Россия на счетчике

Александр Вешняков: “Не слишком ли много случайностей?”

7 апреля 2005 в 00:00, просмотров: 160

Выборы и революция — на постсоветском пространстве эти события уже трижды проходили в неразрывной связке. После Грузии, Украины и Киргизии точка не поставлена. Стоит многоточие.

2007—2008 годы — парламентские и президентские выборы в России. Если попытка свергнуть власть с помощью очередной цветной революции будет предпринята в нашей стране, то первым органом, в чей адрес полетят обвинения в фальсификации итогов выборов, станет ЦИК.

Готовятся ли там к подобному развитию событий?

Об этом и о многом другом — глава ЦИК Александр ВЕШНЯКОВ в интервью “МК”.


— Все революции на постсоветском пространстве были привязаны к выборам. Насколько, по-вашему, велика вероятность, что в 2007 или 2008 годах попытки добиться смены власти революционным путем будут предприняты в нашей стране?

— Попытки, возможно, будут, но для реализации их не вижу пока никаких серьезных предпосылок.

— А видите ли вы сегодня силы, которые могут предпринять подобные попытки?

— Я не хотел бы отвечать на этот вопрос.

— И все-таки?

— Эти силы сегодня есть.

— Вы — человек, вхожий в коридоры власти. Известно ли вам, насколько обеспокоен Кремль угрозой возможной революции?

— Я думаю, это нормальная реакция — анализировать то, что происходит в других странах, учиться на чужих ошибках и ни в коем случае не допускать, чтобы подобное происходило в нашем государстве.

— А вы учитесь на чужих ошибках? Извлекли для себя уроки из ошибок ЦИКов Грузии, Украины, Киргизии?

— Уроков несколько. Вот некоторые из них. Первое — в законодательстве не должно быть норм, провоцирующих споры, искусственно отсекающих граждан от участия в выборах. Как, например, норма в законе Киргизии, которая гласит: если человек в течение пяти лет не проживал на территории страны, то у него нет права регистрироваться кандидатом в депутаты парламента. Очень странно получается... А если человек был послом, отстаивал интересы государства в других странах? Потом вернулся на родину, а ему говорят: ты не имеешь права претендовать на мандат... Так вот, надо, чтобы у нас подобных несуразных норм не было.

Дальше — очень серьезная работа должна быть по регистрации избирателей. Именно из-за серьезных проблем со списками провоцировалась ситуация и в Грузии, и в Украине. Кроме того, должна быть четкая работа по исполнению законов со стороны избирательных комиссий (а в них работает около одного миллиона человек), и должны быть оперативность и объективность в разрешении различных споров — тогда не будет поводов для раскручивания действий улицы против власти. И, конечно, должен быть эффективный контроль общества за организацией голосования и подведением его итогов. Нужно доверие общества.

— В Украине, помнится, итоги первого тура не оглашались десять дней. Наверняка главе ЦИК поступила соответствующая команда из администрации Кучмы. А представьте, что вам позвонит президент и попросит повременить с обнародованием итогов. И как в таком случае быть?

— Я работал с двумя президентами (при этом с Борисом Николаевичем был в очень непростых отношениях), но ни один из них никогда себе такого не позволял. И уверен, что президент нашей страны никогда такого и не позволит.

— Ну а вдруг?

— Ну а если уж позволит, то в данном случае нужно иметь позицию. Потому что в итоге за все придется отвечать избирательному органу, его руководителю, как это мы и видим сейчас в Украине.

Кстати, вы что, думаете, не было желающих поставить под сомнение результаты последних президентских выборов в России? Я вам назову цепочку событий, а вы поразмышляйте. Мы заявили, что в день голосования каждый час, начиная с девяти вечера, будем обнародовать результаты. И кроме этого пообещали, что журналисты увидят нечто новое: так называемый компьютерный счетчик. Как только к нам поступают данные с избирательных участков (а их у нас 95 тысяч), они тут же отражаются на табло и меняются практически каждую минуту — по мере поступления новой информации. То есть все происходит на ваших глазах. А какие шаги предпринимались, чтобы вы этого не увидели?

Первое — за несколько минут до девяти вечера мы получили телефонный звонок с угрозой, что здание ЦИК заминировано. Мы заранее предполагали, что подобные провокации могут иметь место. Если бы мы к этому не готовились, то были бы вынуждены сказать 1200 журналистам: вы должны на некоторое время покинуть здание, потому что его нужно проверить. Но мы были уверены, что бомбы быть не может! Кроме того, именно на это время пришелся пик атак на наш сайт в Интернете, в том числе с территорий иностранных государств. Ну, и третье событие, которое тоже совпало по времени: пожар в Манеже.

— В Манеже не выявлено следов поджога. Или у вас другая информация?

— А не слишком ли много случайностей для этого дня? Представьте, например, как это было “хорошо” для подачи — вот, мол, посмотрите, что происходит в Москве. Вместо обещанной открытой и оперативной информации о предварительных итогах выборов ее скрывают, а Кремль весь в огне и дыму.

* * *

— Вот уже несколько месяцев Дума не может приступить ко второму чтению закона о переходе на пропорциональную систему выборов ( только по партспискам. - Н.Г.). В чем причина задержки? Идет жесткая борьба за поправки?

— Да. Закон затрагивает интересы значительной части депутатов, особенно одномандатников, а их 225. А каждый депутат имеет свои интересы и свое видение перспективы сохранения себя во власти. Так что к этому закону всегда было пристальное внимание.

— Одно из самых принципиальных разногласий между ЦИК и “Единой Россией” заключается в следующем: чтобы избежать повторения ситуации 2003 года, когда в списках партии власти на первых местах оказались три десятка губернаторов, а после выборов они отказались от мандатов, вы предлагаете внести в закон поправку — если такой депутат отказывается от мандата без вынуждающих обстоятельств, то мандат отдается другой партии. “Единороссы” же настаивают, чтобы все осталось по-прежнему. Чем, по-вашему, это объясняется?

— Спросите у них.

— Уверена, что у вас есть собственное мнение на этот счет...

— Норма, о которой мы ведем спор, как раз относится к несуразностям избирательного законодательства, которых не должно быть. Хотя, с другой стороны, надо отдать должное “Единой России”: поддерживая введение пропорциональной системы выборов, она делает довольно смелый и мужественный шаг. Потому что эта система не совсем ей выгодна. И, пытаясь сохранить норму, о которой мы говорим, “Единая Россия” надеется минимизировать последствия в потере депутатских мест, которые получает при новой системе. Может быть, это одно из объяснений.

— А вам не кажется, что дело в другом: в “Единой России” нет ярких лиц, поэтому появление в ее списках губернаторов позволяет сделать эту серую партийную массу более привлекательной в глазах избирателей?

— Надо иметь в виду: когда есть правовая норма, которая позволяет безнаказанно отказываться от мандата, то это не стимулирует партию на поиск других форм завоевания симпатий избирателей. А когда отказ от мандата предполагает санкции, то партия обязана считаться с этой нормой и настраивать себя на совершенно иную работу. То, что мы предлагаем, мобилизует партии прежде всего на политическую деятельность, а не на административные методы завоевания голосов. Нашей историей доказано: партии, живущие за счет административного ресурса, недолговечны.

— Вам, конечно же, известно, кто в Кремле поддерживает “Единую Россию” в стремлении заблокировать принятие вашей поправки?

— Мне много чего известно, но это же не значит, что я должен все говорить. И вообще, это текст проекта закона, принятый в первом чтении и внесенный Президентом РФ.

— По вашим прогнозам, партия власти в итоге проголосует за ваше предложение или нет?

— В отношении этой позиции у меня особого оптимизма не имеется. Но даже если она не сохранится в том виде, в котором мы предлагаем, я не думаю, что технология с включением губернаторов в избирательные списки будет применена в том же виде, в котором применялась в 2003 году. Во всяком случае, она вряд ли даст такой же эффект. В одну реку нельзя войти дважды. Что же касается других норм, которые хотят поправить, то в их числе есть те, которые мы — я уже убежден — точно отстоим.

— И какие же?

— Например, связанная с тем, что обязательно должен быть предел величины избирательного фонда (сам фонд, кстати, увеличится с 250 млн. руб. до 400 млн. руб.). Обязательно будет ответственность за превышение размера избирательного фонда — кроме уголовной еще и снятие с регистрации. Ведь вспомните, какие звучали предложения: сделать избирательный фонд “безразмерным” и отменить ответственность за его превышение, использование нелегальных средств. Это что же предлагается?! Подталкивание к тому, чтобы деньги, в том числе и криминальные, решали все на выборах.

Еще одна возмутительная поправка, которая предлагалась: отменить обязанность кандидатов подавать сведения о доходах и имуществе. Полагаю, мы добьемся, чтобы она не прошла. Или вот другое предложение, которое гласит: бесплатное эфирное время на государственных теле- и радиоканалах не допускает дебатов, оно предназначено только для рекламных роликов.

— Я так полагаю, это была идея “единороссов”, которые во время прошлых выборов дебаты саботировали?

— Не хочу персонифицировать. Тем более что это предложение даже не стало оформляться как поправка. Еще из того, что предлагалось, и, думаю, будет предлагаться снова, — под благовидным предлогом сделать протокол участковой комиссии из двух частей. Первая часть — это те графы, где распределяются голоса, а вторая — вспомогательная. Там и данные по голосованию по открепительным удостоверениям, и сколько человек проголосовали досрочно... Авторы обосновывают свое предложение тем, что это поможет быстрее оформлять итоги голосования. Но возникают вопросы. Во-первых, всем понятно: если заполняются два документа — это уже больше ошибок. И второе: ну хорошо, заполнил ты первую часть. А потом что, все остальное под нее подгоняешь? Может быть, именно эту технологию кто-то хочет протолкнуть? А кто ее автор, вы увидите в ближайшее время.

— А какой, на ваш взгляд, будет судьба инициативы, которая дает избирателям возможность отзывать депутата, и нормы, обязывающей партии включать в избирательные списки не менее 30% лиц одного пола?

— Эти нормы содержатся в другом пакете поправок, который будет рассматриваться позднее. У обоих предложений очень много противников, и у меня большие сомнения, что они будут приняты. Примут скорее всего другую поправку: если депутат переходит в иную фракцию, то это является основанием для досрочного прекращения его полномочий. В то же время члены фракции не должны иметь возможность исключать своих коллег из депутатов за инакомыслие.




Партнеры