Московские собаки прижились в Марселе

Марк Розовский в свой день рождения оказался в камере

7 апреля 2005 в 00:00, просмотров: 193

В Марселе третью неделю идет фестиваль русского искусства. Программу кинофильмов о войне (“Летят журавли”, “Кукушка” и др.) сменила театральная.

Наибольший успех пока имеет московский театр “У Никитских ворот” со спектаклем “Собаки”, к которому прониклись не только люди.


Во всяком случае, на пресс-конференции за 2 дня до того, как “Собаки” вышли на сцену, среди журналистов гуляло несколько собак.

— Марсельские собаки пришли посмотреть на московских собратьев? — спрашиваю я у служащих театра “Турски”, где проходит фестиваль.

— Да нет, — отвечают, — у нас так принято: многие журналисты берут своих собак на мероприятия.

Четыре псины, преимущественно холеные дворняжки, ведут себя чинно, не лают, не клянчат корм, не подают голос. Напротив — внимательно выслушивают от Марка Розовского и артистов грустную историю про собачью жизнь (повесть Константина Сергиенко, адаптированная Верой Копыловой) и не в пример своим обученным хозяевам не задают заумных вопросов. Чего спрашивать — ясно же, что жизнь собачья у всех. До начала спектакля остается два дня.

За это время московская стая, то есть артисты Марка Розовского, успели восхитить марсельцев. На глазах гуляющей публики в шарфах и легких куртках они залезли в море — а вода не больше 15 градусов. Но золотая скульптура Богоматери (покрытая 29 тысячами листов чистого золота) спокойно взирала с высоты горы: за несколько веков она и не такое в Марселе, этом беспутном и прекрасном городе, видела.

Нынешний фестиваль — десятый по счету, и десять лет он держится на плечах двух энтузиастов, представляющих собой любопытный дуэт. Русский князь Георгий Андгуладзе — сын белоэмигрантов, и Ришар Мартен — коренной марселец, вылитый наш Слава Полунин. Он хотя и не брат ему по крови, но такой же большой оригинал. Вот лишь один факт из его биографии — когда пару лет назад власти Марселя заявили, что прекратят финансирование фестиваля, Ришар повис на веревке вниз головой на театре “Турски” и провисел так несколько часов, пока не приехали пожарные, а чиновники не отменили свое решение.

А фестиваль этот очень важный. Во-первых, он — самый первый на южном побережье Франции, только потом появились пафосный Канн и скромная Ницца. А во-вторых, он показывает для французов не только главные образцы отечественной культуры, но наряду с большими театрами открывает и интересные маленькие театры, как в столице, так и в провинции. Здесь уже побывали спектакли театра “На Покровке” (кстати, он был первый), “Модерна”, Малого театра, новосибирского “Глобуса”, питерского Ленсовета, а также трупп из Липецка, Орла и других российских городов... Нынешний фестиваль открыл спектакль талантливого молодого кукольника Андрея Денникова “Волшебная флейта” театра Образцова, и вот, наконец, “Собаки” от “Никитских ворот”. Это вариант горьковского “На дне”, только с собачьей стаей, в которой всё и все как у людей — сомневающиеся интеллигенты, лидер с амбициями, убогие инвалиды, дети и пенсионеры. Надо сказать, что, перейдя с маленькой сцены столицы на большую (зал на 700 мест) в Марселе, спектакль приобрел тот объем, что не дает крохотное пространство. Режиссер волнуется, и, надо сказать, есть основание: ведь текст — не простой для восприятия, поэтичный. Он проецируется на экран, и французская публика не всегда успевает читать и соотносить с отличной игрой артистов — Андрея Молоткова, Юрия Голубцова, Юлии Бружайте, Владимира Давиденко, Сергея Шолоха, Ирины Морозовой. Неизменно пользуется успехом Ольга Лебедева с крохотным, почти бессловесным эпизодом. Не говоря уже о двух великолепных музыкантах — Валентине Ломаченковой (скрипка) и Викторе Глазунове (гитара), которые выступают в спектакле музыкальными комментаторами. Кстати, о музыке.

Трагичность содержания подчеркивают проникновенные мелодии и песни, которые сопровождают все собачье действие.

— Мы специально искали песни уличные, взяли что-то из репертуара Майка Науменко, что-то написали сами, и получилась достаточно оригинальная композиция, — говорит мне Марк Розовский.

Состав публики за рубежом легко определить по реакциям. Если смех и аплодисменты на слове “водка” или, скажем, вопросе о японских островах — значит, в зале больше наших. На “Собаках” в первый день преобладали в основном французы, привыкшие каждый год получать порцию русского искусства. Во второй день пришли в основном соотечественники, а в третий, в воскресный, спектакль собрал много французских школьников и специалистов по театру. Среди последних — директор Национальной сцены Волонсьена в Бельгии Лев Богдан с супругой — бывшей актрисой Театра Российской армии Татьяной Степанченко.

В Марселе Марк Розовский отметил свой день рождения. Нашел для этого весьма своеобразное местечко — замок Иф, куда благодаря литературному вымыслу Дюма-отца был заключен будущий граф Монте-Кристо. Хотя литературный герой не сидел в этой весьма живописной островной тюрьме, тем не менее камера его в замке Иф имеется. И даже оборудована телевизором, где идут киноверсии знаменитого бестселлера — всего их было, начиная с 1907 года, 23.

— Это лучшая из тюрем, которую я видел, — так прокомментировал Марк Розовский увиденное. Это заявление — не шутка и не стеб, а вполне авторитетное суждение человека, который два года работал в государственной комиссии по помилованию.

— Мы объездили в России огромное количество тюрем. Видели самое страшное. Никогда не забуду тюрьму под Благовещенском. Там содержали три тысячи наркоманов...

И погрустнел, хотя в этот день у него был день рождения. Который после последнего спектакля труппа широко отметила в типичном русском доме, если судить по обильному столу и интерьерам, князя Андгуладзе.




Партнеры