“Водитель” для Сочи

Игорь Толстунов: “Моей собаки на “Кинотавре” не будет”.

8 апреля 2005 в 00:00, просмотров: 744

Профессионалам, да и вообще всем, кто интересуется русским кино, Игоря Толстунова представлять не надо. Один из самых успешных наших продюсеров, на счету которого — две номинации на “Оскар” (“Вор”, “Восток—Запад”) и невозможное количество наград отечественного уровня. Из них “Золотых роз” (главный приз “Кинотавра”) — две: за “Лунного папу” и “Водителя для Веры”. У него за плечами 25 фильмов и ни одного провала. Он начинал с “Любви” Валерия Тодоровского и “Трех историй” Киры Муратовой. Он продюсировал международные проекты — “Восток—Запад” Режиса Варнье с Олегом Меньшиковым, Сергеем Бодровым-младшим и Катрин Денев. Последние достижения — “Водитель для Веры” Павла Чухрая и “Папа” Владимира Машкова.


— Каждый фестиваль — это маленькое государство. Какая программа у нового президента?

— Должность президента как таковая на “Кинотавре” упразднена. Я, подчеркну, являюсь генеральным продюсером. Главное — акт передачи “Кинотавра” продиктован велением времени. Фестиваль должен вернуться к своему изначальному предназначению — быть площадкой, где происходит демонстрация сегодняшнего состояния российского кино. Раньше считали: опять все плохо, потому что денег нет. Сегодня этой замечательной отговорки не существует: если у тебя есть хорошая идея, поверьте, нет проблем с деньгами. Причем даже с серьезными. Сегодня достаточно много хороших и успешных продюсеров — если не понравилось одному, выберет другой.

Сегодня мы хотим, чтобы люди не только прогуливались по пляжу и трепались о том, как прошел тот или иной фильм, а на серьезном уровне обсуждали реальные проблемы. Не только вопросы бизнеса: бюджета, проката, производства, но в первую очередь — творческие: что нужно зрителю? По форме это будут прежде всего “круглые столы”.

— А принцип отбора в конкурс вы измените? Права первой ночи уже не требуется?

— Понимаете, сейчас фильмы делают не для “Кинотавра”, а для зрителя. И мы, конечно, решили, что прокат — для нас не помеха. Главное — проявить новые тенденции. Количество выпущенных за год картин приближается к заветной сотне, как в старые времена.

— Я слышала, вы даже блокбастеры зовете в конкурс?

— Да, это может быть “Бой с тенью”, “Побег” или “Статский советник” — мы пока не определились… Может, в дальнейшем мы сократим время фестиваля. Конкурсная программа будет включать в себя 17—18 фильмов. Найти такое количество фильмов, удовлетворяющих требованиями отборочной комиссии, крайне сложно. Но в этом году как всегда: 1 июня приехали, 2-го — открытие, 12-го закрытие, 13-го уехали. Пока это остается очень удобно с точки зрения организации фестиваля по внешним показателям — 12 июня праздник, и его проведение интересно городу Сочи, с которым мы дружим.

По вечерам по-прежнему на площади перед Зимним театром будут бесплатно показывать кино. Это же праздник для кинематографистов — прийти и увидеть, как три тысячи человек смотрят твой фильм. Такого нет нигде больше.

— То есть вы все-таки взяли списки постоянных гостей, от которых Рудинштейн вам настоятельно советовал отказаться, чтобы вы тут же не разорились?

— Да, я их взял, потому что считаю, традиция должна сохраниться. Мы приглашаем не только съемочные группы со своими картинами, но и вообще — тех, кто интересен индустрии. К сожалению, многие из них заняты в это время, поэтому будем рады позвать хотя бы на день.

— Получается, вы вырыли себе как продюсеру яму. Смогут ли ваши фильмы участвовать в конкурсе “Кинотавра”, если вы его возглавляете?

— Картины, созданные при участии прежних руководителей фестиваля Олега Янковского и Марка Рудинштейна, участвовали в конкурсе. И потом, если мы решим не участвовать, то заранее откажем в праве бороться за приз не столько себе, сколько актерам, режиссерам — участникам съемочных групп. Они-то тут при чем? Да и мы же не глупые люди — покупать “Кинотавр”, чтобы раздавать призы себе и своим друзьям, сразу же дискредитировав фестиваль, зачем?

— Игорь, вы — личность, широко известная в узком кругу профессионалов. Хотя и тут вы — закрытый человек. Пора раскрывать карты. Давайте поговорим о личном. Начнем со вкусов. Ваши любимые фильмы?

— Да… Не готов к ответу… Если назвать то, что я имею в личной видеотеке и действительно пересматриваю… “На последнем дыхании” Годара. Дальше, вы будете смеяться, но — “Броненосец Потемкин”. Когда я его увидел уже после учебы во ВГИКе на каком-то фестивале на большом экране, поразился мощи. Еще я очень люблю “Проверку на дорогах”, “Балладу о солдате”. Из последних открытий — “Часы”, “Герой”… А недавно, знаете, как бывает, зацепился взглядом и не мог оторваться от “Бешеных псов”… К сожалению, у меня нет домашнего кинозала, чтобы не отвлекаясь, посмотреть. Телевизор стоит в гостиной, и, конечно, всегда кто-то мешает. (Смеется.)

— А актеры?

— Это вопрос-провокация. Но если брать не наших, то я смотрю все с Брюсом Уиллисом. Люблю Роберта Де Ниро, Аль Пачино, Дастина Хоффмана. Из женщин — Мэрил Стрип, Глен Клоуз, Джулия Робертс. Видите, все банально… Из молодых мне нравится Колин Фаррел.

— По утрам не бегаете?

— Нет. Зато год назад в первый раз стал на горные лыжи — мне так понравилось! Завидую новому поколению, среди которого многие в свои двадцать не только ведут здоровый образ жизни, занимаются спортом, но и твердо знают, что хотят, и идут к своей цели. Я-то, конечно, одной ногой стою там — в 70—80-х, откуда я родом, оттуда и привычки.

— А вы разве не знаете, чего хотите?

— Ну что вы… Я только задаю себе этот вопрос и не знаю на него ответа. Это честно… Наверное, пора уже найти свою цель в жизни.

— Что было бы написано на вашем щите? Сдержанность?

— Спокойствие. Как говорил Карлсон: “Спокойствие, только спокойствие”.

— Вы не взрываетесь никогда?

— Очень редко, крайне. Я понимаю, таким образом можно решать проблемы, но мой путь — аргументированные доказательства.

— То есть на “Кинотавре” не будет больше никаких скандалов и интриг?

— Я могу сказать только одно: мы не станем в них участвовать. Мы очень хотим, чтобы наши друзья и коллеги поверили, что мы постараемся сделать абсолютно прозрачный фестиваль. Но, конечно, мы оставляем за собой одну прерогативу — приглашаем жюри. Я уже могу сказать, что в этом году его возглавит Галина Борисовна Волчек. Мы ищем людей, максимально неангажированных — в силу своего внутреннего устройства, то есть твердых духом.

Зарубежных звезд в качестве свадебных генералов не будет. Если иностранный актер сыграл в нашем фильме, тогда — пожалуйста.

— И, чтобы избежать скандалов, станете, как заведено, оплачивать пребывание на “Кинотавре” не только актеров и режиссеров, но и их жен, детей, нянь и собачек?

— Если мы приглашаем актера, то заказываем ему номер, и он может привезти с собой и поселить в номере, грубо говоря, кого угодно — жену, подругу, собачку. Но он должен купить жене, подруге, собачке билет и оплатить их питание.

— А свою собачку вы с собой возьмете?

— К сожалению, я не смогу продолжить традицию Марка Григорьевича, собака которого — всем известный пудель Машка — каждый год приезжала на “Кинотавр”, и он даже выходил с ней как с символом на сцену. В моем добермане почти 40 килограммов, поэтому и возить его, и тем более носить, тяжеловато… Так что моей собачки на “Кинотавре” не будет.




Партнеры