Работаем по свистку!

“Вампука” — опера образцовая

2 апреля 2005 в 00:00, просмотров: 220

Самый молодой московский оперный театр — Центр Галины Вишневской — представил самую невероятную в сезоне премьеру. “Вампука, невеста африканская” Владимира Эренберга, опера-пародия, написанная почти 100 лет назад, была показана на сцене Центра в двух вариантах — “old fashion” и “modern”. Вряд ли можно вспомнить аналогичную ситуацию, когда бы публика хохотала буквально до слез на оперном спектакле.


Бертман поставил за двадцать лет по всему миру более 60 опер. Самое время подумать — чем же это я, собственно, занимаюсь? И потому “Вампука” — опера №66 в режиссерском арии-списке — не просто суперталантливая развлекаловка, а еще самоанализ — буквально, по Фрейду.

Свет гаснет, и вдруг через весь зал к оркестровой яме ломанулась тетка в парике и очках (Оксана Корниевская). Расталкивая локтями музыкантов, она протиснулась на свое рабочее место — в суфлерскую будку. И раздался скрипучий голос: “Работаем по свистку!”.

Сюжет оперы сконцентрировал все возможные оперные штампы: здесь и этнический колорит — массовка состоит из эфиопов и эфиопок. Сама Вампука — Инна Звеняцкая — обладательница роскошного бюста и, кстати, отличного сопрано, оказывается еще и героиней закулисной драмы. О чем мы узнаем из комментариев суфлерши. Вампука — некая Люся, бывший муж которой — пьяница и бабник — играет с ней в том же спектакле эфиопского царя Страфокамила.

Появляется лирический тенор — Лодырэ (худенький Владислав Голиков). Глубокомысленный дуэт Вампуки и Лодырэ — “Это ты, Лодырэ? Это я, Лодырэ” — и так примерно минут пять — переходит в сцену погони. Герои стоят на месте и долго поют: “За нами погоня, бежим, спешим”. При этом артисты не забывают кланяться после каждой сцены и периодически толкают друг друга в борьбе за право уйти после поклона последним. Какая классическая опера без балета? Кульминацией становится выступление полненького юноши, крутящего фуэте — “Ну что же делать? Поправился немножко”, — объясняет публике суфлерша. В финале добро побеждает зло. Но это не все.

В модерновой “Вампуке” на сцене другая принцесса — худенькая Наталья Левитина в весьма эротичном костюме из черной кожи. Страфокамил (Алексей Сергеев), в шубе с мобильным телефоном, управляет новыми эфиопами — хиппово прикинутыми ребятами, как бы пришедшими из мюзикла We Will Rock You. Уволенная из суфлеров Корниевская, занявшая теперь свое место в зале, не скрывает своего возмущения: “Что это за порнография?!”, “Да это просто какие-то “Дети Розенталя”!”, “Как вы можете это смотреть — прямо как в “Геликоне”, и, наконец: “Эх, как это пела Люся!”. Но финал неожиданно трогателен. На авансцене сбились в кучку смущенные и забитые персонажи из “old fashion”. А участники модерновой постановки вдруг меняют свой агрессивный тон и в порыве нежности преклоняются перед своими предшественниками — смешными, затасканными, но все равно любимыми публикой, а потому бессмертными оперными штампами.

В спектакле нет и налета жанра капустника. Вероятно, потому, что он сделан высокопрофессионально всеми участниками — дирижером Владимиром Понькиным, художниками Андреем Климовым (сценография и костюмы) и Дамиром Исмагиловым (свет), артистами и режиссером, которые — все как один — безгранично преданы оперному жанру.




Партнеры