Все мы nemnojko евнухи

На поклонах артисты закидали зрителей апельсинами

5 апреля 2005 в 00:00, просмотров: 240

На “Золотой маске” питерский “Приют комедианта” представил свою версию сказки Гоцци. История вздорной китайской принцессы “PRO Турандот” в постановке Андрея Могучего явила оригинальную теорию о “новых евнухах” и мощнейший позитивный заряд штучного юмора.


Чего стоят только одни декорации: чеканные щиты-матрицы со всей китайской грамотой, вместо восточных диванов — деревянные табуреты, в центре — современный монитор и саксофон в углу. И все это огорожено частоколом из двухметровых металлических прутьев (сценография и костюмы Эмиля Капелюша). Проходят, горланя мантры и намазы, люди в шинелях с валенками на головах. Они, как значится в программке, — pro евнухи. Что-то ассоциативно уводит к “Пятому элементу” Бессона, что-то — к данилевской “Кин-дза-дзе”.

— Евнухи, кто они?

— Это очень интеллигентные, доброжелательные и терпеливые люди. Ими бывают как мужчины, так и женщины. Многие выдающиеся люди являются евнухами. У.Ш., например. А еще А.П.Ч. и его Т.С., великий деятель театра К.С... Среди политиков евнухи не встречаются. В.И.Л. не был, Л.И.Б. тоже, но В.В.П. скоро будет два. Тут один мужик говорил об удвоении ВВП.

Такой диалог ведут два pro евнуха, похожие на диджеев. Они-то и вводят зрителей в курс легенды о надменной китаянке, по вине которой летели с плеч головы многочисленных женихов. Причем экскурс осуществляется буквально. Как в школе на доске чертят родословную Kalaфа Тимуровича, подтвержденную схематичной сюжетной географией Кавказ—Берлас—Яик. Лекция имеет все шансы быть растасканной на цитаты. Чего стоят хотя бы “В Берлас на воды” или же “Редкий верблюд добежит до середины Гоби”. Парочка pro евнухов несет “отсебятину”, выдает рэперские па в манере Пьера Нарцисса, играет на саксофоне, усыпляет pro латиноамериканской колыбельной. Не без помощи разнополой евнуховой братии (евнух №3 — Андрей Носков, №4 — Даниела Стоянович, №5 — Светлана Михайлова и №6 — Ольга Карленко). Дуракаваляние доводит зрителей до экстаза, и кажется, что в общем-то уже не нужны ни Калаф, ни Турандот, ни ее загадки.

Главного героя сказки Гоцци — принца, имеющего вид затюканного программиста (Александр Ронис), евнухи все-таки представляют публике, правда, как “ну не Ланового”. И в самом деле, флегматично настроенный интеллектуал — полная противоположность Калафу из спектакля Вахтанговского театра образца 1963 года. Ему-то и предстоит разгадывать главные загадки принцессы, повторяя: “Я жажду смерти или Турандот”. Тут же спиной к зрителям появляется и Tуraндoт (Марина Солопченко). Кульминация — третья загадка принцессы приблизительно следующего содержания:

“Снаружи скромный, а в костюме важный, а стоит ему надеть костюм дзюдоиста и встать на татами — враги, скрываясь, ломятся в сортиры, но там их мочат!..” Здесь напряженное молчание в зале венчает изящный итог — ...Арнольд Шварценеггер”.

В финале же, после вывески “The End”, на балконе евнухи-рассказчики попросту резюмируют: жили-были-де дед и баба. А уже на поклонах кидают в зал три апельсина, видимо, намекая, что продолжение следует…






Партнеры