Синдром Буратино

Боитесь ли вы “зарыть” свои денежки?

4 апреля 2005 в 00:00, просмотров: 767

Нельзя более точно описать менталитет нашего человека, чем это сделал Алексей Толстой. Население нашей страны, как его деревянный герой, все время мечется: послушать лису Алису и кота Базилио (читай — банкиров и их рекламу) и зарыть “золотые” или бежать от них подальше. Вдруг никакого дерева с деньгами не вырастет, да еще и свои кровные потеряешь — на “поле чудес в стране дураков”? На прием к психотерапевту корреспондент “МК” пришел с одним вопросом: что делать, если боишься вкладывать деньги в банк?

Боятся все

Страх — ровесник всего живого. Ничего плохого в нем нет — это естественная реакция на возможную опасность. Но есть один нюанс: опасность эта может быть реальной — тогда страх полностью адекватен. А может не соответствовать фактическим угрозам, и это уже — фобия.

Несмотря на “страшное” название, это психологическое явление чаще всего случается в легкой форме — неврозах. Но бывают и по-настоящему тяжелые: тогда фобия поглощает всю психологическую сущность человека и блокирует его как личность. Кстати, причиной ее может стать не только ожидание какого-то глобального катаклизма, но и боязнь определенного социального явления.

Справедливости ради надо отметить: ни одна страна — даже самая благополучная — не застрахована от социальных фобий (это уже новое приобретение человечества). Везде найдется определенный контингент граждан, который будет чего-либо бояться: себе подобных, политической системы или перемен в ней.

— Я долго преподавал в Мюнхене. Там во дворе института психиатрии стоит памятник человеку, победившему страх, — рассказывает профессор Шапошников. — Хотя в Германии очень низкий уровень преступности и в целом страна довольно благополучная, фобические явления в обществе все равно витают.

Дальше — больше: чем менее устойчива страна в социально-экономическом плане, тем больше ее граждан страдает социальными фобиями. Чем меньше доверия властным структурам, тем больше людей готовы к тому, что их “кинут” в любой момент. Что уж говорить о россиянах, которые за последние 15 лет реформаторства могли твердо увериться: их единственное предназначение — служить мишенью для обманщиков.



Кто виноват?

Психотерапевты утверждают: чем больше в стране людей, которые боятся собственных властей, тем более вольготно чувствуют себя социофобии. Однако “круче” всего, когда граждане страшатся тех, кто, по идее, должен их защищать — милиции. Чего уж тогда говорить о финансовых структурах.

С нервной системой у соотечественников плохо, а с памятью хорошо. Даже поверив, что “чары”, “МММ-ы” и другие постсоветские “развлечения” остались в глубоком прошлом, большинству наших граждан боязно относить деньги в банк. Как утверждают эксперты, страх у них вызывает даже не само кредитное учреждение, а отсутствие над ним контроля. Проще говоря, он не доверяет вышестоящим организациям. Мысль работает так: раньше дали обмануть и никак не защитили, где гарантия, что и сейчас не “подставят”?

Западные люди, в отличие от наших, на протяжении многих лет убеждались в надежности правовых систем: юриспруденции и полиции. Они с детства были уверены: на их защите всегда стоит закон. И уж тем более никому из них не придет в голову, что закон можно в одночасье переписать: в США на протяжении 200 лет действует одна и та же Конституция, во Франции до сих пор работает Кодекс Наполеона. Россиян же постоянное реформирование и замена основных “госзаповедей” буквально вынуждает полагаться на наше извечное: “авось пронесет!”. И вкладывать деньги по принципу: никогда не знаешь, где найдешь, где потеряешь.

Так что у сегодняшних банков задача непростая: самим убедить общество в своей добропорядочности. Впрочем, это не кажется таким уж невыполнимым, если учесть один психологический момент: наравне со “злопамятностью” и запуганностью наш народ обладает поразительной легковерностью. И все время ждет чуда. Психологи утверждают: это сродни азартным играм. То есть россияне не исключают возможность проигрыша, но все равно верят в возможность ухватить удачу за хвост.



Женщины — смелее

Кстати, социально-политические страхи присущи скорее мужчинам. В силу того, что они больше женщин интересуются политикой. Впрочем, пугают представителей сильного пола как дефолты госмасштаба, так и более местечковые финансовые потрясения (разорение банка, к примеру). Но к врачам бегут именно женщины. И, как это ни парадоксально, благодаря своей смелости.

По статистике, тем или иным страхам подвержено 70% россиян. Несмотря на то что количество мужчин и женщин, страдающих фобиями, практически одинаково, создается впечатление, что среди прекрасного пола “запуганных” больше. “Вовсе нет”, — утверждают врачи. Просто мужчины боятся рассказывать о своих страхах. Как правило, в российских семьях финансовые вопросы решает мужчина, а значит, выбор места, куда положить деньги, ложится на его плечи. Признаться в опасениях — показать свою несостоятельность.

Психологи утверждают: женщины более динамичны и чаще прислушиваются к своему здоровью (психическому — в том числе). Есть у милых дам и еще одно преимущество — они более открыты и болтливы. А как известно, любой прием психотерапевта начинается с разговора. И пока чистосердечно не признаешься, что же тебя к нему привело (то есть откуда у страха ноги растут), — дальнейшего лечения не получится.



К кому обращаться?

Специалисты советуют: не нужно ждать, пока страх перерастет в психосоматическое расстройство. Чем быстрее спохватитесь — тем легче пройдет лечение.

Внимание! Вопреки укоренившемуся мнению, что бежать нужно к психологу, от фобий способен избавить психотерапевт или нейротерапевт. Только он обладает необходимым “багажом” знаний. Психологи же недостаточно изучают психиатрию и просто не имеют права браться за такого рода расстройства.

ЦЕНА ВОПРОСА: Посчитать, в какую “копеечку” влетит курс лечения, невозможно. Все зависит от степени заболевания. Как это ни странно, психотерапевт, взявшийся избавить вас от фобии, руководствуется правилом: “в здоровом теле — здоровый дух”. Поэтому ваша “земная оболочка” будет подвергнута комплексу физических упражнений и диете. А “внутреннее я” станет общаться с доктором при помощи гипноза и “биологической обратной связи” (сие чудное название означает что-то вроде аутотренинга). Остается добавить, что курс лечения может длиться 1—2 месяца, а один прием психотерапевта в нашей стране стоит от 800 до 1500 рублей.

Однако если проводить курс только психологических процедур, “выздоровления” придется ждать очень долго. Какое лечение без лекарств? Чаще всего это антидепрессанты или легкие нейролептики. Если вам предлагают транквилизаторы, лучше сразу сбежать, поскольку счастье будет недолгим — они вызывают привыкание. Кстати, именно по этой причине от них начинает отказываться “подсевший” на таблетки Запад. Цена снадобий варьируется от 1000 рублей до “бесконечности” за коробочку. Если “все запущено”, одной, как правило, не хватает.



Богатые тоже плачут

Есть у этого недуга и другая сторона. Оказывается, за деньги переживает не только основная масса населения, но и “сильные мира сего” (сомневаюсь, правда, что это как-то успокоит массы). Страна-то у нас с ними одна. А значит, материальное благополучие дается слишком большим напряжением нервов и сил. Плюс никогда не знаешь, чего ждать от власти. Сегодня дали легко заработать — завтра за это наказали. И трон олигарха как по мановению волшебной палочки может превратиться в электрический стул.

Несмотря на то что один не знает, как сберечь крохи, а другой переживает: сосед “по трону” заработал на миллион больше, — механизмы психических расстройств у всех одни и те же. Как и способы борьбы с ними. А в борьбе со своими страхами они волей-неволей помогают нам преодолеть наши. Как рассказал “МК” один из ведущих психотерапевтов, после летнего банковского кризиса к нему обратилось сразу несколько крупных кредитных организаций. Спросили, как сделать банковские отделения максимально комфортными для вкладчиков. Чтобы обстановка внушала доверие и спокойствие. А операционисты — уверенность. Психотерапевту пришлось не только проводить тренинги с персоналом, но и подключать эксперта по фэн-шую.

Интересно, что каждый из банкиров “видел” свой эталон офиса. Один хотел “успокоить” вкладчика уютной домашней обстановкой. Другой упирал на надежность и предлагал оформить филиал, как настоящий банковский сейф...

Насколько помогли советы эксперта процветанию бизнеса, неизвестно. Но свои фобии этим банкирам преодолеть удалось.

Впрочем, как говорят психотерапевты, бояться страхов не нужно. К ним лучше прислушаться — ведь это не что иное, как внутренний голос. И не надо пытаться заглушить его самостоятельно. С помощью алкоголя или наркотиков. Помните: от психотерапевта всегда можно вернуться к нормальной жизни. От нарколога — сложнее.


Какие фобии характерны для столичных жителей?

Евгений ШАПОШНИКОВ, академик РАЕН, д.м.н., психотерапевт:

Во-первых — метрофобия. Шум “подземки” выбивает из равновесия даже здорового человека. Тут же — боязнь теракта. Кстати, по моим данным, стало больше случаев аэрофобии. И не столько из-за боязни высоты, сколько “благодаря” человеческому фактору. Из-за тех же террористов. Не только в самолетах, но и в любом транспорте дальнего следования.

На втором месте — страх потерять в своем экономическом статусе, другими словами — в деньгах. Есть даже так называемая реформофобия. Но опять же только с точки зрения денежных вопросов. Особенно ярко это проявляется у социально незащищенных слоев населения. Ужас в сердца пенсионеров вселяют реформы ЖКХ, здравоохранения — боязнь повышения стоимости платежей и лечения.

Далее, как это ни парадоксально, — криминалофобия и боязнь милиции. Причем бандитов люди боятся только в темное время суток, а стражей порядка — круглосуточно. Они всегда могут придраться под предлогом проверки документов. А уж если человек “подвыпил”, так он вообще будет обходить милиционеров за тридевять земель.





Партнеры