В России все по-брежнему...

Орехово-зуевских ткачих заставили вспомнить про КПСС

8 апреля 2005 в 00:00, просмотров: 995

Когда мы говорим, что пенсию нужно заработать, то наивно полагаем, что к выходу на заслуженный отдых за плечами необходимо иметь 25 или более лет трудового стажа. Тогда можно спокойно нянчить внуков и знать, что на старости лет Родина-мать не даст помереть голодной смертью.

Но такое идеальное правило действует не везде. В Орехове-Зуеве пенсионерам нужно доказать государству, что все эти годы (25 или более лет) от рассвета и до заката они не лодырничали и не тунеядствовали. Архив их трудовых подвигов временно… исчез! А поскольку в нашей стране нет ничего более постоянного, чем временное, то ветераны производства уходят на пенсию с минимальной оплатой — 900 руб. в месяц.

— На хлопчатобумажном комбинате я проработала 33 года, с 15 лет, — говорит Валентина Башлыкова, бывшая нормировщица крутильно-ниточной фабрики. — В мае мне на пенсию, а сведений о моей зарплате на Орехово-Зуевском ХБК нет: архив предприятия исчез неизвестно куда. Если до мая не получу справку из архива, мне начислят минимальную пенсию — 950 руб. А я должна получать около 2 тыс. За что же всю жизнь вкалывала как проклятая?!

Городским властям вообще и мэру Кудинову в частности проблемы пенсионеров до лампочки. Социальные невзгоды женщины стараются решить собственными силами. Инициативная Валентина Башлыкова в городской газете дала объявление. Что, мол, те, кто не может оформить пенсию из-за потери архива, пускай звонят ей домой, они объединятся — и, чтоб не пропасть поодиночке, вместе будут добиваться справедливости.

Откликнулось около... 20 тыс. человек! Ореховский хлопчатобумажный комбинат — предприятие градообразующее, когда-то (когда местный текстиль гремел на всю страну!) там трудилось 30 тыс. человек. Каждый из них (кто раньше, кто позже) пойдет на пенсию. А сведений о работе на ХБК взять негде, по трудовым книжкам, которые у большинства остались на руках, им начисляют минимальную пенсию.

Однако ценный архив не потерялся окончательно и бесповоротно! Как поговаривают ветераны, бумаги, справки и разные выписки расфасованы по мешкам и брошены в комнату отбельно-красильной фабрики. Нужно просто открыть эту комнату, разложить документы “по полочкам”, и тысячам жителей города сразу станет легче. Родина помнит, Родина знает...

История архива такая. В 1990 г. ХБК приватизировали, он стал называться АООТ “Ореховский текстиль”. Архив в приватизационные ведомости не попал: справки ведь не станки и не “быстрые веретена”, они продукции не дают. В 2000 г. “Ореховский текстиль” обанкротился, вместо него появился ОАО “Оретекс” — и опять архив остался никому не нужным!

Впрочем, почему никому? Уже с тех пор городские и областные чиновники стали решать, как быть с архивом, — ведь там вся социалка градообразующего предприятия. Попросили принять архив (получается, он действительно не утерян!) на баланс Центрального госархива Московской области. Но ЦГАМО заломил счет: 37 млн. 845 тыс. 117 руб. Таких денег у предприятия-банкрота не было, а взваливать на свои плечи “чужие” долги городская администрация не захотела.

Вот с тех самых пор городские чиновники ищут деньги, а пенсионеры — свои документы. Только 8 сентября прошлого года у начальника Управления по делам архивов МО состоялось совещание. Решившее “просить главу г. Орехово-Зуево Кудинова В.А. рассмотреть возможность выделения помещения под хранение документов ОАО “Оретекс”.

Вроде бы помещение такое нашлось. Но его нужно ремонтировать, а на ремонт (3 млн. 63 тыс. руб.) у городской власти опять не нашлось денег. В декабре 2004 г. из Орехова-Зуева отправили письмо на Старую площадь — чтоб помогли средствами из резервного фонда губернатора. Но на него пока нет ни ответа, ни привета.

Сегодня генеральным директором ОАО ГК “Оретекс” является Сергей Бабанов — тот самый, который в свое время был гендиректором Орехово-Зуевского ХБК. Логично предположить, что он по-отечески и должен открыть архив.

21 февраля 2005 г. он ответил своим бывшим труженицам, что “Оретекс” по части архива не является правопреемником ХБК и что вопрос этот не к нему. Прядильщицам и текстильщицам он посоветовал восстанавливать свою зарплату за советский период... по взносам в партийном билете! Эти взносы, если помнит читатель, взимались в размере 1% от зарплаты.

Но не все прядильщицы были коммунистами — раз, не все коммунисты сохранили свои партбилеты — два, а юристы уверены, что партбилет советского образца нынче совсем не документ, это просто смешно, — три.

Но людям предпенсионного возраста не до смеха. Вместе со своей предводительницей — Валентиной Башлыковой — они строчат жалобы во все городские и областные инстанции. 3 марта нынешнего года из городской администрации им пришел ответ за подписью заместителя главы Майорова. В нем он сообщил: “в настоящее время архив закрыт на неопределенный срок в связи с банкротством комбината. И выдача документов невозможна”.

Между тем бывшие работницы ХБК Жигунова, Коровацкая и многие другие уже ушли на минимальную пенсию — 950 руб. Почти по Некрасову: славно жить народу на Руси святой!..




Партнеры