, сравнивают, и любят Латвию еще больше.

А нашим ветеранам мне очень хотелось бы сказать вот что: не обращайте внимания на то, что о вас говорят! В России перед вами преклоняются, вас любят и уважают, осознают, какое великое дело вы сделали. То, что говорит президент Латвии, — это провокация, не обращайте внимания на провокаторов, они есть везде, у нас тоже Жириновский имеется... Есть такая ведическая мудрость — если вы обидитесь, вы заболеете, а если не станете обижаться, заболеет тот, кто хотел вас обидеть. Об этом стоит помнить!


Концерты Михаила Задорнова состоятся 1, 2 и 3 апреля 2005 года в Московском международном доме музыки.



Партнеры