Балты закручивают гайки

Грозит ли Латвии фашизм?

6 апреля 2005 в 00:00, просмотров: 689

Если верить латвийской прессе, еще недавно по недоступному сейчас адресу www.vike-fraiberga.com находился порносайт. Некие предприимчивые американцы зарегистрировали сайт в надежде, видимо, на щедрое предложение из канцелярии президента Латвии. Но предложения так и не последовало. И со злобы нахальные янки сдали интернет-адрес в аренду голландским порнографам.

Заподозрить 67-летнюю хозяйку рижского президентского замка в склонности к киберэротике, конечно, сложно. Но нынешнюю ситуацию в Латвии вполне можно охарактеризовать как политическую порнографию с шизофреническим уклоном. В этой стране российский бизнес скрыто финансирует крайних латышских националистов. А бывшие ударники советского агитпропа сегодня с не меньшим энтузиазмом пропагандируют фашизм.

Кто папа, Вайра?

Из трех высших балтийских лидеров Вайра Вике-Фрайберга единственная решила посетить Москву на 9 Мая. Но с таким же успехом г-жа президент могла бы остаться в своей любимой резиденции — на бывшей даче Косыгина в Юрмале. Вике-Фрайбергу сложно заподозрить в симпатии к советским солдатам.

В маленькой Латвии есть свои большие государственные тайны. Например, никто точно не знает, кем был во время немецкой оккупации отец г-жи президента. По слухам, он работал сотрудником оккупационной администрации. Сама Вайра Вике-Фрайберга отвечать на вопрос об этом отказывается. Но известно, что перед взятием Риги советскими войсками в 1944 году ее семья сбежала прямиком в Третий рейх.

Как вспоминала позднее сама президент, в Германии она лично была свидетельницей “зверств” советских войск. Затем была долгая жизнь в эмиграции — сначала в Марокко, затем в Канаде. В Латвию профессор психологии Вайра Вике-Фрайберга вернулась лишь в 1998 году — за год до своего избрания президентом.

Неудивительно, что на отношении латвийского президента к русским по-прежнему лежит отпечаток детской психологической травмы. С одной стороны, она способна хвастаться на всю страну: мол, на сессии Генассамблеи ООН в Нью-Йорке ко мне подошел сам президент Буш и лично познакомил с самим министром иностранных дел России Ивановым! С другой стороны, часто Вике-Фрайберга говорит такое, что не знаешь, то ли плакать, то ли смеяться. “Сталин помог союзникам победить Гитлера!” — безапелляционно заявила недавно латвийский президент. Так что ее вызвавшие скандал слова про “воблу, водку и советских ветеранов” были не исключением, а скорее правилом.

Еще один показательный штрих. Мадам президент бегло говорит на пяти европейских языках. Но родной для почти половины населения Латвии русский она выучить так и не удосужилась. Хотя сделать это Вике-Фрайберга публично пообещала аж шесть лет тому назад.

В журналистских кругах Риги мадам Вайру ласково называют “бабкой” и считают довольно стервозной, не знающей нюансов современной латвийской жизни и нетерпимой к чужому мнению особой. Но популярность президента среди латышей огромна. Более того, ее манера поведения полностью соответствует менталитету местного политического класса.

“Латвийским политикам свойственно хуторское мышление. Есть Латвия, а вокруг нее вертится весь земной шар!” — честно говоря, сначала я не поверил давшему подобную оценку местному коллеге. Но мой визит в рижский президентский замок тут же доказал, что он весьма близок к истине. “Вы не читаете по-латышски?” — с искренним интересом осведомился у меня советник президента Латвии по истории.

Еще одна характерная особенность “хуторского мышления” рижского политбомонда — это крайняя степень глухоты к чувствам других. “Высказывания президента по поводу воблы и водки я считаю нетактичными, — сказал мне директор местного института по изучению России Карлис Даукштс. — Вы говорите, что здесь более уместно слово “оскорбление”? Не согласен! Что она должна была сказать: коньяк? Или русские не любят воблу? Кстати, а вы в курсе, что это Сталин начал спаивать ветеранов?”

Зато малейшие уколы в свой адрес в латвийском истеблишменте воспринимают по-детски болезненно. “Это в России нас оскорбляют, — начал горячиться почтенный профессор Даукштс. — На куче ваших сайтов нашего президента обзывают воблой. Вы говорите, что Путин латышей не оскорблял? Неправда, еще как оскорблял! Он назвал нас неевропейцами!”

Впрочем, женатый на русской бывший преподаватель обществоведения Даукштс — это еще лучший представитель рижского политбомонда. Большинство латышских слуг народа искренне не могут понять: чего это, мол, русские привязались к невинным словам президента?

Написанная в том числе президентским советником Антонийсом Зундой “История Латвии в ХХ веке” вызвала грандиозный скандал. Прямо в Освенциме Вайра Вике-Фрайберга подарила Путину эту книгу, где под изображением нацистского лагеря в Саласпилсе значится “воспитательно-трудовой лагерь”.

Но во время нашей встречи г-н Зунда был очень доволен собой: “Я думаю, что наша книга — одна из лучших работ обобщающего характера... Она дает реалистичную картину того, что, как и почему происходило в Латвии. Ну, конечно, в книге есть и недостатки. Согласно моим московским коллегам, там очень мало написано про латвийское кино и Раймонда Паулса”.

После этого у президентского советника, правда, хватило смекалки заявить, что “в книге нет ни одного положительного слова про нацизм”. Но затем его вновь понесло: “В советский период был создан миф, что Саласпилс — это лагерь смерти, типа Освенцима. Это не так. Это оскорбление жертв Освенцима! В Саласпилсе не было газовых камер и цели убивать людей! Здесь погибло не более двух тысяч человек!”

Впрочем, автор книги для взрослых г-н Зунда просто ангел по сравнению с теми местными “учеными”, кто пишет школьные учебники. Вот, например, посвященная местному легиону СС цитата из учебника истории: “Немецкое командование не доверяло латышским офицерам и нарушило свои обещания, назначив на высшие командные должности немцев. Латышские воины, однако, сражались храбро, они верили, что свобода Латвии будет восстановлена”.

Но даже этот перл историков Курловича и Томашуна бледнеет на фоне заявления, которое мне сделал председатель международного комитета сейма Латвии Александр Кирштейнс: “А что, собственно, можно праздновать 9 Мая? Годовщину изнасилования Красной армией двух миллионов женщин в Европе?” А вот как г-н Кирштейнс обосновал необходимость отъезда в Россию значительной части русскоязычного населения Латвии: “После окончания нацистской оккупации Голландии оттуда депортировали даже приехавших при немцах монашек!” Любопытно, что согласно публичным заявлениям коллег г-на Кирштейнса по сейму настоящая фамилия его отца звучит как Сливкин.

Триумф дворничих

“Во времена “поющей революции” в Латвии в начале 90-х годов лозунгами были “За нашу и вашу свободу” и “Латвия — наш общий дом”. Большая часть русскоязычного населения проголосовала тогда за независимость Латвии. А затем Верховный совет взял да лишил гражданства значительную часть своих избирателей!” — сказал мне лидер фракции сейма “За права человека в единой Латвии” (“Запчел”) Якоб Плинер.

Ясно, что Латвия ни при каком раскладе не могла полностью избежать проблем со своим русскоязычным населением. К концу советского правления число латышей в стране составляло лишь около 53%. И по-человечески можно понять их страх оказаться в меньшинстве на своей родной земле. Но логичнее было пытаться решить проблему, протянув руку русскоязычному населению. Однако в реальности ставка была сделана не на убеждение, а на подавление.

“Они не хотят, чтобы наши дети знали латышский язык. Они хотят, чтобы они знали свое место!” — так педагог по профессии Якоб Плинер охарактеризовал решение власти перевести обучение во всех школах исключительно на латышский язык. Спорить о том, кто чего хотел — дело бесперспективное. Но результат усилий официальной Риги оказался действительно плачевным.

“Раньше материал можно было пройти за пять уроков. Теперь на него приходится тратить десять, — рассказала мне классная руководительница 12-го класса в Юрмале Жанна Купчик. — Моя дочь учится в 9-м классе. Но никто из ее одноклассников не может решить задачи даже за 4-й. На уроках математики они ведь занимаются не ею, а латышским языком. Я согласна: если ты живешь в Латвии, ты должен знать латышский. Но ведь наладить нормальное обучение латышскому языку никто не старается. Детей просто превращают в маргиналов!” Неудивительно, что на демонстрации протеста сегодня выходят десятки тысяч русских школьников.

У взрослых русских — свои заморочки. Если не считать бывших советских военных и сотрудников спецслужб, местным русским для получения гражданства достаточно сдать сравнительно несложный языковой экзамен. Проблема в том, что само по себе гражданство дает далеко не все. Для занятия должностей на госслужбе необходимо пройти через горнило дополнительных языковых экзаменов. Причем, по словам спецов, экзамены на высшую категорию владения языком неспособны сдать даже филологи-латыши.

Впрочем, латышу вовсе не обязательно “уродовать себя” образованием. Языковая инспекторша, которая недавно экзаменовала Жанну Купчик на знание латышского, в советское время работала дворничихой. Один из недавних министров образования сумел одолеть в университете всего два курса!

Есть один важный нюанс. Латвия — это не Эстония, где профессия политика считается одной из самых презираемых. “Латвия — чиновничья страна, — рассказывает бизнесмен Владимир. — Зарплаты в госаппарате гораздо выше, чем в частном секторе. Даже многие чиновники средней руки получают около тысячи латов (две тысячи долларов). К этому надо прибавить неформальные поборы с бизнеса. Кстати, чиновники в своей массе сплошь латыши, а многие бизнесмены — русские”.

Неудивительно, что Латвия не может похвастаться особыми экономическими успехами. Бывший всесоюзный курорт Юрмала, например, производит сейчас диковатое впечатление. В отличие, например, от литовской Паланги, туристическая индустрия здесь фактически умерла. Пейзаж оживляют лишь новехонькие особняки неких русских магнатов из Москвы. “Национальный вопрос разрушительно действует на бизнес, — комментирует это зрелище бизнесмен Владимир. — Латыши думают, как навредить русским, и наоборот. А народ уезжает — в Европу, в Россию... У нас уже стало рабочих рук не хватать!”

Радикалы атакуют

“Я шла по улице в Риге. И вдруг на меня набросилась старушка-латышка и с криком “девочка из газеты!” стала избивать меня палкой”, — рассказала мне активистка штаба защиты русских школ, 19-летняя студентка Кира Савченко.

В сегодняшней Латвии подобные случаи становятся все более типичными. Дочь-студентка одного из моих собеседников посмела обратиться к профессору университета на русском. Ученый муж схватил ее и вышвырнул за дверь! (Надо отдать должное Латвии: любителя распускать руки уволили.) Есть и примеры противоположного рода. В “русском” городе Даугавпилсе нескольких посетителей кафе недавно жестоко избили. Причина: несчастные посмели разговаривать по-латышски.

Самое опасное, что приверженцев “философии кота Леопольда” в политкругах Латвии становится все меньше и меньше. “Умеренным политиком сегодня быть невыгодно, — сказал мне депутат сейма Андрей Клементьев. — Голосуют только за радикалов с обеих сторон”.

В результате среди латышских политиков популярны деятели типа Кирштейнса или Петериса Табунса. В советское время этот член КПСС вел парады и демонстрации в честь 7 ноября. А сегодня он последними словами костерит “подзадержавшихся в Латвии оккупантов”.

Ну а среди русских политиков все большим авторитетом пользуется, например, любитель кикбоксинга Юрий Петропавловский. “Латышский язык — это тупик. Я против его обязательного изучения! — сказал мне этот фактический организатор многотысячных демонстраций русских школьников. — Мы не собираемся вариться в тухлой бочке с килькой, в которой живут наши латышские земляки! Мы требуем признания Латвии двухобщинным государством. И мы добьемся своего. Мы не плачем и не играем на балалайке, а действуем беспощадно”. Интересно, что про Россию Петропавловский высказался тоже не слишком лестно: “Это конченая страна, утратившая даже роль региональной державы. Теперь столица нашей родины — Брюссель!” Ну и еще один показательный факт. И сам народный трибун, и его дети латышский знают в совершенстве.

Некоторые лидеры “латвийских русских” в разговорах со мной высказывались даже более жестко: “Если надо, мы пойдем на насилие и сядем в тюрьму!” К чести г-на Петропавловского, пока он делает все возможное, чтобы не допустить насилия. Но всегда ли подобные усилия будут увенчиваться успехом? “16 марта во время демонстрации ветеранов легиона СС ситуация была очень близка к кровопролитию, — считает депутат сейма Андрей Клементьев. — Нельзя исключить, что в будущем будет хуже!”

Дай денег, Россия!

Можно ли громко кричать “чемодан—вокзал—Россия” и при этом получать деньги от той же России? В Латвии можно. В политической Риге о финансировании российским бизнесом латышских националистических партий говорят как об общеизвестном факте.

Отчаянный пилот-любитель, экс-премьер Эйнар Репше — жутко большой патриот Латвии. В свою бытность главой правительства он даже в чисто русском регионе Латгалия, где по-латышски никто не понимает, говорил исключительно на государственном языке. Но до самого недавнего времени его партия “Новое время”, согласно упорным слухам, была крайне близка к ЮКОСу. Представители постоянно входящей в правительство “Первой партии” (в просторечии “Партии священников”) — большие ловкачи. Предвыборную агитацию они ведут в церквях всех конфессий, включая православную. Но при этом никогда не упускают случая лягнуть “оккупантов”. Однако это не мешает им пользоваться благосклонностью не последнего человека в нашем нефтебизнесе, посла в Риге Калюжного. Кроме того, по слухам, “священники” связаны с группировками “правильных пацанов” в нескольких российских городах. Ну а “Народная партия” экс-премьера Андриса Шкеле дружит с некоторыми российскими спиртовыми королями.

Наш бизнес так себя ведет, конечно, вовсе не из-за своего “антипатриотизма”. Просто отвратительные официальные отношения между Москвой и Ригой для многих крайне выгодны с финансовой точки зрения. Взять, например, ситуацию на российско-латвийской границе. Сегодня граница напоминает проходной двор. Говорят, посетившая ее недавно Вайра Вике-Фрайберга едва не упала в обморок и мрачно заявила: “Псковская воздушно-десантная дивизия может дойти почти до Риги, а мы об этом даже не узнаем!” Через границу бурным потоком идет контрабанда — спирт, нефтепродукты и даже оружие. Но если между Москвой и Ригой будет заключен договор о границе, то на пропускных пунктах вскоре появятся контролеры из Евросоюза. И сказочно выгодный бизнес быстро накроется.

Огромное количество российских бизнесменов предпочитает держать свои деньги в латвийских банках. И большая часть этих денег имеет не совсем чистое происхождение. В нашем МВД Латвию называют гигантской “прачечной” по отмыву капиталов. Ненависть между властями Москвы и Риги гарантирует, что до этих денег никогда не дотянется рука российского правосудия.

* * *

Нет сомнения, что в минувшем веке Кремль причинил Латвии много зла. Но это не значит, что на стороне затеявших сейчас войну с частью собственного населения латышских националистических политиков моральная правота. “Я специально пошел в технический вуз, чтобы не изучать марксизм-ленинизм!” — с гордостью сказал мне председатель международного комитета сейма Кирштейнс. После моих расспросов, правда, выяснилось, что изучать марксизм-ленинизм Кирштейнсу все же пришлось. Но преподаватели неизменно оценивали его знания на “трояк”.

Но, видимо, эти почтенные советские педагоги были не совсем правы. Ведь, несмотря на свою ненависть к “коммунистам и оккупантам”, Кирштейнс и его коллеги — это типичные большевики. Они используют те же термины, что и инквизиторы из сталинского НКВД: “антигосударственная деятельность”, “нелояльные жители”. Мыслят они теми же категориями, типа коллективной вины народов. Одним словом, если латвийские политики хотят построить у себя в стране модернизированный вариант диктатуры, они выбрали совершенно правильный путь.

“Мы же не учим Путина, как мочить чеченцев в сортире! Оставьте нас в покое!” — сказал мне на прощание Александр Кирштейнс. Увы, но реальные возможности России повлиять на ситуацию в Латвии весьма скромны. Как уже писал “МК”, гневные публичные протесты Кремля бесполезны или даже контрпродуктивны. В теории свое веское слово мог бы сказать наш бизнес. В ближайший уик-энд почти вся российская экономическая элита соберется под одной крышей — в зале заседаний российского экономического форума в Лондоне. Наши магнаты могли бы без особого шума принять решение: отныне спонсируем латышских националистов на совсем других условиях. Но это из области ненаучной фантастики. В Лондоне наши бизнесмены будут заниматься исключительно своими делами.

Остается надеяться, что Латвию приструнят ее новые братья по Евросоюзу. Ввел же ЕС несколько лет тому назад санкции против Австрии! До подобных шагов в отношении Риги еще, конечно, далеко. Но раздражение начинает накапливаться. “Латвия — это фашистское государство... Если оно не изменится, у него нет будущего!” — по данным источников “МК”, такие слова в частной беседе произнес недавно комиссар Совета Европы по правам человека Альваро Хиль-Роблес. Главное, чтобы европейцы не опоздали со своими братскими внушениями. Ведь в этом случае на окраине ЕС вполне может вспыхнуть латвийская драка — бессмысленная и беспощадная.



Партнеры