Пешка Терри

Американка умерла от голода ради амбиций политиков

2 апреля 2005 в 00:00, просмотров: 172

Случилось то, что должно было случиться. Утром 31 марта Терри Шиаво умерла от голода и обезвоживания в хосписе Вудсайд в местечке Пайпласс, штат Флорида. Смерть наступила в 9 часов 5 минут на тринадцатый день после того, как врачи по решению судебных властей убрали трубку, через которую в вегетирующий организм Терри поступали пища и вода...


Чем вызвано такое внимание американцев к судьбе Терри Шиаво, которая после инцидента в 1990 году находилась в коматозном состоянии? Ее мозг был мертв, но тело еще жило, поддерживаемое чудесной медицинской техникой. Терри не оставила завещания по поводу того, как поступить с ней в подобной ситуации — дать ей умереть естественной смертью или “посадить на машины”. Оно и понятно: молодая женщина (тогда ей было 26 лет) думала не о смерти, а о жизни! Но вот супруг Терри Майкл Шиаво утверждает, что его жена несколько раз говорила ему о своем нежелании жить как растение. Судья штата Флорида поверил и принял решение отключить Терри от питания, то есть вынес ей смертный приговор. Произошло это в 1998 году. К этому времени Майкл нашел себе другую подругу жизни, которая уже подарила ему двоих детей.

Решение судьи было немедленно оспорено родителями Терри. Папа и мама подали апелляцию, утверждая, что дочь “реагирует” на них и ее состояние может “улучшиться”. Сейчас с телеэкранов не сходят кадры, на которых мать ерошит волосы Терри, а та улыбается ей. Кадры трогательные, но вводящие в заблуждение. Это всего лишь шесть секунд из часовой съемки, во время которой Терри ни на что не реагирует, и ее мимолетная улыбка обращена не к матери, а в потолок. К тому же борьба за жизнь Терри имела и финансовую подоплеку. Речь идет о миллионе долларов. Деньги ей были присуждены судом в качестве компенсации за неправильное лечение. Условия гласили: если Терри умрет, миллион достанется ее мужу. Пока Терри жива — деньги принадлежат ей, и у родителей есть шанс получить их.

В этом уникальном борении страстей сама бедняжка Терри всего лишь фермент, оселок, повод, искра, из которой возгорелось пламя, осветившее раскол американского общества сверху донизу. Вот как он выглядит.

Когда в марте после очередного решения суда от пациентки отключили трубки питания, конгресс США, распущенный на каникулы, срочно собрался и почти единогласно принял специальный закон о Терри, который диктовал возобновление ее питания искусственным методом. 21 марта президент Буш, отдыхавший на своем техасском ранчо, прибыл в Вашингтон и подписал закон, который с его подписью вошел в силу. Буш, конечно, мог подписать закон и на ранчо, но предпочел сделать драматический жест. Однако судьба Терри здесь ни при чем: конгрессмены ориентировались на выборы 2006 года. Они провозгласили неприкасаемость жизни, чтобы потрафить консервативному религиозному большинству избирателей. Никто из баллотирующихся в конгресс созыва 2006 года не хочет вести избирательную кампанию с клеймом “убийцы Терри”.

Но конгресс США и президент Буш получили отлуп от третьей ветви власти — судебной. Апелляционный суд объявил закон о Терри неконституционным. Тогда родители Терри и их адвокаты бросились к губернатору Флориды Джебу Бушу, чтобы он дал приказ восстановить искусственное питание Терри хотя бы на время суда. Губернатор согласился. Но вот что любопытно: его согласие было расценено не как проявление человеколюбия, а как заявка на президентство в 2008 году! Буш-губернатор тоже сделал реверанс в сторону консервативного религиозного большинства.

Родители Терри подали иск в апелляционный суд, где потерпели поражение, а затем обратились и в Верховный суд США, что тоже не помогло. Родители Терри спешили, ибо их дочь, лишенная пищи и воды, могла умереть с минуты на минуту. Спешил и апелляционный суд. Но у него были на это иные причины. Он опасался, что ему не предоставится столь удобный случай отвесить громкую оплеуху конгрессу и президенту США.

— Когда Терри умрет, принятый о ней закон потеряет силу, — прокомментировал профессор права Университета Дьюка Эрвин Чемеринский. — Суд спешил застолбить свою позицию, чтобы предотвратить впредь принятие конгрессом подобных законов.

В среду, 30 марта, в Пайпласс-Парк стали съезжаться все родственники Терри по родительской линии. Приехал и юрист ее мужа Джордж Фелос. Это было первым звонком, оповещающим о том, что драма приближается к своему финалу. На следующий день, 31 марта, к юристу присоединился священник. Это было вторым звонком. Наконец раздался третий звонок, и Терри Шиаво ушла в мир иной. Бедняжка отмучилась — хотя, со строго медицинской точки зрения, она ничего не чувствовала, ни голода, ни жажды, и умерла без страданий.




Партнеры