Из огурца огонь не вспыхнет

В Таджикистане на полигоне “Поле ишаков” прошли учения “Рубеж-2005”

8 апреля 2005 в 00:00, просмотров: 224

В среду на полигоне “Поле ишаков” (по-таджикски Эшакмайдон) прошла заключительная фаза совместных командно-штабных учений “Рубеж-2005”, в которой участвовали подразделения государств — членов Организации Договора о коллективной безопасности — России, Таджикистана, Казахстана и Киргизии. Вместе с министрами обороны стран — членов ОДКБ за учениями наблюдал корреспондент “МК”.


В самолете Минобороны, вылетевшем в минувший вторник в Душанбе, журналистам сразу роздали пресс-релиз, содержащий полезные сведения о Таджикистане, его руководителях и учениях “Рубеж-2005”. Из пресс-релиза можно было, в частности, узнать, что в годы войны 51 таджик удостоился звания Героя Советского Союза, у таджиков был свой Иван Сусанин — пастух Ширак, а еще есть такая таджикская народная поговорка: “Огонь не вспыхнет из огурца”.

Ознакомившись с пресс-релизом, журналисты почувствовали себя уже достаточно подготовленными к освещению учений “Рубеж-2005”. Тем не менее министр Иванов пожелал дать дополнительные комментарии и пригласил их в свой салон на брифинг. “Вопреки огульным утверждениям некоторых изданий эти учения никак не связаны с событиями в Киргизии и внутриполитической ситуацией в среднеазиатских государствах, — сказал он. — Учения были запланированы еще в августе. В них задействованы силы, которые используются, когда крупные банды проникают в Таджикистан извне”.

Из душанбинского аэропорта российская делегация отправилась в правительственную резиденцию, где министр Иванов провел встречи с президентом Таджикистана Эмомали Рахмоновым и министром обороны Шерали Хайруллоевым. Все три часа, пока они встречались, в Душанбе шел проливной, холодный дождь, но принимающая сторона не сочла возможным предложить российской делегации укрыться под крышей. Генералы и журналисты, одетые для гораздо более ласковой погоды, утирая сопли, мокли и мерзли перед крыльцом особняка, где шли переговоры. Лишь командующий Приволжско-Уральским округом генерал Болдырев сохранял величественный вид. Он плавно гулял по дорожкам, а за ним семенил маленький полковник, держа над генералом черный зонт, и карикатурный вид этой парочки отчасти поднимал настроение.

Спустя три часа на крылечко вышли министры Иванов и Хайруллоев и сделали то, что все так долго и мучительно ждали: сообщили, что президент Рахмонов “дал новый стимул” сотрудничеству, а учения “Рубеж-2005” хорошо подготовлены, и завтра пройдет их заключительная стадия.

На этом министр Хайруллоев завершил общение с прессой: “Если вам нас не жалко, хоть себя пожалейте”, — сказал он, намекая на дождь, брызги которого, видимо, залетали под навес. Для насмерть замерзших журналистов, стоявших по колено в воде, его слова прозвучали как откровенное издевательство. Но он, конечно, этого не заметил.

Чтоб на следующий день попасть на полигон к началу учений, следовало выехать из Душанбе в четыре часа утра. Сначала три часа на автобусе, а потом еще час на ГАЗ-66 по пустынной грунтовой дороге, где только грифы лениво поворачивали головы нам вслед.

В восемь утра мы уже были на Поле ишаков. Учения начинались в 11.00.

Погода стояла ужасная — холод, тучи и сильнейший ветер “афганец”, круживший над полигоном тучи пыли. Укрыться и согреться здесь, разумеется, тоже было негде. Огонь не вспыхнет из огурца.

К половине одиннадцатого на полигон стали прибывать высокие гости. Российская делегация за ночь обзавелась зимними бушлатами и теперь чувствовала себя более уверенно. Но “афганец” продолжал бушевать. Расстеленные на командном пункте ковровые дорожки поднимались, окутывая наблюдателей, красно-зеленый тряпичный полог над смотровой площадкой разорвало в клочья, а три здоровенных офицера с трудом удерживали перед гостями “Замысел операции”, изображенный стрелками на фанерном щите.

Тем не менее учения прошли по сценарию — всего за 70 минут коварный враг был разбит и уничтожен тремя тысячами единиц личного состава, сотней танков и десятками летательных аппаратов. Имели место “бой пограничной заставы с душманами, отражение атаки прорвавшейся группировки, совместные действия по нанесению поражения и действия тактического воздушного десанта”. Гладкость постановки нарушил только один танк, разместившийся под смотровой площадкой. Он почему-то решил стрелять в окоп, где сидел боец с гранатометом. Снаряд, к счастью, пронесся у него над головой, но волной разрушило бруствер, и через пару секунд бойцы поползли из поднявшейся пыли — очень быстро, как тараканы.

— Эти учения чем-то отличаются от учений в германской армии? — поинтересовалась я у немецкого офицера, приглашенного на Поле ишаков в качестве международного наблюдателя.

— У нас вообще не бывает таких учений, — улыбнулся он. — На ваших учениях все расписано заранее, и каждый знает свою роль. Все известно: откуда прилетят самолеты, где высадится десант. А у нас это неизвестно. Все зависит от командира. Он получает задачу и решает ее так, как считает нужным. Высшее командование наблюдает и отмечает ошибки. Потом их все вместе разбирают. Это мы называем — учения.

— Нет, наши учения — это спектакль, — объяснила я. — Сложная, дорогостоящая постановка с множеством участников, которую месяц репетируют прежде, чем показать начальству. Наши учения — это учения военно-театральных режиссеров.

— Это не я сказал. Это вы сказали, — засмеялся немецкий наблюдатель.

“Афганец” стал стихать, когда учения уже завершились, и началась пресс-конференция. “Мне эти учения понравились тем, что их сценарий был продуманным”, — сразу отметил министр Иванов. Журналисты попытались выяснить, сколько же на них ушло денег. Иванов сказал, что российская сторона потратила немного — около 1 млн. рублей. Премьер-министр Таджикистана дал более конкретный ответ: “В пределах тех средств, которые предусмотрены ежегодно на проведение подобных учений”, а министр обороны Хайруллоев добавил: “Мы не можем сидеть и считать копейки, когда речь идет о безопасности”.

Пресс-конференция ему явно не нравилась, потому что вопросы задавали министру Иванову, а ему не задавали. “Погода портится, — сказал министр Хайруллоев, решив, видимо, положить конец этому безобразию. — А нам еще вниз надо”.

И тогда все встали и пошли вниз — в лагерь. Награждать героев учений телевизорами и ковровыми изделиями, а потом — обедать. Потому что война войной, а кушать тоже надо. Огонь не вспыхнет из огурца.




Партнеры