Арбенинская весна БИ-2

Свежие рубцы арт- эклектики

8 апреля 2005 в 00:00, просмотров: 540

В наушниках звучит обволакивающая смесь из рока, трип-хопа, пространного речитатива (spoken word по-научному) и двух трудноузнаваемых голосов. Напротив сидит Шура из “Би-2” и с большим удовольствием наблюдает за реакцией “ЗД” на песню. Видимо, почетного титула “Группа года”, которым читатели “ЗД” наградили “Би-2” в итоговых чартах, музыкантам мало. Они снова хотят удивлять своей музыкой. По окончании прослушивания Шура отвечает небольшой вводной лекцией на очевидный вопрос: “Что все это означает?”. Говорит грамотно и с воодушевлением. Ему бы журналистом подрабатывать.


— Это не “Би-2”, а проект “Нечетный Воин”. Идея появилась летом прошлого года, всю осень и начало зимы мы записывались в Москве, а потом улетели с Левой в Австралию, где за полтора месяца свели пластинку. Получился двойной альбом — 21 песня. Первый сингл называется “Медленная Звезда”, где с нами спела Диана Арбенина (“Ночные Снайперы”). Костяк проекта — четыре музыканта: я, Лева, Михаил Карасев и Олег Чехов. Михаил Карасев — мой дядя и гуру для нашей группы. Он нам давно помогает и, кстати, в свое время написал текст песни “Мой Рок-н-Ролл”. В этом проекте все песни написаны им. Олег Чехов тоже наш старый друг. Он аранжировщик, делает вместе с нами саунд. Все остальные — наши друзья и гости. Всего порядка семидесяти музыкантов (струнники, гитаристы барабанщики) плюс 15 певцов. Стилистически весь альбом укладывается в три пласта: singer song writer (авторская музыка, построенная прежде всего на текстах), рок-н-ролл и трип-хоп.

— Но вы уже все это делали на вашем последнем и весьма успешном альбоме “Иномарки”...

— “Иномарки” — это на сто процентов наша пластинка, а здесь все-таки продюсерский проект. Нужно было все придумать и подогнать под единую концепцию. Началось все с того, что у Карася накопились песни, которые можно было сделать в другом звучании, поэкспериментировать. Получился такой арт-проект, внеклассная работа. В 80-х в Питере все очень любили играть друг у друга в группах, но потом это куда-то ушло. Мы вот возродили традицию.

— Песня “Мой Рок-н-Ролл” с Юлей Чечериной была настоящей хит-бомбой. Какие перспективы у нового материала? Радиостанции уже проявили интерес к дуэту с Дианой Арбениной, например?

— Дуэты, кстати, на альбоме не главное — их всего два. А что касается радио, то на всех поп-частотах сказали, будто для них “Медленная Звезда” тяжеловата.

— Не только вам говорят. “Garbage” “облегчили” первый сингл с нового альбома после того, как Би-би-си отказалась ставить его в эфир за очень тяжелые гитары. Вы так не поступите?

— Это неинтересно. Мы никогда ничего не переделывали, только один раз выпустили акустическую версию “Серебра”. Но не из-за того, что ее куда-то не брали, — просто захотелось записаться со струнным квартетом.

— Почему первым синглом выбрали именно дуэт с Арбениной, раз уж дуэты на альбоме далеко не самое важное?

— Года два назад мы написали песню “Нечетный Воин”. Хотели опубликовать, но издатели посчитали, что композиция слишком радикальна. Песня состояла из пяти частей, и такую стилистику мы назвали нелинейная музыка. Разные части можно ставить в любом порядке, но контекст получается один и тот же. Так родилась основная идея проекта, и песня “Медленная Звезда” отлично эту идею отражает. Диана очень харизматичная личность, и мы давно хотели с ней сделать песню. Наконец получилось.

— Но в итоге вы всю ее харизму запрятали в ваших фирменных примочках. Если не пояснить, что поет Арбенина, ее голос ни за что не узнать…

— Первую неделю ротации на радио мы, кстати, не говорим, кто поет. Это чтобы нагнать как можно больше таинственности. Что касается харизмы, то она просто у Дианы по-разному проявляется. Вряд ли стоит говорить о том, что мы открыли еще одну сторону певицы, — это слишком пафосно звучит. Просто Диана очень разносторонний человек и совершенно не противилась нашему подходу к записи.

— Сколько всего на альбоме песен с вашим вокалом?

— Хотели одну-две, но когда у кого-то не получалось, приходилось петь нам, и в итоге получилось наших шесть песен. Остальные 15 исполняют разные вокалисты.

— Среди приглашенных есть Земфира, Лагутенко или Сурганова, например?

— Я обещал хранить все в тайне. Но — так и быть — из тех, кого назвали, нет никого.

— Почему? Не дружите? Или у Сургановой, скажем, харизмы меньше, чем у Дианы?

— Со всеми дружим, и с харизмой у Светы все в порядке. Просто “Медленная Звезда” — идеальная песня именно для Арбениной.

— Когда для записи приглашают так много музыкантов, поневоле возникает подозрение, что у авторов туговато с идеями. Почему бы вам не записать просто новый альбом “Би-2”?

— Мы решили делать его в следующем году. А что касается приглашенных, то просто решили попробовать. Мы любим пробовать разное. И по-английски петь, и музыку для кино писать. Почему бы не сделать еще и концептуальный продюсерский альбом? “Би-2” — эклектичная группа, мы всегда на этом настаивали, и бояться здесь нечего.

— У вас большой опыт работы с нашими рок-дамами. Почему они, на твой взгляд, такие здесь все одинаковые — угловатые, мрачноватые, мужиковатые, грубоватые?.. Нет, понимаешь, гламура а-ля Деби Харри или Гвен Стефани. Только не говори, что нет приличной одежды в магазинах…

— Ха-ха. С одеждой-то действительно туговато. Но, думаю, связано все с российской спецификой. У нас и мужчина, и женщина с гитарой выполняют роль рупора. Если кто-то из наших рок-н-ролльщиц пропоет что-то в духе “люблю-хочу”, то эта дама перестанет быть рок-н-ролльщицей. За границей нет большой разницы между роком и попсой, а здесь эта грань очень явная, и рубцы по-прежнему свежие. Шаг вправо, шаг влево — расстрел.



    Партнеры